Осведомитель. Заговор КГБ… Окончание

«А кто сейчас — Генеральный секретарь ЦК КПСС?» — спросил лишь для того, чтобы сменить неприятную тему. И — услышал невероятное!.. Оказывается, нет уж ни Генерального секретаря, ни ЦК КПСС, ни самой Коммунистической партии, да и Советский Союз канул в небытие, утянув за собою и советский социалистический строй… Страна, став антисоветской и капиталистической, тут же распалась на 15 самостоятельных злобно грызущихся между собою республик… Бред какой-то!.. 

  7. ЗАГОВОР КГБ

…28 сентября 1992-го года Вадим пришёл в себя. Открыв глаза, увидел ослепительно белый больничный потолок над головою, а рядом с койкой — озабоченное лицо медсестрички.

Сразу засуетились врачи, запахло лекарствами, загудели приборы…

Срочно вызвали законную супругу. Нюрка примчалась через полчаса — постаревшая, обрюзгшая, одетая дорого, но с вульгарной безвкусицей, вся — в золотых перстнях, браслетах, кулонах…

Пробуждению от летаргической спячки любимого обрадовалась безмерно.

«Вадик, родной!» — орала радостно, рухнув на кровать с Вадимом как на гроб с покойником перед захоронением, и оросив его лицо воняющими дорогими духами слезами. Вадик не сразу сообразил, что эта за уродливая корова на него упала, а когда вспомнил, что — жена, то вздрогнул…

Спустя несколько часов, когда первоначальные страсти улеглись, и Вадик почувствовал себя увереннее — ему показали зеркало. Он взглянул — одряхлевший, немощный, беспомощно моргающий… Ужас!..

Начал спрашивать – и, слушая ответы, потрясался…

Оказывается, в том далёком уж 1984-м году соседи нашли его на лестнице в бессознательном состоянии, тотчас вызвали «скорую». В больнице поставили диагноз: тяжёлые травмы мозга и позвоночника. Вывести из комы его не удалось, и он был переведён в отделение для коматозных «хроников». Бесчувственно лежащих здесь кормили через зонд, причём кормёжка была такой скудной, что и здоровый через месяц копыта откинет, а что ж про ослабленных тяжелобольных говорить?!.

Выжил Вадим благодаря своему члену… Да-да!.. Его фиктивная жена Нюрка, из сострадания изредка навещавшая его в отделении, однажды неожиданно обнаружила, что вследствие травмы позвоночника половой орган супруга теперь «торчит» круглые сутки, многократно увеличившись в размерах.

Уж не «червячок», а самый настоящий «чурбан»-богатырь!.. С того момента Нюрка стала прибегать в отделение не раз в три дня, а трижды в сутки, и страстно совокуплялась с всегда готовым услужить её потребностям «чурбаном», а в промежутках — обильно вливала через зонд в Вадима жидкую калорийную жратву из принесённых с собою судков. Только благодаря этой регулярной подкормке он и пережил все прошедшие годы, «зависнув» в пограничном состоянии между жизнью и смертью…

И пока он лежал без памяти, жизнь вокруг кипела и бурлила.

«Ты теперь — папа!» — всхлипнув от счастья, сообщила ему Нюрка, показав фото 7-летней некрасивой девочки с угрюмым взглядом. Вадим присмотревшись, скривился… Оказывается, в своё время буфетчице подсказали, что при постановке дома на капремонт и выделении жильцам нового жилья она, в случае рождения ребёнка, вместе с бабкой и мужем получит не две-, а три комнаты. Она помчалась в больницу провела там ночь, и в результате уже 20 ноября 1985-го родила дочку, а 1 декабря – получила долгожданный ордер на 3-комнатку.

Обстоятельства сделали Нюру невероятно активной и пробивной. В частности, в начале 1985-го года она наведалась в деканат исторического факультета, и добилась, чтобы «больного, но регулярно приходящего в сознание» Самсонова восстановили на учёбе, с переводом на заочное отделение. Наняла парочку аспирантов, которые писали контрольные и курсовые от имени Вадима, а каждому из преподавателей, которым он должен был сдавать экзамен, давала «на лапу.». В результате летом 1988-го года лежащий без чувств Вадим без отрыва от койки получил некогда столь желанный им диплом «историка, преподавателя истории и обществоведения».

Заслышав такое, Вадик про себя оскорбился в лучших чувствах. Для него историческая наука — это Храм!.. А для Нюрки – лишь забегаловка, где всё продавалось и покупалось… Стыдоба!.. Но говорить это вслух он не стал, чтобы не обижать человека, которым обязан буквально всем…

«А кто сейчас — Генеральный секретарь ЦК КПСС?» — спросил лишь для того, чтобы сменить неприятную тему. И — услышал невероятное!.. Оказывается, нет уж ни Генерального секретаря, ни ЦК КПСС, ни самой Коммунистической партии, да и Советский Союз канул в небытие, утянув за собою и советский социалистический строй… Страна, став антисоветской и капиталистической, тут же распалась на 15 самостоятельных злобно грызущихся между собою республик… Бред какой-то!..

Чтобы убедить Вадика в реальности произошедшего, Нюрка притащила из библиотеки гору подшивок «Московских новостей», «Огонька» и «Аргументов и фактов» последних лет… Перелистав их, бывший осведомитель ГБ с замиранием сердца узнал, каким образом за истекшие восемь лет была убита насмерть великая советская империя…

И за всём случившимся он явственно чуял зловещий облик Комитета…

…Итак, в феврале 84-го года, оказывается, умер Андропов. Что не затормозило реализацию его гениального замысла (в исполнение бериевских заветов) по уничтожению Советской власти и коммунизма, состоящего из трёх частей:

— ослабить страну и государство;
— озлобить народ против власти;
— переключить эту злобу с власти на советский социалистический строй.

Ну а там — только пальчиком толкнуть, и КПСС вместе с СССР исчезнут…

Главным «локомотивом» разрушения СССР стал желторотый «колхозник» Горбачёв. Год после кончины Андропова кресло для него «грел» ни на что не способный Черненко (за это время «нейтрализовали» до смерти опасного конкурента в борьбе за власть Устинова, и сумели договориться с тоже потенциально опасным Громыко), а затем уж беспрепятственно воцарился «Горбатый»…

Начинал круто, фактически запретив водку, как напиток «вредный и антинародный». Массы разинули рты от возмущённости, но по давней совковой привычке помалкивать на открытый бунт не решились. Тем более, что оказавшийся неутомимым говоруном Михаил Сергеевич ловко перевёл острие гнева протрезвевших трудящихся с себя на Партию и строй в целом.. Дескать, километровые очереди у водочных магазинов — вовсе не потому, что сопливый Генсек запорол косяка, а лишь следствие общей замедленности всего, в стране происходящего… Отсюда вывод: хотите жить лучше — ускорьте темпы… Нужно некое всеобщее Ускорение!..

Номенклатура эту новаторскую идею поддержала, заранее признавая за каждым из воцарившихся Лидеров право иметь в голове персональных тараканов. Сталин любил расстрелы, Хрущёв — кукурузу, Брежнев — застой, ну а «Горбатый» — Ускорение… Что ж, будем ускоряться!.. (А того не поняли партийные дуболомы, что не очередную компанию переживают, а начало конца столь привычного им Старого Мира…)

Государственная машина набрала обороты — и тут же задребезжала, вибрируя и буксуя, доказывая тем самым свою неэффективность. Казалось бы, выход очевиден: сбавь обороты — и спокойно, без всякой спешки, совершенствуй тот строй и то общество, на базе которых существуешь…

Но не для того Горбачёва привели к власти, чтобы он тянул резину!..

«Нужна Перестройка партии и страны!.. Это позволит сделать Ускорение могучим и необратимым!» — объявил он.

И опять кадры привычно взяла «под козырёк», явно не понимая, что перестройка бешено ускорившегося государственного механизма аналогична смене колёс в автомобиле на полном ходу. Куда ни рули — всё равно шарахнешься в канаву!..

Номенклатурщики ещё не раскусили досконально, что это за Перестройка, и с чем её едят, как вдруг из ниоткуда в считанные месяцы во всех сферах нашей действительности возникла многочисленная армия самозваных «прорабов Перестройки» различного уровня, мгновенно перехвативших инициативу у партийных чинуш…

О, Вадим прекрасно понял, кто заранее сформировал, идейно вооружил и организационно сплотил эту армаду «прорабов»… Вмиг прозрел: «Вот для чего и меня самого готовили — для этой же цели!..»

Перестройка социализма имела конечной целью уничтожение самого социализма, но об этом «прорабы» скромно умалчивали, призывая совсем к другому — к радикальному обновлению, возврату к ПОДЛИННОМУ ленинизму, и построению на базе оного «социализма с человеческим лицом».

Окажись Вадик сейчас в середине 80-х — наверняка поверил бы в эти лозунги всею душою, усердно заколотил бы в перестроечные барабаны, и всё такое… Но, наблюдая за произошедшим уж «задним числом», и имея
возможность наглядно удостоверяться, к чему ж эти лозунги привели в итоге – он лишь скорбел душою…

Как начали на ходу менять колёса — так госмашина сразу завиляла, грозя опрокинуться. На страну надвигалась страшное зло — Эра техногенных, социальных, политических и гуманитарных катастроф, первой из которых был взрыв на Чернобыльской АЭС. Сама она взорвалась, по причине присущего втесавшихся и в атомную энергетику «прорабов» безумного авантюризма, или «помогли» эксперты из КГБ — уж никогда не узнают, но именно этот взрыв нанёс первый мощный удар и по советской экономике, и по общественному порядку, вселив в население страх и постоянное беспокойство… Не добавила душевного покоя людям и ужасная гибель в том же 1986-м году теплохода «Адмирал Нахимов» (тоже по недопрояснённым причинам)…

Тогда лишь номенклатура впервые публично зароптала… Но Горбачёв, будучи начеку, тут же раздул давнее «узбекское дело», превратив его в гигантскую воронку, которая втягивала в себя всё новых и новых партийных, советских и хозяйственных руководителей различного калибра, калеча и ломая их судьбы… Перспектива быть втянутым в мясорубку публичных шельмований и массовых арестов заставила партийные кадры прикусить язык, и в результате их малодушия «прорабам Перестройки» не оказывалось должного сопротивления…

Набирающая крутизну волна перемен вымела сперва из Политбюро, а затем и из ЦК номенклатурное «старичьё», в том числе — и Гришина, коего Вадик некогда наивно прочил в Генсеки (на излёте Перестройки этот оказавшийся мыльным пузырём деятель умер от инфаркта, да ещё где — в очереди, при оформлении себе пенсии в «рядовом» райсобесе), и оказавшего решающую поддержку горбачёвскому воцарению Громыко (в «Собеседнике» был снимок: всё советское руководство конца 80-х улыбчиво голосует за его отставку, и лишь унылый Громыко не тянет к верху руку; — того не знали, дуралеи, что очень скоро Горбачёв избавится и от них самих)…

Оплотом и главным орудием «прорабов» стали «супер-пупер-демократические» СМИ, регулярно подливающие бензин в огонь народных настроений, и хором втаптывающие в грязь всякого, кто благоразумно вопрошал: «Но куда же в итоге приземлится самолёт перестройки?» А самолёт ведь летел явно не по объявленному маршруту, но находящимся на его борту пассажирам знать этого не полагалось…

Московский горком возглавил очередной выдвиженец Андропова Ельцин, быстро освоившийся с ролью партийного хулигана и провокатора. Опытной рукой искусственно взъярённые против властей народные массы сделали его вначале своим идолом, а затем – и тем знаменем, под которым разномастные «прорабы» повели их на разрушение собственной державы…

…Алгоритм событий был таков: чем больше «перестраивается» страна — тем тяжелее жизнь и возмущённей массы, тем активнее люди на митингах и забастовках требуют «ускорить необходимую для Ускорения Перестройку», тем ещё больше «перестраиваются», и тем ещё хуже живут… Выход из этого замкнутого круга один: до предела наэлектризованное общество однажды взорвётся, раз и навсегда похоронив социализм!..

…С 1988-го года «прорабы Перестройки» разом (как по команде!) сменили вектор движения. Если раньше ими «улучшался и развивался социализм», а «хороший» Ленин и «полу — хороший» Хрущёв противопоставлялся «плохим» Сталину и Брежневу, то теперь они объявили, что социализм — это главное зло ХХ века, а вчерашний кумир демократических СМИ Ленин и вовсе — подлец, негодяй, мерзавец, деспот, кровавый палач, жестокий убийца, ужасный губитель России, да ещё и жалкий сифилитик в придачу… Как это вяжется с вчерашними клятвами на верность «ПОДЛИННОМУ ленинизму»?.. Да никак не вяжется!.. Массы были уж достаточно зомбированы, не обращая внимание на подобные нестыковки…

Из «подлинно-ленинцев» перестройщики как-то вдруг и дружно стали демократами и «рыночниками». Всеобщий развал и разруха конца 80-х сравнивалась ими с реалиями царской России относительно сытого 1913-го года, и радостно констатировалось: с тех пор жизнь значительно ухудшилась… Кто ж виноват в том, что всё сейчас настолько плохо?.. Дык коммунисты ж и виноваты!.. Все 70 лет своего бесовского правления грабили народ, оставив его в итоге без порток!.. Но стоит только ликвидировать Коммунистическую партию с Советской властью, а также сменить командно-административную Систему рыночной экономикой, как зарплаты вырастут, цены понизятся, в магазинах появится всё, и народ — зажирует!.. Отсюда лозунг дня: долой коммунистов!

Несколько раз в СМИ той поры Вадим натыкался на хорошо знакомого ему Сергея Анатольевича Зубова. Разумеется, тот оказался на самом виду: профессор, проректор московского вуза, активный деятель демдвижения, народный депутат… «Надо очистить демократический лагерь от не до конца разоблачённых гэбешных осведомителей!» — задорно восклицал он в одном из интервью. Вадик только головой покачал: «Всё ж таки сволочь ты, Анатольич…» Потом Зубов как-то разом исчез с газетных страниц – то ли заболел, то ли свалил за бугор, а может — просто залёг на дно, испугавшись чего-то…

В 1989-м году (словно по команде!) развалились и рухнули все соцрежимы .Восточной Европы — ГДР, Польша, Болгария, Венгрия, Чехословакия, Румыния, Югославия… Почему — настолько уж одновременно?.. Не всесильная ли агентура КГБ в соцстранах за этим стояла?.. Нет ответа…

До краха СССР оставались долгих два года. Казалось бы, на примере Восточной Европы партийные номенклатурщики должны были
догадаться, что происходит, и чем кончится… Были и время, и должный
опыт, и необходимые ресурсы для свержения Горбачёва и решительного разгрома «прорабов»… Не было лишь главного: политической воли!..

В решающую минуту наглядно прояснилось, что советский социалистический строй безнадёжно прогнил, внутренних сил для самозащиты в нём не осталось, и удерживается от падения он лишь инерцией былого величия…

Каждый из номенклатурщиков по отдельности трясся за собственную шкуру, не желая лишиться кормушки, а то и оказаться в каталажке как «разложившийся казнокрад», номенклатура же в целом как класс — трусливо самоустранилась от происходящего, решив: «как будет – так пусть и будет»… Впрочем, самые тупые всё ещё рассчитывали, что либо «Горбачёв одумается и свернёт головы перестройщикам», либо «КГБ захватит власть и всё исправит!» Ага – разбежались!..

…Что в самом деле случилось в августе 1991-го года — можно только гадать. Одна из возможных версий: КГБ спровоцировал номенклатуру на назревшее и запоздавшее восстание против Горбачёва, гарантировав свою поддержку чисто чекисткими методами (то есть в «День Икс» Ельцин и ельцинисты будут-де физически нейтрализованы).

Но в решающую минуту Комитет лукаво спассивничал, оставив «прорабов Перестройки» на свободе, в результате те мигом организовали массы на мощный отпор, и опереточный ГКЧП был разгромлен… Последний шанс спасти КПСС и социализм бездарно упустили!.. (Являлся ли главой антипартийного заговора последний Председатель КГБ СССР Крючков, или же и он был подставлен группой кагебистких генералов — какая, в сущности, разница?..)

…Вот таким образом в конце 1991-го года СССР и прекратил своё существование. Далее — резкое повышение цен при столь же резком снижении реальной зарплаты, как следствие — невероятное падение жизненного уровня масс, на фоне стремительного обогащения отдельных ловкачей и пройдох… Когда схлынула волна революционного энтузиазма, и стало ясно, что плохое народ сменил на худшее — начался массовый падёж населения…

А как же демократы-«рыночники», совсем недавно обещавшие народу райские кущи после свержения коммунизма?.. Да никак. По разному, и с различной степенью удачливости, но всё они вполне благополучно пристроились к новой жизни, ускользая от её минусов, и успешно используя плюсы… Стыдно ли им?.. Больно ли им за миллионы пошедших за ними, и оказавшихся в результате этого похода в нищете и отчаянии?.. Ну разумеется — и стыдно, и больно!.. Именно об этом экс-«прорабы» и живописуют в своих речах и статьях, зашибая на этом очередную копеечку для собственного небедного существования…

Самсонов был обречён протопать той же дорожкой, и лишь его фарс-мажор помел этому. Так и не переродился он из простого советского человека через «подлинно-ленинца» в демократы-«рыночники»… Эмбрион «прораба Перестройки» окаменело застыл в его душе, не самореализовавшись, и Вадик встретился с 1992-м годом всё таким же — простым и советским…

…Спросите: но почему же не КГБ ныне у власти?..

А — рано ещё… Пусть окончательно «устаканится» капитализм, пережив самые «дикие» этапы своего формирования, пусть полностью отомрёт ненужный новому строю социальный «балласт» (миллионы, если не десятки миллионов стариков, инвалидов, просто недеятельных и пассивных — обречены на смерть от лишений и болячек)… И лишь тогда КГБ (неважно, под каким именем) поставит у державного руля СВОЕГО, и с его помощью чекисты наконец-то станут олигархами…

Они исполнят давний завет Лаврентия Павловича!.. Устранив КПСС как ненужную прослойку между собою и народом, и сменив научный коммунизм на куда более жизненную идеологию личного обогащения и процветания, Комитет сотворит новое, буржуазно-чекисткое государство, которому рано или поздно подчинится весь мир!..

…Осталось рассказать немногое.

Вот как Нюрка вполне вписалась в реалии новой эпохи!.. Вначале она открыла на месте прежнего студенческого буфета уютное кафе, а затем, раскрутившись, став владелицей уже целой сети ресторанчиков. (Кстати, весь свой бизнес она из осторожности записала на имя Вадима).

ЭТО у неё теперь чисто выбрито, но всё равно — неопрятно. Сексом с нею Самсонову приходится заниматься трижды в день, причём без всякого удовольствия, поскольку его «чурбан» почти бесчувственен, как и всё ниже пояса. Огромное багровое полено между двух худеньких ножек… Кстати, ходить Вадик пока что может только на костылях.

Он ещё не выписался из больницы — Нюрка обещала забрать его, как только кончит ремонт в недавно купленном особнячке.

Бывший их сосед Стасис Бастис, по нюркиным словам, как-то внезапно сорвался с места и укатил домой в Литву ещё в 1984-м году… С конца 80-х годов он — видный деятель тамошних националистов, чуть ли не министр в правительстве независимой Литовской республики. «Кто бы мог подумать!» — при этом воскликнула Нюрка. Вадик скорбно усмехнулся…

После долгих колебаний однажды Вадик попросил Нюру позвонить в областное управление госбезопасности («не знаю, как они сейчас называются…»), попросить к телефону Петра Игнатова, и если таковой сыщется — пригласить его навестить в больнице Самсонова…

И Игнатов — нашёлся!.. За эти восемь с хвостиком лет товарищ старший лейтенант стал господином подполковником, Немножко увядший и перезревший, но ещё вполне бодрый и чертовски дружелюбный, он появился в палате у Вадима уже на следующий день. Вместе с ним явился некий мрачный тип с отвратной мордой — такие хари в фильмах обычно принадлежат садистам-маньякам или гестаповским истязателям.

Оба были в трёпанных плащах рабоче-крестянского вид — конспировались, надо полагать…

«Гестповец» устроился в дальнем углу, до конца разговора не проронив ни звука, зато Петя балагурил во всю!.. Рассказал кучу смешной всячины, передал привет от Юрия Юрьевича («уж — генерал в отставке, ныне в банке работает, зампредом…»), тысячу раз ободрительно похлопал Вадика по плечу, столько же раз честно заверил: «Мы с товарищами все эти годы только и думали, когда ж ты очухаешься и встанешь в общий строй!»

Почему-то ему не верилось, но всё равно — слушать было приятно.

Косясь на тихушничающего мордоворота, Вадик вдруг понял затаённый смысл его присутствия здесь: деликатный Петя не хотел пугать Вадику напоминаниями, что случится с ним, вздумай он когда-нибудь открыть рот о вышеописанных событиях многолетней давности, но ПРЕДУПРЕДИТЬ — считал полезным. Вот присутствие этого самого мордоворота и было этаким молчаливым предупреждением. Дескать, «ляпнешь лишнее — попадёшь в руки этого страшилы…»

Хотя ещё разобраться, кто из этих парочки на самом деле — страшней и опасней…

В конце беседы Петя бодро предложил Самсонову вновь подключиться к оперативным делам, и в частности деловито сообщил: «Энские коммуняки готовят к празднованию очередную Октября какую-то бучу… Не хотел бы заняться ими?.. Может, после выписки — наведаешься к ним в горком?.. Он у них в подвальчике, на Барнаульской… Притопай на костылях, представься воином-афганцем, притворись, что до сих пор сам — убежденный коммуняка…»

И Петя ухмыльнулся, всем своим видом извиняясь, что предлагает Вадику такую по нынешним временам глупость, как признание в коммунистических убеждениях… Мордоворот тоже иронично дрогнул щекой, явно соглашаясь с шефом в оценке нынешних коммунистов как безнадёжных Даунов. А ведь наверняка совсем недавно тоже носил партбилет в кармане!

Вадик дрогнул бровью. И произнёс с невыразимой душевной мукой: «Никак не могу притвориться убеждённым коммунистом… Потому что был и есть — убеждённый коммунист!»

И он горько разрыдался.

…Выйдя из библиотеки, он поплёлся прочь. На одном из перекрёстком о чём-то шумно дискутировали митингующие. Судя по развевающимся красным знамёнам, это были коммунисты. И надо же было так случиться, что в людской толчее Вадик наткнулся на Петю Игнатова! Слегка постаревшего, но всё так же обаятельного. Наверняка уже не старлея, а как минимум подполковника… Стоял в трёпанной куртке, и с лёгкой усмешкой слушал ораторов. Увидев Вадика (и явно — уже зная о том, что тот всё это время лежал в больнице, и лишь недавно очнулся), обрадовался:
-А, это ты… Подключайся к работе!.. Внедрим тебя к коммунякам… Сейчас насвистишь им, что стоишь на позициях марксизма-ленинизма, а когда они тебе поверят – скажешь, что… что… Э, ты куда?

— Я и вправду стою на позициях марксизма-ленинизма! — мрачно ответил Вадик, оттолкнул Петю и поплёлся прочь.

Ему было невыносимо тяжко…

Жить – не хотелось.

Конец.

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: