Африканская «маркиза»: воспоминания о войне в Анголе

Ходили мы походам, и довелось мне в период своей боевой молодости оказаться в противоположном полушарии земного шарика довольно далеко от просторов отчизны. Аж в Анголе. Процесс нахождения был длительным, три года. В то время все это называлось выполнением интернационального долга.

Советско-ангольское боевое содружество крепилось не только в боях, но и за совместными трапезами.
Фото с сайта «Клуб ветеранов Анголы»

«О-о-о!.. Это Африка…» Этими словами из не столь давно бывшей на слуху песни, начну свое повествование.

В Анголе шла гражданская война. Советский Союз оказывал помощь одной из воюющих сторон не только материальными ресурсами, но и направлением своих сынов в качестве советников и специалистов. Наверно, это называется экспортом революции.

Как и любая страна, в которой происходят революционные преобразования, Ангола в то время представляла жалкое зрелище с порушенным хозяйством. Ресурсы и потенциал, созданный Португалией за годы колониального рабства, уже были практически растрачены. И, конечно, свежими глазами жителя страны развитого социализма, было удивительно смотреть на отдельные пережитки капитализма.

В стране был дефицит продуктов питания, и мы часто наблюдали копошащихся в помойках и свалках мусора ангольцев в поисках куска хлеба или чего-нибудь съедобного. (В то время я и в кошмарном сне не мог себе представить, что эта картина скоро ожидает мою Родину и буду я наблюдать, как в помойках роются наши старики-пенсионеры и бездомные.)

Но что-то я отвлекся.

Как бы то ни было – война войной, а кушать надо.

Для решения этой задачи, для обеспечения наших советников и специалистов и членов их семей при советской военной миссии в Луанде был создан торгово-закупочный кооператив. Была своя столовая, свой магазин. Продукты в основном доставлялись морским путем из Советского Союза. Для обеспечения работы столовой овощи и фрукты закупались у местных производителей, которых было не так уж и много в стране, где идет война. При кооперативе было выборное правление, куда я и угодил в качестве общественной нагрузки к моим основным функциям специалиста по ремонту радиотехнических средств кораблей ВМФ Анголы.

В составе правления было только два молодых его члена: капитан ВВС и я, капитан-лейтенант флота, костяк правления составляли советники с воинским званием не ниже полковника. Так что решение всевозможных практических вопросов в работе кооператива легли на наши с капитаном худые плечи. Я был стивидором по разгрузке доставляемых грузов в адрес кооператива на наших кораблях.

Капитан ВВС мотался по Анголе в поисках витаминов, то есть овощей и фруктов. Порой мне приходилось подменять его в этой деятельности. Но этому я был только рад, потому что смог побывать и увидеть другие районы Анголы, далекие от побережья Атлантического океана.

Так и случилось, в столовой миссии закончилась морковь, капитан в это время болел, и отправили меня на ее поиски в провинцию Лубанго. Надо было найти всего-то 60 кг «маркизы», так на португальском языке прозывается эта самая обыкновенная морковь. Выполнять сию операцию я должен был не один, оказывать мне полное содействие поручили опытному нашему советнику начальника тыла местного лубангского гарнизона.

Под отчет на покупку моркови я получил местную валюту – кванзы, за которые мне надо было впоследствии отчитаться. Кто был в Анголе, цену этой валюте знает. Но выдавали мне ее по твердому курсу доллара. И отчитаться надо было по твердому курсу.

Вот в поисках «маркизы» с нашим советником, полковником по воинскому званию, мы и стали прочесывать местные окрестности на советской «Волге». Надо сказать, природа в провинции Лубанго просто изумительная! Напоминает природу нашего Крыма (теперь уже не нашего). И если бы не маячащие вдоль обочины фигуры местных аборигенов, казалось, что находишься недалеко от Севастополя.

Ездили мы долго по всем местным фазендам, то есть огородам, с хозяевами которых у нашего полковника, настоящего работника тыла, давно уже были установлены довольно теплые деловые контакты. Ездили долго и безрезультатно, ну нет моркови, всю съели.

Случайно вдалеке нами был замечен отдельно стоящий местный хутор, в который мы и заехали. Вот тогда я и увидел настоящую самобытную Африку с ее аборигенами и прелестями жизни, настоящую Африку с ее кимбами – что-то вроде наших землянок под соломенной крышей. У женщин, как в кино, из одежды только бусы и юбочки из соломы. Детей много, и все голые.

Мужик один, одет в обноски и без ботинок. Я так думаю, что он и был отцом всего этого гарема, так сказать местным вождем. К нашей радости вождь племени хорошо знал португальский язык, и опрос показал, что «маркиза» в огороде присутствует и не вся еще съедена. Местных расценок на товары и услуги я не знал, так что всю торговлю осуществлял наш опытный представитель тыла Советской Армии. Торг прошел успешно и привел к взаимному удовлетворению договаривающихся сторон.

По команде вождя дамы радостно побежали рвать морковь. И тут назрел вопрос, как мы все это будем в местных диких условиях взвешивать? На поставленный вопрос пахан племени сказал, что нет проблем, и, к нашему удивлению, из недр одной из своих кимб достал обыкновенные весы. Весы большие, напольные, такими в наших овощных магазинах раньше мешками взвешивали картошку. И точность у них соответствующая, плюс-минус 5 кг.

Для понимания дальнейшего повествования следует сказать, что вес мой в килограммах всегда был стабильным и составлял 65 кг вместе с ботинками.

Дальше наш диалог с полковником выглядел примерно так.

Полковник: «Понимаешь, Юра (это я). Мы сейчас взвесим морковь, нас на… т килограмм на пять… Что мы с тобой будем делать? Особенно ты, когда будешь «к расчету стройся», при сдаче ее в столовую миссии… Мы сейчас с тобой заплатим, а при нехватке веса с тебя сдерут валюту, но только не те кванзы, которые сейчас платим, а кванзы долларовые, и будет для тебя эта морковка, Юра, ну просто золотая…»

Тут я вспомнил о своем уникальном весе, в смысле 65 кг вместе с ботинками.

«Товарищ полковник, а давайте взвесим для начала меня, худого, покажут весы 65 килограммов, тогда я гарантирую их точность на все сто», – сказал я.

В нашей ситуации это был хоть какой-то выход. Я встал на весы. Весы показали 65 кг, причем ровно. Сомнений больше не было, мы окончательно решились на куплю-продажу, что успешно и выполнили.

Вернулся я обратно в Луанду и сдаю морковь в столовую. Процесс взвешивания купленного товара проходит на высокоточных электронных весах. Весы показывают живой вес моркови 65 кг 100 г. Миссия моя выполнена успешно. Претензий к качеству «маркизы» и ее вкусу не было.

Вот и все. Даже в отдаленных уголках дикой Африки есть осколки благ цивилизации.

Ну а вес мой с тех пор не изменился.

Юрий Ласьков, Независимое военное обозрение

Юрий Ласьков родился в СССР в 1955 году. Детство прошло на Байконуре, а отрочество — во Владимире. Мечта детства стать военным осуществилась во ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Служил на Северном флоте. Выполнял интернациональный долг в Анголе. Добросовестно боролся за качество продукции в военпредстве и в системе контроля военных представительств МО РФ. Капитан 1 ранга запаса. Женат. Вырастил сына и дочь. Продолжает непримиримую борьбу за качество военной продукции на одном из предприятий города Москвы.

Читайте также: