Охота на крокодила в Африке. Трагическая комедия в трёх актах

Вниманию читателей «УК» — бестселлер. Эти записки нашего земляка, оказавшегося по извращенной прихоти судьбы в беднейшей стране мира — африканском Буркина Фасо (в переводе — «родина честных людей»). Что такое политика в ее первозданно-первобытном виде? Почему африканец — враг «красной книги»? Почему Украина — уже почти Африка? Ответы — ниже. Открытию охоты и очередной избирательной компании в Украине посвящается… 

Я, как и раньше, готов вместе с вами изучать флору и фауну стран южнее Сахары. Мы с вами помчимся по бескрайним просторам Саванны… естественно, в пределах интернета. Ну а если кто и захочет присоединится живьём… то милости просим!

Дорогие друзья, хочу поздравить ВСЕХ с открытием охотничьего сезона! Пожелать нужной погоды и хорошей компании!

Я пишу из Африки, 3.5 года пребываю в Буркина-Фасо (это бывшая Верхняя Вольта). Почти каменный век, вернее, начало железного. Я занимаюсь охотой, заготовкой кожи рептилий и редких видов животных; зарегистрировал ферму по разведению рептилий.

Хочу вам сообщить, что охота в Буркина на рептилий запрещена в связи с тем, что они являются священными. Но (обратите внимание, всегда есть «но») в Буркина есть этнические группы, основной промысел которых — ОХОТА (как правило, туристам их не показывают).

Для получения разрешения на отстрел надо получить три подписи:
1. подпись местного Депутата;
2. отпечаток пальца Вождя деревни;
3. отпечаток пальца Колдуна («священника», оберегающего тех же священных крокодилов).

С местным депутатом вопросов не возникло, я у него работал советником по экономическим вопросам (пока война не началась…), но с Вождем и Колдуном пришлось побороться…

(В Западной Африке родные — так называемые «тупомордые крокодилы», но их почти всех поотстреливали в колониальную эпоху. А вместо них французы завезли (и развели) южно-американских кайманов (плодятся лучше).

…Я сделал небольшие подарки для Вождя и Колдуна и прочитал им лекцию о рептилиях, обратив их внимание на небольшое несовпадение: «кайман не есть крокодил, хотя и похож»). Через три дня они созрели, и вот уже 3.5 года проблем не возникало. Спасибо моему Богу!

Естественно, поначалу меня самого к крокодилам никто не пустил. Они послали охотника подстрелить одного — ночью. Я не спал всю ночь, точил ножик и дрожал от предвкушения. И вот утро!.. Охотник его припер в здоровом мешке; я — с наточенным ножиком в ожидании того, как я буду снимать шкур. Он его викинул из мешка, и ОНО… поползло обратно на берег!

Негры кинулись в разные стороны, а у меня в башке только одна мысль: «Уходит, гад!» Ну, я и прыгнул на него сверху всеми своими 80-тью килограммами, ну и засунул ему ножик прямо в горло (если это можно так назвать)! Но, я думаю, что крокодил был раздавлен мною, и я вместо контрольного выстрела нанес ему смертельный удар в … шею (я не знаю, как это место назвать точнее). Потом шкура, естественно, успешно была снята, а мясо съедено.

Это был мой первый крокодил в Буркина. Но до этого я уже разбирался с ними в Конго (Бразавиле), Габоне, Камеруне, Кот-Дивуаре и Мали.

Если честно, то стрелять крокодилов не очень азартно, у них нет естественных врагов; они стрелка рассматривают, как мясо (добычу) или как обезьяну (я точно не знаю, надо у колдуна спросить). Опасность есть, когда ты за ним после выстрела лезешь — другие крокодилы могут тебя сожрать. Охота днем — это с лодки (не очень опасно); охота ночью — с берега, при помощи лампы: крокодил выходит на берег и прячется в траве, светишь лампой, слепишь его, потом — выстрел… Но это не утки, нет того азарта!

Вождь. Депутат. Колдун

Вождь. Депутат. Колдун

Колдун

Я и колдун

…вот так мы и договорились…

…После того, как все убедились, что крокодил мертв, а я жив и невредим, они разразились безудержным весельем! Бабы потащили кастрюли и начали разводить огонь. Крокодила отнесли за дом и приступили к снятию кожи. Я просил снять ее чулком, ну с головой и спиной… Негр выслушал меня и с размаху хряпнул крокодила по голове мачете… и отрубил ее! Ну баран, черножопый баран… что с него взять! Ладно, думаю, это не последний крокодил. Мне б только узнать, где они их стреляют!

…Шкуру с живота забрал депутат; я за мясо уплатил охотнику $5 и еще дал пачку патронов. Бабы развели огонь и поставили две кастрюли: одну с водой, вторую с маслом (фритюр) — мне как специалисту это было крайне интересно (я техник-технолог приготовления пищи). Порубанные куски слегка сварили в воде, затем довели до готовности во фритюре, пересыпали солью, перекинули в миску и подали. Очень вкусно, кайман попался молодой.

Жрали молча и быстро. Я сделал вывод ,что они его едят первый раз в жизни, и я открыл для них еще один способ добывать мясо.

Наступила ночь, именно наступила — как сапогом. Учитывая близость экватора, световой день — 12 часов, и в 19 становится резко темно. Негры пригласили музыкантов из соседней деревни (мы на хуторе) — три барабанщика и одного гитариста… Купили три литра самогонки… И началось бурное веселье… Это для отпугивания диких зверей, у негров это генетически заложено; они панически боятся ночи, они вообще много чего боятся! И посреди этого веселья я тихонько пошёл спать; выкурил сигаретку, посмотрел на звезды, накрылся простынею с головой и уснул на три часа, до рассвета…

Утро. Разбудили бараны, начали блеять — хотели жрать. Потихоньку собрались и остальные, вылезли кто откуда… из машины, из-под машины… колодца… крыши… Гуляли знатно, до потери пульса… Дали мне ружьё, хорошее, французское (как называется не зню, написано «маде ин Франсе») — ствол длинный, как у 21-МЦ12, а, может, и длиннее, + один патрон «тройка» (контейнер). Отъехали в саванну и начали бродить, поделившись на пары, так как у всех однодулки.

Я слышу — депутат стреляет , а у меня голяк… Кроме ящериц и скорпионов нет ничего. А мне выстрелить хочется, аж руки трусятся; ну, я и выбрал ящерицу (длинной 50 сантиметров)… она на камне сидит, голову задрав, расстояние 10 метров. Я целюсь в туловище… выстрел… и от нее остались только голова и хвост (ну, я их собрал «для отчета»)!

По окончании моих боеприпасов (один патрон!) охота была закончена! Депутат настрелял 6 куропаток, а я голову и хвост от ящерицы… И как начали они надо мною смеяться, подъ…бывать, мне аж стало неудобно за мою Родину! Я, правда, посчитал, что оправдываться тут не перед кем (это не наш УООР), и не за что. Мне надо было опробовать ствол и прицел. У меня росту 1метр 67 сантиметров, а ружьё, как минимум, на двухметрового бычка!..

Вечером безумное веселье повторилось: самогонка, барабаны… Депутат припер двух тёлок (страшных и жирных баб), и так перед ними распинался, как перед английскими королевами… В общем, он их потом и употребил… Утром дал им по $2.

Утро, негры продолжают смеяться над моей ящерицей. Думаю: ну-ну гады… давай-давай… Мне как лоху жуют, что стрелять сегодня надо в птицу, ну и так далее, и это порядком начинает утомлять. Я размышляю про себя: «…в Вишенках, под Киевом, я и Сотник Виталя на двоих выстрелили 400 патронов за два часа по пластиковым бутылкам — пристреливались, а эти папуасы просто издеваются.

Кузен депутата чешет мне: «Женя, один патрон — это на две куропатки…» Я отвечаю: «Понял, базара нет, надо было вчера сказать…» Залезли в убитый «ЛендРовер» и попёрли. Ну, племя Хамское, есть Бог, и Он знает, что вы неправы! В машине я по-тихому меняю за 2 сигареты мой патрон («тройку» — конт) на нормальную «семерку». Зарядил. Минут через пять депутат бьёт куропатку с переднего сиденья и смотрит на меня, как на лоха. Ну-ну… Минут через десять я заметил по левому борту небольшой табунчик, 6-7 штук куропаток, в пяти метрах от дороги в кустах. Водила тихонько подал машину вперед, я выбрал положение, когда четыре головы сошлись с прицелом… выстрелил… Три курицы остались лежать на месте, один подранок был добит кузеном.

Я думал, придётся доказывать, что четвертая курица — моя, но обошлось без этой трагедии. Через 20 минут депутат с явно испорченным настроением приказал возвращаться. С хорошим выстрелом меня поздравил только кузен (нормальный тип). После этого выстрела мне каждый охотник с почтением и уважением предлагал свое ружьё (но этот кошмар противно в руки брать, не то что б из него стрелять).

Вечером продолжение безумного веселья, я участвую только в официальной части (поедании куропаток).

Утром решили поехать на озеро поискать крокодилов, по дороге к нам присоединилась целая банда велосипедистов, охотников, вооруженных кто чем — мачете, рогатки, палки, самопалы (!). Приехали на берег. До крокодилов на острове 200 метров, между ними и нами четыре бегемота, а лодки НЕТ!.. Ну бараны! Один охотник предложил мне пальнуть из самопала; он засыпал порох из двух патронов (12 калибр), поверху положил дроби и запыжевал газетой. Он хотел увидеть, как я буду падать на задницу от отдачи… Я стреляю в воздух — ну, чтоб считалось, уперев самопал в землю… Отдача и выстрел такой силы… ну как бы я держал пушку-«сорокопятку» за ствол! Я слегка оглох…

После озера мы осмотрели посадку, но ничего не нашли.. Местные сказали, что мой выстрел распугал всю дичь, я немного их подправил: «…а дробь навесом убила всех куропаток…» Все смеются, но желающих идти искать битую дичь нет.

Вождь соседней деревни прислал сына с приглашением на обед. Церемония встречи: я своим лбом должен прикоснуться четыре раза ко лбу негра (на память пришёл Бокаса-людоед). На обед подавали рис с перцем «пима», гусениц «шитуму» под соусом и гиену, жареную на углях. Восхитительно!

После обеда возвращаемся на базу, посредине дороги закончился бензин. Это ни у кого удивления не вызвало, кроме меня. Я не понял, как можно ехать на охоту без бензина… оказалось, можно. Водила поехал на вело искать топливо, а мы обследовали окрестности. Я нашел скорпионов, ящериц и кости коров; привезли бензин, и мы без приключений вернулись на базу. Потом душ, вернее, по ведру воды на человека; ладно, будем без ванны…

Вечером продолжение концерта, негры нажрались пива и виски, сожрали депутатского барана. Я устал, жара днем +45-47С, ночью +30-35. И это после того, как в Киеве было -15, а в Москве — 20С! Такие перепады температуры нелегко выдержать. Я по-тихому отваливаю в саванну на 100-150 метров; фонарик, сигарета, палка… нашел пенек метровой высоты, влез на него, сигу курю, балдею, смотрю на звезды. Только перестал потеть, как мой слух уловил легкое шуршание. Посветив фонариком, метрах в пяти от меня я увидел змею, она явно валила от этого дурацкого концерта.

Я взял в левую руку палку и фонарь, а правой поднял камень, размахнулся и бросил, попал прямо в нее, поднял второй и опять попал прямо по ней! Змеюка повернула голову в мою сторону… И тут я снова влез на пенек с ногами — очко не железное! Стою, смотрю, думаю: только подползи, гадина!.. Свечу на нее фонариком, она не шевелится. Я решил рискнуть, слез с пенька и зашел к ней с тыла и ну давай лупить ее палкой! Я скакал вокруг нее, как то шимпанзе… Убедившись, что она больше на змею не похожа, а, скорей, на отбивную, взял ее за хвост и принес в лагерь. И что тут началось…

Депутат подобрал ноги на стул,негры молча отошли на десять метров, а бабы начали выть и орать. Я скромно спросил, в чем дело. Оказалось, что это зеленая «мамба», и если есть одна, то есть и другая. Я предложил искать вторую, желающих не нашлось. Тогда я предложил ее сожрать. Но мне сказали, что если уколоться костью этой змеи, то это все равно, что она укусит (брешут, они просто боятся взять ее в руки!). В общем, они ее закопали, гады. Ну ладно…

Через двадцать минут прибежал колдун с каким-то зельем, бегал и брызгал по лагерю. После него пришел охотник с корой какого-то дерева и рассыпал ее направо и налево. После него приперлась целая куча негров, и тоже что-то сыпала и брызгала. Понты наводили… Каждому из них депутат дал по $2 (1000 местных франков). Затем барабанщики лупили всю ночь, и уже больше никто не спал (кроме меня).

Утром мы вернулись в Бобо-Диулассо. Это город, вернее, они так его называют! Четыре заасфальтированных улицы, народу много, но живут в глиняных домах; есть еще асфальт местами, в основном — в центре. Центр оккупирован арабами-ливанцами: отели, рестораны, торговля…

И тут мне предлагают поработать для партии депутата. Возможности отказаться нет. У меня цифровая видеокамера и фотоаппарат, я должен изображать из себя заграничного корреспондента. Первая пресс-кокференция президента партии Бадо проходит в арабской гостинице, кроме меня полно местных журналистов. Президент партии орет и брызгает слюной — обзывает президента страны дебилом… И тут до меня дошло, что эта партия находится в крайней оппозиции! Для меня это ничем хорошим не может обернуться! Меня прошиб холодный пот, до косточки…

После конференции поехали в кабак, хряпать куриц. Я краем уха услышал, о чем они говорят… Эта компания обсуждала Европу, и белых в том числе: мол, белые — как свиньи и бараны, и вообще они неумеют мыть жопу (да-да!), и не понимают, что такое респект, и едят левой рукой…

Я введу вас в курс дела: я в полумусульманской стране, у 95% населения нет водопровода, 50% — полностью неграмотны, 40% имеют образование в 3 класса под баобабом, ну а 10% получили хорошее образование. Так как у них нет водопровода, они моют жопу (пардон!) из чайников левой рукой, а так как они едят руками, то жрать у них левой рукой запрещается! Ну, в моей башке прямо революция началась.

Я им и говорю, что белые моют задницу из под крана и едят ложками, а респект — это не только новые штаны, а и чтоб возле твоего дома был асфальт, и твои дети ходили в школу, а не побирались на улице… И тут Остапа понесло… А еще, говорю, белые летают в космос, опускаются на дно океана и делают много полезных вещей… И если у вас сейчас забрать все, что сделали белые (сюда включая телефон, машину и т.д., и т.п.), то вы, скорее всего, останетесь даже без трусов…

Я их спросил, а что делает Буркина? Они говорят, что они жертвы колониального периода. Да брешут все! Если б не колониальный период, они б до сих пор лазили по пальмам.

…На следующей конференции я не присутствовал, симулировал болезнь. Депутат таскает меня на все официальные мероприятия, поминки, свадьбы, крестины — по 4-5 мероприятий в день; на каждом надо улыбаться и кушать ужасную жратву. А вечером посещение какого нибудь гадюшника типа «японского ресторана», где из всего японского только хозяйка, а ресторан — так себе, рыгаловка…

Продолжение следует

Евгений Биличенко

Читайте также: