Как в Виннице во время Второй Мировой войны уничтожили почти две тысячи психически больных пациентов

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ВХОД В ЗДАНИЕ ВИННИЦКОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ. 1942 Г. ЧАСТНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ М. БОГАРТА

 Их называли «экономическим балластом» и стремились как можно скорее избавиться. Из 1800 душевнобольных пациентов Винницкой психиатрической больницы в живых остались несколько десятков — только те, за содержание которых могли заплатить родственники.

Эта ужасная страница из истории города до сих пор оставалась малоизвестной, трагической и неудобной. Нарушить тяжелое молчание решили историки и общественные активисты, пишет газета «День«. Три года тому назад они начали изучать исследовали дела душевнобольных пациентов Винницкой психиатрической больницы, которых массово отравляли в период оккупации и эстетически упаковывали весь этот массовый ужас в термин «эвтаназия».

Уникальные архивные данные, фото из частных коллекций, воспоминания очевидцев и шокирующие факты собрали в уличную выставку «Забытые жертвы Второй мировой войны». 16 информационных стендов рассказывают о судьбах людей, которые были уничтожены в связи со своей «непригодностью». Жестокость «за закрытыми дверями» поражает, но удивляет в этой истории несколько иное: пытаясь разоблачить злодеяние оккупантов, советская власть сразу после освобождения территории провела эксгумацию захоронений на территории психиатрической больницы. Среди общего количества погибших были и жертвы советского режима. Из-за этого труппы расстрелянных, в отличие от отравленных, тщательным образом не исследовались, чтобы не испортить господствующую героическую идеологию.

«Об этом знали в германии, но не говорили у нас»

Начало уничтожения душевнобольных пациентов еврейской национальности на территории больницы хронологически совпадает с первой фазой Холокоста, которая длилась с сентября по декабрь 1941 года. Как рассказывает инициатор проекта, руководитель ОО «Народный Майдан Винничины» Таисия АЙДА, первые расстрелы евреев в Виннице состоялись не позже 29 июля 1941 года, то есть сразу после оккупации города 19-20 июля, когда зондеркоманда «4б» айнзацкоманды «С» расстреляла 146 евреев, представителей интеллигенции города.

В это же время по приказу военной администрации были  уничтожены  работники Винницкой психиатрической больницы еврейской национальности. Следующее массовое убийство случилось в августе 1941 года, когда было расстреляно 600 евреев города. 12 сентября 1941 года 3-я рота 314-го полицейского батальона расстреляла 1000 лиц еврейской молодежи Винницы. А через несколько дней, 19 сентября, 45-й резервный полицейский батальон расстрелял свыше 10 000 евреев в Пятничанском лесу.

«В 1941 году Винницкая психиатрическая больница имела в своем составе 18 отделений на 1600 койко-мест и обслуживала Винницкую и Каменец-Подольскую области. Ее бюджет составлял 8 миллионов рублей, подсобное хозяйство включало 500 гектаров пахотной земли, молочную ферму, свиноферму, пасеку и мельницу. Доходы из собственного натурального хозяйства давали возможность обеспечить питанием больных и медицинский персонал. Но после оккупации началось массовое убийство пациентов и постепенное разграбление больницы, — говорит Таисия. — Об этом я узнала, когда лет пять назад была в Берлине. Тогда для меня это был шок, потому что об этом знали в Германии, но не говорили у нас.

Так родилась идея собрать материалы, сделать выставку и рассказать историю этих людей. В ходе работы оказалось, что в Виннице есть полный архив психиатрической больницы времен оккупации, и действительно это было очень странно, ведь в других городах такой информации не сохранилось, потому что ее просто уничтожали. Впоследствии в процессе, к которому приобщились винницкие историки и небезразличные люди, мы выяснили, что на протяжении сентября до начала октября 1941 года на территории Винницкой больницы было убито 412 еврейских пациентов, а за полгода количество пациентов в больнице сократилось почти на 1500 лиц. Это было болезненное открытие».

«ВОССОЗДАТЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ТОЙ УЖАСНОЙ КАРТИНЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

Проработка историками архивных материалов дала возможность провести подробную реконструкцию событий, которые происходили на территории больницы с началом нацистской оккупации. Историки исследовали документы заведения, а также рассекреченные в 2007 году архивы СБУ. Как рассказывает доктор исторических наук, профессор Винницкого государственного педагогического университета имени Михаила Коцюбинского Олег МЕЛЬНИЧУК, на основании приказов по больнице за июль 1941 года в Винницкой психиатрической больнице оставалось на лечении 1705 лиц. В первые дни оккупации администрацией заведения были разосланы открытки родственникам больных с просьбой забрать их из лечебного заведения.

В результате этого больницу покинули по отдельным свидетельствам до 300 лиц. Остальных пациентов перевели на жесткий режим и существенно снизили нормы питания. Смертность увеличилась, но не в тех масштабах, как хотели оккупанты. Поэтому они решили перейти к радикальным действиям: отравляли пациентов, вводя им инъекции раствора цианистого калия и дистиллированной воды, после чего последние умирали в муках.

«5 сентября 1941 года директор больницы Лукьяненко был вызван в гестапо, где ему поставили условие: до 20 сентября уничтожить всех больных еврейской национальности, иначе они будут расстреляны. Об этом он сообщил сотрудникам 10-го отделения. Поскольку выдача больных для расстрела, по его мнению, была бы негативно воспринята общественностью и жителями города, он согласился умертвить больных с помощью медицинских препаратов. Фельдшер Дьяченко предложил применить для этого «окись цеоната».

Директор сразу же  дал указание  изготовить около 2 кг такого раствора, и уже вечером  этого же дня (5 сентября в 17.00) фельдшеры Гота и Дьяченко начали вводить в вены по 20 грамм раствора первым 19 пациентам 10-го отделения, которые после 10-15 минут конвульсий умерли, — буквально почасово воссоздает те ужасные события Олег Мельничук. — Материалы протоколов допросов в уголовных делах против врачебного персонала дают возможность воссоздать каждый день той ужасной картины преступлений. Так, 6 сентября 1941 года раствор цианистого калия был введен 9 больным первого отделения (это были мужчины-евреи в возрасте 30-35 лет). 8 сентября было отравлено 14 больных четырнадцатого отделения.

И так длилось до 21 сентября. В тот день в пять часов утра в больницу прибыл отряд эсэсовцев в составе пяти человек, которые расстреляли на территории больницы (в районе песчаного карьера) 36 больных  4-го и 13-го отделений, которых не успели отравить. Вместе с больными были расстреляны медицинские работники, еврейской  национальности: Гельбла, Манзон, Грушман. В результате голода, умерщвления и расстрелов смертность составляла по 30-40 лиц в день. Больных закапывали в ямах по 40 человек».

Системное уничтожение хронически больных, как добавляет профессор, было и в дальнейшем. Из воспоминаний очевидцев: «тела умерших были свалены в морге, как дрова из машины». Особенно активно процесс умерщвления больных происходил в конце октября — начале декабря  1941 года. Следовательно, если на 24 октября в больнице находилось еще 1018 больных, то состоянием на 10 марта 1942 года осталось всего 367 лиц. Часть медицинского персонала не выдерживала, не желая участвовать в ужасных преступлениях, увольнялись из больницы по собственному желанию. Вместе с тем, в материалах уголовного дела названы фамилии тех сотрудников больницы, которые выступили в качестве соучастников преступных действий по уничтожению больных.

«Для вермахта это был стратегический объект»

В начале апреля 1942 г. госпиталь перевели в Житомир, а пациентов отправили в Хмельник, где от холода и голода за первый месяц умерло 50—60 человек. Остальные — 90—95 человек были расстреляны утром 4 июня 1942 г. карательным отрядом эсэсовцев и местной полиции в десяти метрах от казармы перед заблаговременно выкопанными ямами.

Остальную часть больных, в основном тех, которые могли оплатить свое лечение, перевели в здание бывшего 2-го арестантского дома (ныне одно из зданий винницкой школы № 26). Само здание Винницкой психиатрической больницы передали в распоряжение Вермахта. Здесь организовали санаторий и казино, квартиры для персонала ставки «Вервольф». Пребывание же Гитлера на территории психиатрического заведения было подтверждено агрономом больницы Вовком.

«Несколько лет назад я записал воспоминания Анатолия Обертинского, который в 1972—1985 годах был главным врачом психбольницы, а работать в заведении начал еще с августа 1950 года. Он утверждал, что, по рассказам, для временного проживания Гитлера на территории психбольницы были зарезервированы помещения в 3 и 21 (по другим данным — 10 и 18) отделениях. Для этого в помещениях был проведен внутренний ремонт и подземная связь, — продолжает Олег Мельничук.

— Неудивительно, что именно психиатрическая больница стала немецким логовом, так как строилась она по уникальному проекту Кузнецова еще в 1884 году. Система подземных ходов позволяла спокойно перемещаться из корпуса в корпус, ее использовали для доставки еды, а во время войны, очевидно, как бункер. Для Вермахта это был стратегический объект. Так как собрания и совещания высшего военного командования проходили в Пироговской больнице, а все здания соседних улиц — Гойхера, Малиновского, Льва Толстого, Гоголя — были заселены немецкими офицерами.

Таким образом, это была закрытая территория, куда имели доступ только избранные. Поэтому и Гитлер во время своего пребывания в Виннице чувствовал себя здесь вполне безопасно. И если его пребывание держали от местного населения в тайне, то Геринг ездил по городу в открытой машине и посещал публичные места… Пытаясь замести следы, при отступлении в январе 1944 года, немцы частично разрушили левое крыло больницы и повредили другие помещения».

«На этой территории свой кровавый след могли оставить и органы НКВД»

После освобождения советскими войсками в Виннице начались расследования преступлений в психиатрической больнице. Главных исполнителей — фельдшеров Готу и Дьяченко приговорили к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества, остальные душегубы — получили различные сроки исправительных работ с конфискацией имущества. Однако избежали ответственности главные организаторы: главный врач Черноморец и директор больницы Лукьяненко, которым удалось бежать.

Об их дальнейшей судьбе ничего не известно, уверяет Олег Мельничук и рассказывает, как советская власть пыталась выставить нацистские преступления, прикрывая собственные. Буквально с первых дней в городе была создана комиссия, которая изучала злодеяния оккупантов. Одна из ее задач состояла в том, чтобы провести эксгумацию и вскрытие отдельных трупов, найденных на территории больницы. (Кстати, уникальное архивное видео этих событий передал исследователям из России украинец Александр Дорох).

ПАМЯТНИК НА МЕСТЕ РАССТРЕЛОВ ЕВРЕЕВ ВИННИЦЫ 19 СЕНТЯБРЯ 1941 Г. ФОТО 2018 Г. ЧАСТНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ЭРНСТА РОЙСА

«По архивным документам, комиссия пришла к выводу, что на территории больницы захоронено «отравленных немцами более 700 психически больных» (на кладбище) и «около 800 трупов расстрелянных немцами психически больных» (в песчаном карьере на берегу реки Вишенки). Кроме того, в могилах на кладбище было обнаружено «более 1000» трупов советских военнопленных. Проведенное судебно-медицинское исследование позволило членам комиссии сделать вывод о том, что больные были замучены в состоянии резкого истощения на почве голодания. Все бы ничего, но в глаза бросается произвольно закругленное до сотен количество жертв, — говорит профессор.

— Непонятно также, каким образом определялось это количество, ведь в тексте документа записано: «Установить, во сколько рядов были свалены трупы, комиссии не удалось, поскольку тела умерших были похоронены в глинистой почве и находились в крайней степени разложения. Мягкие ткани полностью разложились и отпали, а скелеты тоже распались на отдельные кости «. Другой вопрос, который возникает, как при такой степени разложения трупов можно было выделить трупы психически больных, военнопленных, обслуживающего персонала, который массово проживал на территории больницы, или больных, умерших своей смертью еще до оккупации.

ЭКСГУМАЦИЯ ТЕЛ

Все это наталкивает на мысль, что на той территории свои кровавые следы могли оставить и органы НКВД, как в 1937—1938 годах, так и накануне захвата Винницы нацистами, — продолжает он. — Возможно, именно для этого сознательно увеличено количество психически больных накануне оккупации до 2000. Кроме того, слишком сомнительным выглядит утверждение советской комиссии по расследованию преступлений нацистов о расстрелах в районе песчаного карьера нескольких сотен больных, которые просто были привалены землей в овраге у реки Вишенки. Ведь это неизбежно привело бы к распространению инфекций на территории, где впоследствии будет размещен офицерский санаторий, казино и будет жить сам Фюрер. Не исключено, что одной из задач уничтожения документов времен нацистской оккупации в послевоенный период было стремление отбить желание у исследователей тщательно исследовать эти события «.

«Мы до сих пор боимся заговорить вслух и назвать вещи своими именами»

Наталкивает на размышления еще один момент: исследование преступлений нацистов, связанных с уничтожением пациентов психиатрических больниц, в самой Германии начались еще с начала 60-х годов. Их результатом стало то, что в 2001 году Ассоциация психиатров ФРГ вынуждена была признать вину и просить прощения у всего мира за подобные злодеяния.

На сегодня на территории Германии находится большое количество памятников замученным пациентам, а в известной клинике Шарите для посетителей оборудована постоянная специальная тематическая выставка… В Украине же ученые смогли приступить к исследованию этой темы только в последнее десятилетие. Это можно объяснить тем, что советские идеологи сознательно не хотели развенчание мифов, сложившихся сразу после окончания Второй мировой войны. И даже сейчас, когда Германия признает свою вину и всеми возможными способами осуждает такой режим, у нас такие темы до сих пор остаются табуированными.

«В этом исследовании мы сотрудничали с немецкими коллегами. И благодаря программе поддержки немецкого фонда «Память, ответственность, будущее» имели возможность посетить Германию и мемориальные заведения, которые посвящены теме уничтожения душевнобольных и военнопленных в период Второй мировой войны, — говорит Олег Мельничук. — Среди них и мемориальный комплекс «Шталаг 326 (VI К) Зене», земля Северный Рейн-Вестфалия, который был самым большим на территории нацистской Германии концлагерем. Через него прошло более 300 тыс. советских военнопленных, значительная часть которых умерла от голода и болезней.

Нам показали фото, на котором кора на деревьях на территории концлагеря была объедена военнопленными на высоте человеческого роста. От этого осознания мурашки бегали по телу… Из нескольких десятков тысяч военнопленных, захороненных на территории комплекса, сотрудникам музея удалось установить имена более 15 тыс. человек. Это я к тому, что немцы эту тему уже переосмыслили и сделали выводы, а мы до сих пор боимся заговорить вслух и назвать вещи своими именами. И это в то время, когда российская пропаганда работает по всем «фронтам», акцентируя внимание только на «победной истерии», забывая, какой ценой далась нам победа.

ФОТОГРАФИИ ВРАЧЕЙ И ФЕЛЬДШЕРОВ, ОБВИНЯЕМЫХ В УБИЙСТВЕ ПАЦИЕНТОВ ВИННИЦКОЙ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ. ОГА СБУ В ВИННИЦКОЙ ОБЛ.

К сожалению, влияние современной российской идеологии мы чувствовали и в Германии, исследователи которой, осудив нацизм, не всегда были готовы осуждать сталинский тоталитарный режим и признавать трагическую судьбу украинцев при нем. Иногда удивляешься, как глубоко проникла российская идеология. А противопоставить ее мифичности можно только правду, доказательства, документы … Однако следует учитывать, что лишь незначительная доля наших людей готова читать эти документы и делать соответствующие выводы. Именно поэтому немецкие музеи не перегружены текстами, они работают на интерактивы, впечатления. Наша же задача заставить людей, особенно молодежь, чувствовать и думать, вызвать у них стремление к поиску, потому что сами знания ничего не дают, должна быть мотивация к критическим размышлениям».

…На сегодняшний день об ужасных годах войны и убийстве сотен ни в чем не повинных людей на территории психбольницы напоминает скромный обелиск со стандартной надписью: «Братская могила советским гражданам, погибшим от рук немецко-фашистских оккупантов в годы Великой Отечественной Войны 1941—1945». Неподалеку стоит памятник в честь сотрудников психиатрической больницы, погибших на фронтах Второй мировой войны. И все… Страх на десятилетия надежно спрятали те события, а молчание сковали мифы героического сказания о победе. Поэтому неудивительно, что представленная выставка «Забытые жертвы Второй мировой войны», которая, к слову, стала первой экспозицией в Украине, посвященной теме уничтожения душевнобольных и военнопленных в период Второй мировой войны, вызвала сначала оцепенение от правды, а потом облегчение, что наконец эта трагедия прозвучала. Теперь время «открыть двери» — пора воспитывать культуру памяти, развивать ее, главное — в правильном направлении.

Автор: Олеся Шуткевич; ДЕНЬ

Фото автора и с ресурса: memory.org.ua
Газета: №99-100, (2021)

Читайте также: