Так ли страшны сирийские вояки, которых россия хочет привлечь в качестве «мяса» в войне против Украины

Так ли страшны сирийские боевики, которых россия хочет привлечь в качестве "мяса" в войне против Украины

Российское руководство анонсировало привлечение сирийских наемников к операциям против Украины. Но нужно ли верить этим новостям? И, вообще, насколько серьезна «сирийская угроза» для нашего государства? 

На самом деле мы имеем дело с еще одним элементом гибридной стратегии РФ, которую она реализует против Украины. В этом случае агрессор начал информационную операцию, направленную прежде всего на подрыв боевого духа украинцев, пишет издание ZN.ua.

Истории о страшных сирийских боевиках — элемент угрозы украинскому обществу. Кремль пугает нас перспективой столкновения с боевиками, которые лишены каких-либо моральных ограничений и каких-либо сантиментов в отношении украинцев и известны своей жестокостью. Ключевой момент здесь — культурные, этнические различия. Украинцев пугают приездом новых «чужих» агрессоров, которые будут страшнее будто бы «своих» россиян (как это воспринимает российское руководство).

Складывается впечатление, что эфемерные «сирийские наемники» — такой же элемент пропагандистской кампании россиян, как и «кадыровцы». Которые тоже являются, скорее, медийными персонажами, чем реальной боевой силой, какой их изображают российские СМИ.

Сирийские наемники без энтузиазма едут в Украину, часть хочет сбежать в ЕС  – разведка - новости Украины, Мир - LIGA.net

Кроме этого, заявлениями о привлечении сирийцев к войне Москва пытается создать картинку как бы международной поддержки своих действий. Сейчас даже большинство традиционных партнеров России не спешат поддержать ее агрессию против Украины: на сторону РФ встали лишь откровенные сателлиты, полностью зависимые от российского финансирования и помощи. Разговоры о сирийском контингенте в таких условиях носят имиджевый характер. Они призваны показать внутренней аудитории, что Россия не осталась в одиночестве на международной арене и еще имеет «друзей».

Можно говорить и о несомненном подражании украинским инициативам по привлечению иностранных добровольцев для борьбы с агрессором. Кремль пытается показать, что и он может рассчитывать на помощь иностранцев.

Есть ли военный смысл в привлечении анонсированной помощи? Чтобы ответить на этот вопрос следует оценить военный потенциал такого контингента. Россияне апеллируют к опыту бойцов режима Асада, полученному во время гражданской войны. Особый упор делается на боях в городских условиях. Таким образом агрессор пытается преподносить этих боевиков как специалистов по штурмовым действиям, которые будут использованы во время новых атак на крупные украинские города.

Впрочем, на самом деле сирийский опыт крайне специфичен и вряд ли поможет в войне на территории Украины. В Сирии воевали между собой разные формирования сомнительного качества, мало похожие на регулярные вооруженные силы. Это касается не только группировок повстанцев, но и подконтрольных Дамаску подразделений. Техническое обеспечение боевых действий и масштабы операций существенно отличаются от широкомасштабного столкновения современных армий, которое происходит на территории нашего государства.

Боеспособность потенциальных наемников сомнительна. Наконец, без внешней поддержки со стороны РФ и Ирана они терпели жестокие поражения. И только вмешательство союзников спасло режим Асада от краха. При этом тогда они воевали на территории своего государства, в привычном для себя климате. А природные и погодные условия в Украине не похожи на сирийские, и это важный фактор, который тоже влияет на боевой потенциал. Не следует ожидать от сирийцев и очень высокого боевого духа. Самоочевидно, что сирийские «военные трудовые мигранты» не имеют большого желания умереть за российские интересы за тридевять земель от родины.

С логистической точки зрения, перебрасывание сирийских наемников в Украину — крайне сложное дело. Россия сталкивается с трудностями, обеспечивая свой ограниченный контингент на территории Сирии. Она вынуждена напрягать транспортные силы, имеющиеся в ее распоряжении. Формирование коридора в обратном направлении для переброски тысяч людей потребует немалых дополнительных усилий, которые могут стать неподъемными для агрессора.

В таких условиях цена, которую РФ заплатит за каждого отправленного в Украину сирийца, явно не будет отвечать его боевым качествам. Поскольку российское руководство пренебрегает интересами собственных граждан, Кремлю проще (и главное — дешевле) набрать пушечное мясо внутри РФ, среди зомбированного пропагандой населения.

Вызывает сомнения возможность интеграции подразделений боевиков в ряды вовлеченного в агрессию против Украины контингента. Общее выполнение боевых задач требует высокого уровня взаимодействия. Можно сколько угодно говорить о «братстве» российской и сирийской арабской армий, роли российских инструкторов в подготовке сил Асада. Однако этого мало для эффективного практического взаимодействия в поле в условиях широкомасштабной войны. Для российского командования тысячи посторонних наемников, скорее, будут составлять проблему. Даже языковой фактор здесь может сыграть деструктивную роль, внося дополнительный беспорядок в российское военное планирование, которое и так не на высоте.

Таким образом, с военной точки зрения, привлечение сирийцев к агрессии против Украины представляется весьма нерациональным шагом. И волноваться из-за российской риторики по этому поводу не следует. Вряд ли мы увидим массовый приток сирийских боевиков на фронты российско-украинской войны.

Конечно, не следует исключать появления отдельных небольших отрядов наемников, которые будут использовать для пропаганды. Но следует помнить о способности ВСУ бороться с такими угрозами. В конце концов, украинские воины за последние недели нанесли серьезный урон элите российской армии. Если россиянам действительно не хватит здравого смысла, и они бросят в бой несколько своих «сирийских друзей», то их судьба будет такой же, как и судьба других солдат агрессора, которые уже удобряют украинскую землю.

Автор: Николай Замикула, старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований; Зеркало недели. Украина

Читайте также: