Почему задержанные полицией лица, часто находятся «в тени»

Фото: © Василий Артюшенко, ZN.UA

Года два назад в участок полиции доставили пятерых подростков — за то, что шумно себя вели. Их держали в участке, но никто — ни патрульные полицейские, ни следователи — не спешил оформлять задержание. Пока не вмешался региональный координатор Уполномоченного по правам человека, пишет ZN.UA.

Тогда шокировало, что родителям несовершеннолетних о задержании никто не сообщил, что не составили протокол задержания, детей в участке держали просто так…

Эту историю можно было бы считать статистической погрешностью, ведь все закончилось хорошо — подростков отпустили. Они не стали жертвой истязаний или подозреваемыми в сфальсифицированном уголовном производстве. Хотя их родственники весьма понервничали. Однако, если копнуть немного глубже, выясняется, что в Украине большинство задержаний, осуществленных правоохранителями, должным образом не регистрируется. Задержанные лица находятся «в тени» — о нарушении их прав никто не узнает.

Прежде всего речь идет о задержании по статье 208 Уголовного процессуального кодекса Украины — о задержании лиц, подозреваемых в совершении преступления, без постановления суда. То есть на месте совершения преступления или сразу после него.

Image result for задержании по статье 208 Уголовного процессуального кодекса Украины

Причин тому много. Часть из них — законодательного характера, другие — из-за инфраструктуры или управления в самой полиции.

«Отсутствие единого понимания ролей: кто осуществляет задержание, кто — следственные действия, кто — прокурорский надзор и судебный контроль. Различаются и практики: с какого момента лицо считается задержанным, кто должен составлять протокол о задержании и т.п.»— рассказывает доцент Днепропетровского государственного университета внутренних дел Виктория Рогальская.

Если задержание все же оформлено, до момента, когда лицо появится перед следственным судьей для решения вопроса об избрании меры пресечения, оно находится в участке полиции либо в изоляторе временного держания (ИВС). В это время ему должны предоставить правовую помощь, по необходимости — медицинскую, родственникам должны сообщить о его местопребывании, и т.п. Не говоря уж о недопустимости манипулировать уязвимым положением задержанного лица, чтобы «вытянуть» из него свидетельства.

Чтобы контролировать соблюдение этих условий, вся информация о задержанном фиксируется в… куче журналов. По меньшей мере — в 11 журналах, и это только в ИВС.

Image result for ивс киев

«Часто информация у них дублируется, что никак положительно не влияет на эффективность сотрудников правоохранительных органов, не облегчает их работу и не способствует обеспечению прав задержанных лиц»,— добавляет В.Рогальская.

Как это изменить? Решения совместно ищут представители полиции и прокуратуры, судьи и адвокаты, юристы и правозащитники на открытой площадке для профессиональной дискуссии об уголовной юстиции Justtalk (при поддержке Международного фонда «Відродження»). На одной из таких дискуссий обсуждали стандарты должной фиксации задержания, в частности с помощью такого инструмента, как Custody Records — системы электронной фиксации всех действий, происходящих с задержанными лицами.

Эта система действует с 2017 г. в ИВС Днепра, Херсона, Кропивницкого и города Сарны. В ближайшее время запланировано ее внедрить еще в трех городах — Харькове, Севередонецке и Пустомытах Львовской области.

В ней ключевое лицо — инспектор по соблюдению прав человека (сustody officer), который вводит в единую электронную базу информацию о времени и условиях задержания лица, его перемещении, имеющихся повреждениях и т.п. Также офицер проводит первичное интервью с задержанным лицом: есть ли у него жалобы, как с ним вели себя работники полиции, был ли у него доступ к адвокату и врачу. При этом сustody officer не является следственным или оперативным работником, так что он не заинтересован в злоупотреблениях в «интересах правильного расследования преступления».

Как показывает опыт работы ИВС, где уже введен Custody Records, ситуация с соблюдением прав задержанных лиц улучшилась.

«Мы говорим о фиксации места, времени фактического задержания. Фиксации всех перемещений задержанного лица и его пребывания в ИВС, а также всех следственных процессуальных действий… Но самое главное — уже о первом контакте с полицейским в процессе задержания лица. Ясное дело, что этот полицейский должен быть натренированным — не просто провести задержанного в камеру, но и спросить обо всех обстоятельствах задержания, проверить, не были ли нарушены права»,— комментирует эксперт антикоррупционной инициативы Европейского Союза Сергей Деркач.

«Видеофиксация всех полицейских действий весьма повышает уровень доверия населения к полиции», — опираясь на американское исследование, добавляет С.Деркач. Во время видеофиксации полицейские работают более профессионально. А в случае поступления жалоб от задержанного лица ему или его защитнику предоставляют доступ к видеозаписи.

Исполнительный директор Экспертного центра по правам человека Юрий Белоусов добавляет, что важно ввести удобные именно для полицейских практики, чтобы «они не боялись называть задержание задержанием»: «Мы все прекрасно понимаем, что простое введение на уровне райотдела системы Custody Records без изменения практики работы приведет к тому, что задержаний в этом участке не будет. Будут замечательные видеокамеры, инспектор, который будет курить сигареты и пить кофе, поскольку нет задержанных. Правда, в соседних райотделах статистика по 208-й полезет вверх, потому что все начнут тащить задержанных туда…»

Конечно, возникает вопрос экономической составляющей таких реформ. Эксперты — приверженцы Custody Records утверждают, что эта система в долгосрочной перспективе (за 5–10 лет) однозначно позволит сэкономить средства (уменьшатся затраты на конвой, сверхурочную работу участковых, горючее и т.п.), уменьшится количество жалоб (а это уже и о защите правоохранителей), наконец, повысит уровень доверия к полиции.

Авторы: Ирина Выртосу, Центр информации о правах человека; Евгений Крапивин, эксперт группы по реформированию органов правопорядка Реанимационного пакета реформ; ZN.UA

Читайте также: