Что заставило боевиков перейти на Донбассе к новой тактике

Что заставило боевиков перейти на Донбассе к новой тактике

Предпасхальная неделя на Донбассе прошла под знаком обострения. Причем впервые за последние четыре года войны стороны не смогли договориться даже о ритуальном перемирии на эти дни.

По словам представителя ОБСЕ Мартина Сайдика, стороны «в принципе поддерживали идею пасхального перемирия, но не смогли прийти к единому тексту заявления».

Картинки по запросу ОБСЕ Мартина Сайдика

И как итог — непрекращающиеся обстрелы со стороны боевиков даже в пасхальную ночь. Естественно, что нашим военным пришлось отвечать огнем как стрелкового вооружения, так и артиллерии. В целом статистика за последние дни крайне неутешительная. Так, за 23 апреля наши военные зафиксировали 9 обстрелов, за 24-е — 14, 25-е — 9, 27-го — 13. Своеобразным антирекордом последних пару месяцев стало 26 апреля, когда противник совершил 23 обстрела.

При этом в период с 23 по 28 апреля потери нашей группировки составили 1 военнослужащий погибшим (застрелен снайпером) и 5 человек раненными. Вражеские потери за данный период по данным разведки оцениваются как минимум в 6 человек погибшими и десятком раненных.

«Горячие точки» достаточно «стандартны» — это прежде всего Приморское направление. Регулярно обстреливаются наши позиции на все протяжении линии соприкосновения от Сартаны до Николаевки. Причем части морской пехоты и десантно-штурмовых войск дают крайне адекватный ответ.

По понятным причинам очень многое из происходящего не попадает в официальные сводки от пресс-службы ООС, зато пропагандисты, близкие к оккупационным властям кое-какую информацию выдают. Так, например, у «донецких» достаточно полно описан бой 19 апреля в районе н.п. Октябрь (после деоккупации — Верхнешироковское) Новоазовского района.

Опуская откровенно фантазийные моменты типа «героической гибели санинструктора, которая пыталась вытащить раненных с поля боя», в «сухом остатке» остается трое погибших, в том числе и командир роты. Причем в условиях крайней нехватки офицерского состава это крайне болезненная потеря, да и вообще командиром роты был человек со званием «лейтенант», что уже само по себе свидетельствует о многом.

И, судя по всему, этот случай попал в печать только потому, что скрыть такие потери в одном эпизоде даже в условиях полной информационной закрытости оккупированных территорий весьма непросто. А судя по социальным сетям «одиночно» гибнут достаточно много — по крайней мере в разы больше, чем у нас. Тут уж волей-неволей начинаешь с вниманием относится к потерям противника, которые попадают в официальные сводки с пометкой «по данным разведки».

Не видя возможности реально переломить ситуацию на «нуле» противник постепенно переходит к разворачиванию диверсионной борьбы если не на «большой Украине», то на прифронтовых территориях уж точно. И «звоночков» перехода войны на эту стадию за последние полгода уже более, чем достаточно. Так, буквально, в четверг, 25 апреля под Донецком при попытке проникновения в тыл одной из механизированной бригад в районе населенного пункта Новомихайловка был задержан диверсант.

По словам уроженца Донецка 1977 года рождения, он с 2016 г. «проходит службу в 1 армейском корпусе с 2016 г.» и его задачей была подготовка и проведение диверсий на военных объектах. Он собирал разведывательную информацию о месте нахождения складов с боеприпасами ВСУ, системы их защиты и охраны.

И это только один случай, который попал в сводки — по словам военных таких диверсантов в последнее время задерживается достаточно много, кроме того регулярно вскрываются целые сети информаторов и просто невероятное количество схронов с оружием и боеприпасами — понятно, что часть из этих закладок еще с 2014 г., однако все чаще встречаются и свежие.

Фото: СБУ

Говоря о ситуации на линии соприкосновения на Донбассе нельзя не затронуть и еще одну проблему, которая в ближайшее время станет не менее, а может даже более важной для населения оккупированных территорий. Речь идет об экологических последствиях 5 лет войны на высокоурбанизированной территории с наличием просто огромного количества экологически опасных предприятий и шахт. У оккупационных властей просто нет финансового ресурса, чтобы поддерживать их в надлежащем состоянии. И приходит время, когда заложенный при Украине ресурс прочности заканчивается.

Так, 25 апреля на оккупированной территории Луганской области произошел взрыв на шахте «Схидкарбон» в населенном пункте Юрьевка. По сути, это была копанка — раскопанный ствол одной из остановленных шахт. По сообщению местных жителей прозвучало 5 взрывов, причем их мощность была настолько большой, что из шахты вышвырнуло вагонетку, которая пролетела 200 м как снаряд из пушки.

По разным данным погибло от 17 до 19 человек. Причем, судя по всему, их можно было спасти, если бы оккупационные власти обратились за помощью к спасателям в Лисичанск (всего 200 км от места катастрофы). Но «лугандонцы» решили обратиться к России и в итоге на согласование было потеряно драгоценное время и в итоге операцию начали только спустя почти сутки.

Другой проблемой, которая может «выстрелить» уже очень скоро является обеспечение оккупированных территорий, а по сути и всего региона, водой. Дело в том, что в ходе войны часть канала «Северский Донец — Донбасс» и обслуживающих его станций находится в «серой» зоне или под контролем боевиков, что затрудняет его обслуживание.

Так, буквально недавно (9 апреля) при попытке разминирования подорвалась группа пиротехников МЧС Украины, при это погиб старшина службы гражданской защиты Олег Бойцов. Были ранены старший лейтенант гражданской защиты Дмитрий Слепкань и старший сержант службы гражданской защиты Евгений Бескоровайный.

Второй проблемой является финансовое состояние КП «Вода Донбасса», обеспечивающее водой всю Донецкую область. При том, что 75% от общего объёма воды, поступающей в населённые пункты Донецкой области, идет на оккупированные территории, оплаты оттуда просто нет. Ныне долг потребителей составляет 3,8 млрд гривен, что ставит под угрозу вообще какое-либо функционирование водных сетей. Как решить этот вопрос в существующих реалиях совершенно непонятно.

В целом можно сказать, что обстановка на линии соприкосновения и на Донбассе в целом достаточно тревожная — фактически с дня на день можно ожидать если не локального обострения, то каких-то провокаций со стороны оккупационных властей и Российской Федерации уж точно. Надеемся, что это только ощущения…

Автор: Михаил ЖИРОХОВ, военный эксперт; DSNEWS.ua

Читайте также: