Можно ли в Украине быть оправданным по делу об убийстве при самообороне?

Можно ли в Украине быть оправданным по делу об убийстве при самообороне?

Пока у Шевченковского райсуда происходят уличные драки, внимание общества отвлекается сильными эмоциями, и трудно увидеть суть проблемы: получить в Украине оправдательный приговор за убийство при самообороне практически невозможно, отмечает издание «Буквы«.

Украина – в клубе авторитарных государств по количеству оправдательных приговоров

На этой диаграмме вы можете увидеть “Количество оправданных убийств, совершенных правоохранителями и частными гражданами в США с 2007 по 2018 год”. Количество эта колеблется от 500 до 800 в год.

В Украине подобную диаграмму построить невозможно, поскольку у нас в год количество оправдательных приговоров за все преступления вообще колеблется от 600 до 900 – это в среднем 0,5% от общего количества приговоров.

В англоязычном мире считают не процент оправдательных приговоров, а процент осужденных, и этот показатель называется Conviction Rate (Коэффициент осуждения). В передовых странах, таких как США, Канада или Великобритания этот коэффициент колеблется в пределах от 65 до 85%, а в тоталитарных и авторитарных странах (Китай, Россия), он близок к 100%. К сожалению, Украина по этому показателю находится среди последних, а не среди первых.

Судья Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда Аркадий Бущенко объясняет такую ​​разницу в судебной практике постсоветских стран и США тем, что в СССР власть не могла позволить людям защищать себя, поэтому любые подобные попытки подавлялись законодательно. На этой почве была сформирована определенная традиция.

В США традиция совсем другая, и лучше всего ее иллюстрирует случай с Чарльзом Э. Ла Воем (Charles E. La Voie). В 1964 году он возвращался домой с работы, когда его автомобиль намеренно протаранила другая машина. После того, как чужая машина остановилась, из нее вышли четверо мужчин и начали угрожающе приближаться к авто господина Ла Воя, он застрелил ближайшего к нему мужчину, и тот погиб на месте происшествия.

Это дело с тех пор считается иллюстрацией так называемого “идеальной самозащиты” (perfect self-defence). Суд вынес в отношении действий господина Ла Воя оправдательный приговор, аргументируя это так: “Когда человек имеет основания верить, или на самом деле верит, что опасность его убийства или получения тяжких телесных повреждений неизбежна, этот человек может действовать во время таких ситуаций и защищать себя даже таким образом, что это может привести к смерти нападающего, когда это необходимо, хотя бы и оказалось, что эти основания  и были ошибочными, и этот человек, возможно, ошибался, оценивая реальную опасность для собственной жизни”.

“Бухгалтерский стандарт”: если есть труп – должен быть осужденный

Аркадий Бущенко недавно вынес приговор по уголовному делу о превышении необходимой самообороны. Защитник осужденного на 7 лет лишения свободы преступника просил выпустить его после 4 лет отбывания наказания, ведь, по его мнению, убийство его подзащитный совершил, находясь в состоянии необходимой самообороны во время ссоры и драки. Верховный Суд постановил, что “лицо, причинившее вред, не может ссылаться на состояние необходимой обороны, если само насилие было спровоцировано им же самим, то есть было предсказуемым следствием ее собственного поведения”.

“Применение судебных норм во многом зависит от общественного контекста, – говорит Аркадий Бущенко. – Если случилось убийство, то люди не воспринимают действия убийцы как необходимую оборону. Конечно, решение выносят судьи, но они считаются убеждения общества, потому что общество делегирует судьям свои полномочия. А в обществе действует такой “бухгалтерский стандарт”: если есть труп, то за это должен кто-то ответить. В таком случае оправдательный приговор общество не воспринимает “.

Судьи под давлением прокуратуры

Кроме того, как говорит адвокат Леонид Шалимов, существует “инструкция”, которая побуждает прокуроров любым способом доводить открытое дело до обвинения. “Инструкция” это содержится в Законе Украины о Прокуратуре, где в разделе шестом “Дисциплинарная ответственность прокурора” в статье 43 “Основания для привлечения прокурора к дисциплинарной ответственности” сказано: “Оправдание лица или закрытие относительно него судом уголовного производства не может быть основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности прокурора, который осуществлял процессуальное руководство досудебным расследованием и/или поддержание государственного обвинения в этом производстве, кроме случаев умышленного нарушения им требований законодательства или ненадлежащего исполнения служебных обязанностей“.

Казалось бы, в тексте прямо сказано, что прокурора не могут наказать за оправдание подсудимого, но это дополнение в конце оставляет место для любых трактовок.

“Прокуроры действительно боятся оправдательных приговоров, – подтверждает Аркадий Бущенко, – есть такие случаи, когда они бьются до последнего, чтобы получить хотя бы какой-то обвинительный приговор. Это ерунда, но существует определенное убеждение, что в случае оправдательного приговора обвинение было предъявлено незаконно”.

“Таким образом, – считает Леонид Шалимов, – нарушается состязательность в ходе судебного процесса. Ведь Прокуратура, которая пытается любой ценой увеличить количество обвинительных приговоров, начинает контролировать суд. И начинается это с того, что прокуратура осуществляет надзор за досудебным расследованием, а уже в суде судья также находится под влиянием, потому что в случае решения, которое не удовлетворяет Прокуратуру, он может остаться без работы, потому что на такое решение прокурор может подать жалобу в Высший совет Правосудия. Я неоднократно слышал жалобы от судей на такое давление со стороны прокуратуры”.

Что такое “состояние самозащиты”?

Судья Аркадий Бущенко считает, что понятие состояние самозащиты у нас трактуется не очень правильно, а это и приводит к тому, что признают это состояние в действиях подсудимого редко. “Все это очень зависит от обстоятельств дела, и суды склонны трактовать эту статью более узко, – объясняет Аркадий Бущенко. – если на человека набрасываются с кулаками, а он, обороняясь, применяет оружие, то это уже не считается самозащитой.

То есть, средства защиты должны соответствовать средствам нападения. На самом деле человек может находиться в состоянии необходимой обороны, но превысить ее пределы. Всегда надо рассматривать контекст, в котором возник конфликт”. И вот именно контекст и является самым важным в такого рода случаях.

Адвокат Александр Франчук очень подробно проанализировал контекст случая с Сергеем Стерненком, и по его мнению, в этом деле Прокуратура попытается доказать в суде три основных составы:

  • Статья 115 Умышленное убийство;
  • Статья 116. Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения;
  • Статья 118. Умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания преступника.

Как же суд будет принимать решение о вине подозреваемого?, Основным критерием разграничения умышленного убийства и преступлений со смежными составами является его субъективная сторона, то есть умысел подозреваемого. Чтобы определить умысел, судья будет учитывать:

  • способ убийства;
  • орудие преступления;
  • количество, характер и локализацию ранений и других телесных повреждений;
  • причины прекращения преступных действий;
  • поведение виновного и потерпевшего, предшествовавшие события, их отношения.

Например, нанесение одного удара ножом именно в жизненно важный орган человека – грудную клетку без оказания медицинской помощи пострадавшему, суд может оценить как желание смерти потерпевшего, то есть как умышленное убийство.

Если же причиненному умышленном убийству предшествовало нападение, то суд может увидеть в действиях лица или необходимую оборону или ее превышение.

Верховный Суд Украины в своих выводах постановил, что “в случае, когда определяющим в поведении лица было не предотвращению нападения и защиты, а желание причинить вред потерпевшему (расправиться), такие действия по своим признакам не представляют необходимой обороны, они приобретают противоправный характер и должны расцениваться на общих основаниях”.

Александр Франчук считает, что “Сергей Стерненко распространил много нюансов по данному делу, а потому защите будет крайне трудно доказывать свою версию”. По мнению адвоката, наиболее вероятным приговором по делу Стерненка будет “Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения». (Наиболее распространенная ситуация, подпадает под этот приговор – ревнивец убил любовника). Подобное преступление карается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

В любом случае, говорит Александр Франчук, решение по этому делу должно быть вынесено законно, в суде, а не на улице: “Уличные драки никогда не влияли на решение суда”, – напоминает он.

“Правомерное лишения жизни” и дело Антона Фарба

Адвокат Сергея Стерненко Виталий Коломиец не согласен с тем, что его подзащитный совершил убийство или произвольное лишение жизни. Он называет этот случай “правомерным лишением жизни”, и этот термин может быть применен, когда речь идет о лишении жизни врага, вооруженного преступника или агрессивного нападающего во время самообороны.

“Юридически это дело не сложное, а результат его зависит от наличия или отсутствия политической мотивации, – считает Виталий Коломиец. – Если бы не было политического давления на суд, то бы уже было постановление о закрытии уголовного производства, учитывая позицию прокурора Родионова, который отказал в сообщении о подозрении. Но генпрокурор Венедиктова уже сказала, что подозрение будет вручено, а Президент комментирует это дело, пользуясь словом “убийство”.

Адвокат Сергея Стерненко говорит, что подобных дел, которые заканчивались освобождением из-под ареста человека, повлекшего смерть другого человека в состоянии самообороны, в украинской судебной практике десятки. “Даже в нашей практике есть дело Антона Фарба, которое закончилась освобождением подозреваемого”, – напоминает Виталий Коломиец.

В 2017 году на президента федерации “Крав-Мага” (система контактного боя и самообороны) Антона Фара ночью напала группа лиц. Антон достал нож и стал защищаться, в результате чего двое нападавших оказались в травмпункте с резаными ранами, а Антон был задержан по обвинению в законченном покушении на умышленное убийство двух и более лиц. Адвокаты вовремя собрали всю необходимую доказательную базу и получили такое постановление прокурора.

“Оправдание или закрытие уголовного дела в таких случаях можно было бы достигать значительно чаще, но этому мешает отсутствие практики и желание борьбы в судах, которое может длиться пять лет, – говорит Виталий Коломиец. – Кроме того, необходимо привлекать медиа, чтобы сделать это дело публичным. Люди считают, что легче будет получить 118 статью и успокоиться”.

Автор: Шинкаренко Олег; БУКВЫ

Читайте также: