Лжесвидетелей в России стали массово карать

Настоящий бум судебных процессов о ложных свидетельских показаниях начался в Калуге. За прошлый год здесь прошло 14 таких судов. Только в одном процессе лжесвидетелями были признаны 12 человек! «На подходе» еще семеро — их обвиняют во лжи на суде по делу об убийстве предпринимателя. Не исключено, что вскоре количество таких дел резко возрастет по всей стране. До сих пор приговоры по 307-й лжесвидетельской статье Уголовного кодекса Российской Федерации встречались крайне редко. Но в последнее время прокуроры все чаще обращают внимание на показания тех, чьи слова расходятся с изложенной в окончательном приговоре версией. И, как показывает практика, недоверие суда теперь может стать основанием для уголовного преследования.

Из свидетелей — в обвиняемые

Поздним декабрьским вечером киллер Константин Зозуля поджидал предпринимателя Михаила Алексеева у подъезда. Когда последний возвращался с автостоянки, Зозуля выстрелил из охотничьего обреза ему в голову. Это убийство произошло в 2000 году. Но перед судом Зозуля предстал только четыре года спустя. Долгое время у сыщиков было очень мало зацепок — потребовались годы для того, чтобы косвенные доказательства выстроились в единую цепь. Как выяснилось, «заказал» Алексеева его давний деловой партнер Владимир Конотоп.

— В цепи доказательств не было ни одного пропущенного звена, — убежденно говорит гособвинитель Калужской областной прокуратуры Владимир Дометеев. — У Конотопа с Алексеевым долгое время были неприязненные отношения, они обострились, когда Алексеев продал «Мерседес», который Конотоп считал своим. На требования вернуть деньги Алексеев ответил отказом и тем самым подписал себе приговор. Гособвинитель доказывал, что на Зозулю Конотоп вышел через своего приятеля. За убийство он пообещал отдать свою «Ауди-80». Факт передачи автомобиля через несколько дней после убийства был одним из центральных звеньев в доказательной цепи — наряду с баллистической экспертизой обреза, найденного у Зозули. У экспертов не было сомнения, что именно из этого оружия, «заточенного» для стрельбы 9-миллиметровыми патронами, и был убит Алексеев.

В суде вся доказательная база, подготовленная следствием, подверглась серьезному испытанию. Жена Владимира Конотопа Марина и их дочь Ирина в один голос заявили, что машину отдали Зозуле не в декабре, а в начале октября. Это подтвердил и общий знакомый Конотопа и Зозули, который, по версии следствия, перегнал «Ауди» со стоянки к дому Зозули. Хозяйка квартиры, которую снимал Зозуля, утверждала, что обрез, изъятый при обыске, на самом деле принадлежал ее умершему родственнику-охотнику. Это подтвердил и племянник хозяйки. Еще двое свидетелей также дали показания, опровергающие версию обвинения.

Такое случается сплошь и рядом — родственники и знакомые подсудимых пытаются выгородить их, несмотря на предупреждения о возможной уголовной ответственности. Зачастую это сходит им с рук. Однако в этом случае суд свидетелям защиты не поверил. Все семеро стали обвиняемыми по новому уголовному делу, которое на днях будет передано в суд. Они не знали, что не так давно в той же Калуге за лжесвидетельство на процессе об убийстве девушки были приговорены 12 человек…

Ольгина смерть на Ольговском пруду

Тело 23-летней Ольги Давыдовой достали из Ольговского пруда на окраине Калуги 4 июля 2001 года. Накануне вечером она остановила машину в центре города, недалеко от квартиры ее жениха. Тот даже позвонил родителям Ольги и сказал, что она отправилась домой. Эксперты выяснили, что перед смертью Ольгу сильно избили — все тело было в кровоподтеках, сломан нос, проломлен череп. Расследование перешло в разряд «глухарей» — никаких версий, ни одного свидетеля. Однако в начале осени 2002 года расследование неожиданно возобновилось. Появились свидетели.

— Выяснилось, что, когда Ольга села в машину, в ней помимо ее хозяина Сычева был еще пассажир — Арютов, — рассказывает заместитель прокурора Калуги Сергей Старов. — Вместо названного девушкой адреса они привезли ее к пруду, где их ждали знакомые — Шариков и Рогов. Там были еще две девушки, фамилии которых я не хочу упоминать. Именно благодаря их показаниям мы смогли доказать, что жестокое преступление?- на совести этой четверки. Как будет впоследствии доказано в суде, все четверо надругались над Ольгой, после чего переключились на своих подруг.

— Я заявлю в милицию, вас посадят,- бормотала сквозь рыдания Ольга. Этим обещаниям четверка поверила. После недолгого совещания решили: она должна замолчать навсегда. Шариков, Рогов и Арютов окунули девушку в воду и держали там, пока ее тело не обмякло. Все это видели две другие жертвы насильников, но, основательно запуганные, даже не думали кому-то рассказать. Больше года следователи городской прокуратуры собирали оперативную информацию. Работая со своими «источниками», они и вышли на девушек-очевидцев, которые сначала отнекивались, но потом все рассказали. Шарикова, Рогова, Сычева и Арютова арестовали.

— Эти парни были известными личностями в районе, — рассказывает заместитель прокурора Калуги Сергей Старов.?- Возможно, двух девушек не лишили жизни только потому, что были убеждены: свои не выдадут. Первым мы допрашивали Шарикова. И он, не подозревая, что уже есть показания очевидцев, рассказывал о произошедшем на берегу пруда как свидетель. Но в ходе расследования выяснилось, что этот «свидетель» был одним из главных обвиняемых. Он и насиловал, и убивал.

Суда дождались только трое — Арютов повесился в СИЗО. Оказалось, что в его прошлом уже была судимость за изнасилование. Он четко представлял себе, что его ожидает в колонии. Суд по делу об убийстве Ольги Давыдовой начался летом 2003 года. Доказать вину убийц было нелегко. Близкие подсудимых всеми правдами и неправдами старались подтвердить их алиби. 12 свидетелей выступили в суде и заявили, что машина в тот вечер была не на ходу, а сами подсудимые сидели по домам. Девушка одного из подсудимых заявила, что он провел у нее ночь, был очень расстроен из-за того, что накануне разбил машину. Младшая сестра другого уверяла, что в тот день брат так устал на работе, что просто валился с ног, и заснул уже в восемь вечера.

— Не один или два человека, а сразу двенадцать хором подтверждали на суде алиби обвиняемых, — признается заместитель прокурора Калуги Сергей Старов. — Не буду скрывать, у меня в глубине души рождалось сомнение: а вдруг они правы, а все доказательства вины сфальсифицированы? Ведь получалось, что свидетелей, на основе показаний которых сформулировано обвинительное заключение, было гораздо меньше. Тем не менее в тексте приговора показания 12 свидетелей были признаны недостоверными и неподтвержденными никакими другими доказательствами. 26-летний Рогов получил 22 года лишения свободы, 24-летний Шариков — 25 лет. Его сверстник Сычев — 12 лет. Родственники осужденных плакали, но даже представить не могли, что для них еще далеко не все закончено и что через два месяца все они по приговору суда станут дюжиной лжесвидетелей.

«Я детей учу, я не могу врать»

Для судьи Елены Мельниковой процесс по 307-й статье («Заведомо ложные показания») стал первым. — Никто из коллег еще не вел такие дела, практики ни у кого из юристов нет, — вспоминает Елена Мельникова, — да еще подсудимых столько — столы дополнительные пришлось ставить.

По словам судьи Мельниковой, все 12 подсудимых утверждали, что они невиновны.

— «Я учу детей, я не могу врать», — сказала тогда родственница одного из осужденных, завуч образовательного учреждения,?- рассказывает судья. — Когда я зачитала приговор, у некоторых была очень бурная реакция. Приговор по делу об убийстве, который к тому времени вступил в законную силу, Елена Мельникова считала не подлежащим сомнению. В ее распоряжении были все протоколы судебных заседаний по делу Шарикова, Сычева и Рогова. Именно на основании этих документов Мельникова принимала решение о виновности подсудимых.

— В какой-то момент прокурор был сбит с толку, — вспоминает Елена Мельникова?- Вслед за адвокатами он стал настаивать на вызове в суд свидетелей преступления 3 июля 2001 года. На что я заявила, что не подвергаю сомнению показания очевидцев или свидетелей обвинения, на основании которых судом уже вынесен приговор.

Все обвиняемые были приговорены к штрафам — от 10 до 12 тысяч рублей. «Штрафная арифметика» Мельниковой учла все смягчающие обстоятельства для подсудимых: у одних были на иждивении несовершеннолетние дети, у других — престарелые родители. «Известиям» удалось встретиться с женщиной, которая была тогда приговорена как лжесвидетель. Условились не называть имен и фамилий. По ее словам, и она, и другие приговоренные за лжесвидетельство весь день 3 июля до сих пор помнят отчетливо, об этом она и говорила на суде.

— Если бы спросили про 4 или 5 июля, то эти дни я вообще не помню, а 3-го мы хоронили родственника — мужа моей тетки. Разве забудешь такое… Мы приехали из деревни с похорон около 11 вечера, Сергей — мой племянник — уже спал. Я его еще толкнула: «Садись, человека помяни!» — а он в ответ: «Я уже помянул». А потом в суде заявили, что он в это время вместе со своими друзьями девушку убивал. Прокурор так и сказал матери Сергея, моей сестре: «Вы вырастили убийцу».

Собеседница «Известий» рассказывает, что, когда она выступала на суде, ей несколько раз предлагали отказаться от показаний и не свидетельствовать против своих близких. Разъясняли, что тогда уголовное преследование прекратится.

— А почему я должна отказываться от своих показаний? — искренне возмущается она. — Должны же люди услышать, как все было на самом деле!

Тем не менее, федеральный судья Елена Мельникова уверена, что, выступая на процессе, свидетели кривили душой.

— В судах всегда давали ложные показания, — считает Мельникова, — жизнь так устроена. Сколько людей, столько и правд. И, знаете, с житейской точки зрения, я в чем-то понимаю родителей, которым никогда не доказать, что из их ребенка вырос преступник. Но в последнее время, мне кажется, прокуроры обратили более пристальное внимание на 307-ю статью.

Стоит только заплатить штраф

Суд над 7 свидетелями, обвиненными во лжи на процессе по делу об убийстве Михаила Алексеева, еще предстоит. Подсудимые Зозуля и Конотоп были приговорены к лишению свободы на 22,5 года и 12 лет соответственно. Суд не поверил свидетелям защиты и счел их показания голословными. В приговоре так и написано: показания недостоверные. С того момента, как судья произнес эти слова, наказание для свидетелей может стать неотвратимым. Это сигнал прокурору — надо возбуждать уголовное дело о лжесвидетельстве. И поскольку никакой суд не станет подвергать сомнению вступивший в законную силу приговор, участь обвиненного предрешена. Вопрос только в суровости наказания. Приговоренным за лжесвидетельство грозит штраф до 80 тысяч рублей.

Дело в отношении свидетелей защиты Зозули и Конотопа возбудили в конце августа этого года. Оно стало 666-м с начала года.

— Все семеро свидетелей не пропустили ни одного допроса, — рассказывает следователь Константин Мошков, — спокойно и обстоятельно отвечали на все вопросы, повторяя слово в слово то, что говорили на суде.

Чем обернется для заступников их заступничество, сказать пока трудно. Их адвокаты попытаются убедить суд в том, что обмана в показаниях не было, возможно, свидетелей подвела память.

— Они просто восстанавливали по памяти события, которые происходили за четыре года до суда, — сказал «Известиям» адвокат Марины и Ирины Конотоп Николай Иванов. — Однако суд счел их показания недостоверными. Но ведь «недостоверные» — это вовсе не означает «заведомо ложные», в чем их теперь обвиняют.

Анализируя прошедшие процессы, в прокуратуре Калуги пришли к выводу, что в большинстве случаев свидетели защиты идут на лжесвидетельство с подачи адвокатов. Как правило, это происходит на процессах по «тяжелым» статьям: убийства, покушения, изнасилования. По мнению прокуроров, только юрист может разъяснить, что риск уголовного преследования за недостоверные показания невелик. А если это и произойдет, убеждают родственников адвокаты, очень скоро судимость будет погашена — стоит только заплатить штраф. Вот тогда-то и начинается мифотворчество, названное в Уголовном кодексе «заведомо ложными показаниями».

Само понятие «лжесвидетель» уже наказывает

О том, какие принципы закладывались законодателями в статью Уголовного кодекса о лжесвидетельстве, «Известиям» рассказал Сергей Вицин, доктор юридических наук, профессор Московского университета МВД, один из авторов концепции судебной реформы в России:

— В 307-й статье УК РФ заложена конкуренция норм правовых и норм нравственных. Первые содержат потенциальную угрозу применения наказания?- штрафы и заключение под стражу. Вторые же обращены к совести человека. Предполагалось, что именно нравственные нормы более значимы и ощутимы для подсудимых. Само понятие «лжесвидетель» уже наказывает, с этим нужно будет жить дальше. В странах англосаксонских систем правосудия есть Библия, Коран, Тора. Там, если даже человек атеист, он, опираясь на общепринятые нормы нравственности, дает обещание суду быть правдивым и выполняет его. В нашей же стране только в 1993 году?- с введением суда присяжных — в законодательстве появилось понятие «совесть». До этого было «социалистическое правосознание».

В Англии лжесвидетелей прибивали за уши к позорному столбу. В США за дачу ложных показаний полагается тюремное заключение от года до пяти лет. Не считается детской шалостью лжесвидетельство и на Кипре. В этом островном государстве клятвопреступление карается тюремным заключением сроком до семи лет. Во Франции лжецам светит тюрьма сроком до семи лет или штраф, сумма которого выражается шестизначным числом. Законодательство Швейцарии оговаривает различные случаи лжесвидетельства — начиная от очевидцев и заканчивая экспертами. В качестве наказания предусматривается от шести месяцев обычной тюрьмы до пяти лет каторжной. В истории славного своими традициями британского правосудия самым суровым приговором за лжесвидетельство считается пятилетний срок тюрьмы, который получил несколько лет назад один частный детектив за дачу ложных показаний на бракоразводном процессе. Британские газеты писали тогда, что судья, выносивший приговор, сказал: «Если бы не семейное положение обвиняемого, его следовало бы засадить за решетку пожизненно». Первый закон против клятвопреступников, предусматривавший тюрьму и штраф, появился в Англии в 1563 году. Если лжесвидетелю нечем было заплатить штраф, его выводили на людную площадь и прибивали за уши к позорному столбу. Древние римляне и вовсе бросали клятвопреступников с утеса, а греки метили их позорным клеймом.

businesspress

Читайте также: