Дело Кернеса (Гепы) и его охранников, обвиняемых в похищении человека

Дело Кернеса (Гепы) и его охранников обвиняемых в похищении человека

Несмотря на смерть экс-мэра Харькова Геннадия Кернеса, процесс над ним продолжается — по просьбе его родственников, рассчитывающих на оправдательный приговор. Кернеса и двух его охранников Евгения Смицкого и Виталия Блинника обвиняют в похищении (части 2 и 3 статьи 27, часть 2 статьи 146 Уголовного кодекса Украины), пытках (части 2 и 3 статьи 27, часть 2 статьи 127 УК) и угрозе убийством (части 2 и 3 статьи 27, часть 1 статьи 129 УК) активистам Евромайдана Александру Кутянину и Сергею Ряполову в январе 2014 года.

Все трое не признали вину. А Киевский райсуд Полтавы уже закрывал это дело в 2018 году — когда прокуроры перестали ходить на заседания. Но потерпевший Ряполов и сама прокуратура обжаловали это решение, и дело начали слушать заново. Как адвокаты обвиняемых отказывались допрашивать одного из свидетелей, вспоминали историю Евромайдана и демонстративно не понимали русского языка — в репортаже издания «Ґраты».

С лета 2021 года суд в очередной раз допрашивает очевидцев событий восьмилетней давности. Свидетели со стороны обвинения — некоторых привозил в суд сам адвокат семьи Кернеса — то неожиданно оправдывали обвиняемых, то ничего не могли вспомнить.  

«Я — свидетель. А что произошло?» — смеялась над их показаниями защита. 

Однако 21 февраля в суде все же выступили двое ключевых свидетелей, подтвердивших обвинение — активист Евромайдана Андрей Васильев и случайный прохожий Алексей Кумака, которого, вероятно, тоже приняли за активиста.

«Кто вы такие?»

Митинг Евромайдана возле памятника Тарасу Шевченко в центре Харькова, 2014 год. Фото: MediaPort

Вечером 25 января 2014 года Андрей Васильев вместе с Александром Кутяниным участвовали в митинге Евромайдана возле памятника Тарасу Шевченко в центре Харькова. Уже по окончанию акции Васильеву позвонил еще один активист — Антон Геращенко, который через месяц стал внештатным советником министра внутренних дел Арсена Авакова.

Геращенко сказал, что, по его информации, возле станции метро «Ботанический сад» собралась толпа людей. Это могли быть противники Евромайдана, — предположил Васильев, выступая в суде в качестве свидетеля.

— Плохое качество звука, — резко перебил его рассказ адвокат семьи Геннадия Кернеса Александр Гунченко. Все стороны процесса участвовали в заседании по видеосвязи из разных судов.

В начале заседания адвокаты обвиняемых заметно нервничали — они отказывались слушать свидетеля по видео, объясняя это тем, что хотят допросить его лично в зале суда. Но судья Владимир Шиян в этом отказал, после чего защитники начали жаловаться на качество звука. В ответ свидетель терпеливо повторял свои слова.

В тот вечер Васильев и Кутянин встретились с Геращенко и вместе поехали в район «Ботсада». Активисты не увидели никаких «подозрительных людей» и стали возвращаться в центр.

— Кто вы такие, чтобы люди были для вас подозрительными? — придиралась к словам адвокатка обвиняемых охранников Лидия Изовитова.

— Мы — граждане Украины, активисты, участники Евромайдана, — спокойно ответил Васильев.

«Вы знаете историю Евромайдана, я — тоже»

Адвокатка Лидия Изовитова в Киевском райсуде Полтавы, 21 июля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Проезжая мимо гостиницы «Националь», где жил мэр Геннадий Кернес, активисты увидели большое количество машин с российскими номерами и решили снять их на видео. У Александра Кутянина разрядился телефон, и Васильев дал ему свой. Но сделать видео все равно не удалось — Кутянин случайно не нажал на кнопку записи.

— Вы знаете историю Евромайдана, я — тоже, — обратилась к свидетелю адвокатка Лидия Изовитова. — Какие события, связанные с агрессией в отношении Украины, были в январе 2014 года?

Васильев не понял вопрос.

— Вы говорите «российские номера», — уточнила адвокатка. — Я бы вас поняла в марте, в феврале, но в январе… Что тогда было?

— Вы знаете историю Евромайдана, а нужно знать историю Украины, — парировал Васильев. — Я много лет до этого активно участвовал в общественно-политической жизни Харькова и Украины в целом. Поэтому для меня были очевидными процессы, которые происходили в Украине — в Крыму, например. Я считал, что со стороны России всегда возможна агрессия. Кроме того, в СМИ была информация о том, что в Украину едут или могут приехать лица, которые будут заниматься дестабилизацией.

Адвокат Александр Гунченко все равно не понял, в чем ценность съемки машин с российскими номерами.

— Я считал, что люди, которые прибыли на тех машинах, вероятно, принимали участие в обсуждении планов по дестабилизации ситуации в Харькове — нападению на участников Евромайдана. Фиксация машин могла помочь следствию установить этих людей и привлечь их к ответственности, — объяснил Васильев.

— Почему же вы не обратились в правоохранительные органы? Чтобы этим занимались профессионалы, а не дилетанты вроде вас и Геращенко? — усмехаясь, спрашивал Гунченко.

— Мы точно знали, что в Харькове, как вы говорите, «профессионалы» занимали абсолютно не ту сторону, которую занимали мы, то есть пророссийскую. И влияние Кернеса на них было сильным.

Гунченко попросил Васильева аргументировать свои слова.

— Или вы просто занимаетесь болтовней? — провоцировал свидетеля адвокат.

— Можно уже отвечать на вашу болтовню? — выдержав паузу, ответил Васильев.

— Давайте без этого, — успокаивал обоих судья Владимир Шиян.

«Происходили политические движения» 

Обвиняемые Виталий Блинник и Евгений Смицкий (слева направо) в Киевском райсуде Полтавы, 21 июля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Так и не сняв машины с российскими номерами, активисты поехали к заднему двору гостиницы — зачем, Андрей Васильев не объяснил. Возле ворот их подрезал микроавтобус. Из него вышли люди, в которых Васильев узнал охрану Геннадия Кернеса. Один из охранников подошел к машине и потребовал открыть двери. Васильев отказался.

Антон Геращенко, который был за рулем, нажал на газ — попытался выехать со двора, зацепил припаркованную рядом машину и в итоге заехал в тупик. Активисты открыли двери и разбежались в разные стороны. Васильев и Геращенко спрятались во дворах многоэтажек, а Кутянина догнали.

По версии следствия, охранники Кернеса, среди которых были Евгений Смицкий и Виталий Блинник, задержали Кутянина и стали избивать его, пытаясь выяснить, зачем активисты снимали машины возле гостиницы. Затем они заставили Кутянина договориться о встрече с Васильевым в Макдональдсе на Пушкинской. Охранники делали это по распоряжению Геннадия Кернеса, — утверждает следствие.

Тем временем Васильев встретился с Геращенко. Они не смогли дозвониться Кутянину — его телефон был разряжен. Но позже тот сам перезвонил. Сказал, что с ним все в порядке, и назначил встречу. Васильев побоялся ехать и попросил об этом своего друга — Сергея Ряполова.

— Возникло подозрение, что Кутянина словили, — объяснил Васильев.

Ряполов позвонил ему, как только зашел в Макдональдс. Почти сразу Васильев услышал в трубке звуки борьбы.

Потасовка между охранниками Кернеса и активистами продолжилась и на выходе из кафе. Свидетелем этого стал Алексей Кумака, который припарковался рядом, чтобы выпить кофе. Однако, выступая в суде, он не смог вспомнить подробностей и не подтвердил, что среди участников конфликта были охранники Кернеса Евгений Смицкий и Виталий Блинник.

— За это время я успел жениться, завести двоих детей, один из которых уже идет в школу. А вы меня спрашиваете, что было восемь лет назад, — недоумевал Кумака.

— Я понимаю ваше возмущение, — поддерживал его судья Владимир Шиян.

Судья Владимир Шиян в Киевском райсуде Полтавы, 21 июля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Когда неизвестные направились в сторону Кумаки и начали бить его машину, мужчина сидел внутри. Он испугался, попытался уехать, но не смог — колеса оказались порезаны. Кумака решил, что его с кем-то перепутали, и не стал обращаться в милицию.

— Какие-то ребята решали вопросы, — сделал вывод свидетель. — Тогда время было такое. Происходили движения политические, в которых я никак не участвовал.

Кто и с кем его перепутал, Кумака понял только после того как прочитал о событиях 25 января в интернете.

По версии следствия, возле Макдональдса охранники задержали Ряполова, избили его и вместе с Кутяниным посадили в свою машину. Активистов привезли в «Националь», где снова избили. А Кернес якобы сам ударил Ряполова в нос и угрожал убить его, если тот испачкает кровью пол.

Поняв, что охранники задержали уже двоих активистов, Васильев и Геращенко решили рассказать об этом СМИ. Геращенко позвонил Ивану Варченко, который на тот момент был депутатом облсовета, и попросил написать о происшествии в фейсбуке.

— Это превентивное действие, чтобы минимизировать угрозу для жизни парней, — рассуждал Васильев.

Он пытался дозвониться Ряполову, но вместо него отвечали неизвестные — угрожали и предлагали ему прийти в обмен на освобождение Кутянина и Ряполова.

Адвокат Гунченко снова прервал Васильева — попросил повторить последнее предложение. Но вместо этого свидетель обратился к судье с просьбой сделать адвокату замечание — из-за того, что тот говорит на русском.

— Пусть все участники говорят на государственном языке, — нахмурив брови, сказал Васильев. Судья проигнорировал, но уже в следующий раз защитники задавали вопросы на украинском.

«Я до сих пор вижу для себя опасность» 

Адвокат Александр Гунченко в Киевском райсуде Полтавы, 21 июля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Александр Кутянин и Сергей Ряполов вышли на связь уже утром, рассказал Андрей Васильев. По словам активистов, охранники отвезли их в милицию, заставили написать заявление на Васильева и Геращенко — якобы они принуждали их снять машины возле гостиницы — и отпустили.

Антон Геращенко предложил товарищам выехать из Харькова. Ряполов отказался. А Кутянин и Васильев отправились в Киев, где позже написали заявление о произошедшем в МВД.

По мнению Васильева, охранники похитили и пытали активистов по указанию Геннадия Кернеса, у которого было большое влияние на правоохранительные органы и суды.

— Плохое качество связи, — снова возмутился адвокат Гунченко. — Большую часть мы не до конца поняли.

Все свидетели выступали по видеосвязи, слышно было вполне четко, но адвокат утверждал обратное.

— Просим прервать допрос свидетеля и продолжить в зале суда в Полтаве, — поддержала его адвокатка Юлия Плетнева.

— Мы уже решили этот вопрос: спросите еще раз, свидетель повторит, — устало возразил судья Владимир Шиян.

Адвокатка Изовитова уточнила, был ли Васильев лично знаком с Кернесом. Свидетель подтвердил — знал его «как общественно-политический деятель». Тогда адвокатка напомнила, как ранее в суде Кернес утверждал, что Васильев требовал у него взятку в обмен на другие показания.

Васильев отрицал. При этом он вспомнил, что встречался с Кернесом весной 2015 года — в качестве заместителя начальника избирательного штаба кандидата в президенты Петра Порошенко.

— Если бы был Геннадий Адольфович [жив], я бы и сейчас ему сказал: возместите, пожалуйста, парням ущерб. То же самое я бы сказал тем, кто сидит на скамье подсудимых, — добавил Васильев, имея в виду охранников Евгения Смицкого и Виталия Блинника.

Фразу «на скамье подсудимых» он произнес на русском.

— Пожалуйста, на государственном языке! Мы не понимаем русский! — тут же выкрикнул адвокат Александр Гунченко.

Васильев попытался сдержать улыбку.

— Уважаемые, давайте не будем перекручивать фразы, — вздохнул судья.

Подводя итог, Васильев сказал, что разочарован в правосудии.

— Люди, которые виновны в тех событиях, не наказаны, они считаю, что им все сходит с рук. Я до сих пор вижу для себя определенную опасность.

— Правильно, — съязвил адвокат Гунченко.

— Это угроза? — уточнил Васильев.

Но адвокат сделал вид, что снова не расслышал.

Автор: Ганна Соколова; Ґрати

Читайте также: