ИНТЕРНАЦИОНАЛ ПО-ПИТЕРСКИ

C двумя крупнейшими криминальными группировками Санкт-Петербурга «тамбовской» и «малышевской» не только сосуществуют, но и успешно конкурируют так называемые черные ОПГ, представленные в северной столице России «азербайджанцами», «чеченцами» и «казанцами». Последние, кстати, сейчас претендуют на главенствующую роль в преступном мире Северной Пальмиры.Братки «кавказской национальности»

«Азербайджанская» группировка на самом деле по своему этническому составу является интернациональной, но объединяет в основном выходцев с Кавказа и Закавказья — азербайджанцев, армян, грузин, осетин, кабардинцев, балкарцев, дагестанцев и даже цыган. «Азербайджанцы» — достаточно многочисленное и хорошо вооруженное криминальное объединение, насчитывающее около 200 бойцов. В «азербайджанскую» ОПГ входят несколько бригад, которые имеют определенную автономию и делят между собой практически все продовольственные рынки Питера, а также активно — по традиции — занимаются наркоторговлей.

Среди «азербайджанцев» нельзя не отметить группы таких бригадиров, как Алим (контролирует рынки Кировский, Лигово, возле станции метро «Проспект Ветеранов»), Гусейнов (базируется в ресторане «Орешек» в поселке Веселом и контролирует торговлю наркотиками на Некрасовском рынке), Наиль (кроме контроля над гостиницей-казино «Прибалтийская», известен выполнением охранных функций при Александре Розенбауме). Крупнейшей среди этих «черных» бригад считается группа Михаила Азагяна — Резаного. В нее входят преимущественно армяне и дагестанцы, которые занимаются транспортировкой и распространением наркотиков. Группировка Резаного известна своей «беспредельностью», и в городе с ней считаются, чему способствует и покровительство таких авторитетов, как Давид Тертерян — Сухумский и Азарян — Овик. Выделяются также среди «азербайджанцев» бригада «талышей» (доставляет в Петербург неочищенный героин и базируется на Некрасовском рынке) и автономная группа кировских татар, которые предпочитают действовать самостоятельно.

Общее руководство сводной бригадой «азербайджанцев» осуществляют лидеры криминального мира — Драм, Наиев, Тагир, Рыжий Кумык, а их «крышей» выступают авторитеты воровского мира Назим, Нурек, Катран. «Азербайджанская» ОПГ в целом контролирует почти все правобережье — Красногвардейский и Невский районы, ларьки на Пискаревке и Большой Пороховской улице, а также гостиницы «Россия» и «Советская» и рестораны «Адмирал» и «Орешек». «Азербайджанцы» имеют хорошие связи с районными отделениями милиции, но предпочитают «не шуметь» и в конфликты со «славянами» не вступать, а те, в свою очередь, считаются с интересами коллег с юга.

А «чеченцы» здесь тихие…

Особняком от других преступных группировок, сформировавшихся из выходцев с Кавказа, стоит в Питере «чеченская» ОПГ. «Чеченцы» появились в Петербурге и Москве одновременно в конце 80-х годов. Обе столичные группы поддерживают тесную связь между собой и с родиной. Группа питерских «чеченцев» (около 100 штыков) уступает по численности москвичам, но является одной из сильнейших в городе и, кроме того, самой мобильной. Тем не менее «чеченская» ОПГ в свете событий последнего десятилетия в Чечне старается вести себя очень осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания ни к себе, ни к «мирной» многочисленной чеченской диаспоре в Петербурге. Лидеры «чеченцев» неоднократно заявляли о нежелании господствовать в городе и призывали все преступные группировки к мирному дележу сфер влияния. «Чеченцы», в отличие от «бандитов» — «малышевцев» и «тамбовцев», уважают воровские законы и беспрекословно платят в общак. Им даже удалось заручиться поддержкой такого известного старого питерского авторитета, как Феоктистов.

Местом сбора «чеченцев» в Питере стало кафе «Рица». Контролируют они, по некоторым сведениям, АКБ «Кредит-Петербург» и «крышуют» многие коммерческие предприятия Красногвардейского, Калининского, Выборгского и Невского районов. В сферу «чеченских» интересов входят также краденые автомобили. Один из лидеров группировки, некто Маер, имеет связи с преступными кругами в Литве, откуда в Петербург доставляются наркотики и оружие. В числе главных лидеров «чеченцев» в Питере — бывший дзюдоист Руслан Балаев (состоял в личной охране Анатолия Собчака), некто Джафар и Мустафа (базируются в Купчине и славятся как люди жесткие и неуступчивые). Среди главарей более мелких бригад следует назвать Ильяса, Пашу, Бека, братьев Кураевых, Ахмеда, Мусу, Рамадана, Марата.

Третий лишний… до поры до времени

Одним из людей, тесно связанных с «чеченской» ОПГ непосредственно родственными отношениями, является нынешний лидер «казанской» преступной группировки, которая считается в Питере третьей по силе (а специалисты говорят, что теперь уже и первой), Артур Кжижевич, известный под кличками Петрозаводский, Артур, Динго. Поговаривают, что этот человек даже входит в совет старейшин мифического Джапар-клана, который контролирует всю чеченскую преступность в России. Так или иначе, но точно известно, что Артур Кжижевич родился в Грозном в зажиточной семье. Он хорошо учился в школе, успешно занимался вольной борьбой, был комсомольским активистом районного уровня и даже посещал музыкальную школу, но с юных лет имел преступные наклонности. Еще студентом Артур Кжижевич был арестован и осужден в 1988 году за вымогательство (жертвой стал один из друзей его отца, последний, поговаривают, из-за этого отказался «выкупить» сына). После такого тесного знакомства с советскими правоохранительными органами Артур страдает хроническим заболеванием почек. За хорошее поведение ревностный мусульманин, сдержанный и расчетливый Кжижевич возвращается на волю и едет в Петербург, где сколачивает собственную бригаду из выходцев из Казани, с которыми познакомился еще в зоне.

На то время «казанцы» уже плотно обосновались на берегах Невы. Молодежным бандам, появившимся еще в конце 70-х годов в Казани, Набережных Челнах и других городах Татарстана, стало тесно дома, и в поисках бандитского счастья они массово отправились в Москву и Петербург. В Северной Пальмире с конца 80-х годов «казанцев» возглавлял Марат Абдрахманов — Мартин, ближайшими сподвижниками которого стали Наиль Рыжий (убит в разборках) и Салават Стреляный (на данный момент пребывает в местах не столь отдаленных). В то время главенствующее место среди ОПГ Петербурга занимали «малышевцы», с которыми довольно успешно соперничали заезжие гости из Тамбова. Третий, как говорится, лишний, поэтому «казанцы» до поры до времени вели себя тихо. Звездный час «казанской» ОПГ в Питере настал, когда правоохранители, видимо, устав от кровавых разборок между «малышевцами» и «тамбовцами», арестовывают в 1994 году лидеров и той, и другой группы. Пока те пребывают в Крестах, «казанцы» активно подминают под себя бесхозные коммерческие предприятия конкурентов, влезают в лесной и нефтяной бизнес, прокладывают дорогу в Карелию, добираются до банковской системы Петербурга и прибыльной наркоторговли. Но счастье вскоре изменило Мартину, и его тоже арестовывают вместе с главными помощниками — Фантомом, Зозулей, Карпом, Добряком, Поздняком. Оставшись без лидера, «казанцы» сразу попадают в неприятную историю — 7 апреля 1995 года они, потеряв всякий страх, вступают в перестрелку с милиционерами на Суворовском проспекте. В результате был убит старший лейтенант Владимир Троценко. Такого милиция простить не могла, и по городу прошли массовые зачистки: за решетку угодили не только многие «казанцы», в частности Артур Кжижевич, который тогда возглавлял небольшую бригаду, но и лидеры многих других группировок. Пальму первенства опять возвращают себе «тамбовцы».

Папа вернулся

К моменту выхода Артура Кжижевича — Петрозаводского, который не переставал поддерживать связи со своими, ситуация в Петербурге была напряженной: сильнейшей криминальной группировкой являлись «тамбовцы» Владимира Кумарина — Кума, их бывшие соперники «малышевцы» ослабели, хотя позиции окончательно и не сдали, а сам Александр Малышев находился в Германии, где лечился после ранения. «Казанцы» довольствовались положением «бронзовых призеров». Их лидеры Владимир Колесников (владеет спортивным клубом «Ринг» и имеет влияние среди спортсменов), Наиль Хаматов (был недавно застрелен, и, по слухам, его сменил присланный московскими «казанцами» Владимир Дьяков), Равиль Мещеров (бывший сотрудник милиции), имея каждый собственную бригаду, но при этом тесно сотрудничая, частично контролировали Калининский и Выборгский районы, а также Васильевский остров.

Воровская Москва, которую не удовлетворяло главенство в Питере бандитов из Тамбова, назначила «смотрящим» местного бригадира Константина Яковлева — Могилу. Но во время войны между Могилой и «тамбовцами» в 1999 — 2000 годах погибло много авторитетов, и Константин Яковлев предпочел пойти на перемирие и разделить сферы влияния. В мае 2003 года Яковлева убивают в Москве. К тому времени вернувшийся Артур Кжижевич снова собрал «казанцев» и вышел с ними на первое место в консорциуме четырех «казанских» бригад. Специалисты полагают, что в убийстве Могилы не обошлось без участия Артура Кжижевича, которого московские воры якобы назначили «смотрящим» вместо Яковлева. Теперь перед «казанцами» во главе с Кжижевичем, который сотрудничает с «чеченцами», а ранее был близок к «малышевцам», стоит четкая задача — опрокинуть в Питере гегемонию «тамбовцев».

Виталий Пирович Первая Крымская

Читайте также: