Записки районного опера. Бытовые изнасилования

Все нынче помешаны на сексе – даже угрозыск! Казалось бы, ну какого хрена нам, операм-трудягам, совать любопытствующие носяры в интимно-пахучий процесс взаимодействия гениталий нашего ещё не окончательно стерилизованного Чернобылем, химическими дождями и постоянными стрессами населения, а вот поди ж ты: и суём, и нюхаем, пробуем на ощупь и на вкус, присматриваемся, сравниваем реальность с законодательством, служебными инструкциями и собственным здравым смыслом… БЫТОВЫЕ ИЗНАСИЛОВАНИЯ

Казалось бы, ну какого хрена нам, операм-трудягам, совать любопытствующие носяры в интимно-пахучий процесс взаимодействия гениталий нашего ещё не окончательно стерилизованного Чернобылем, химическими дождями и постоянными стрессами населения, а вот поди ж ты: и суём, и нюхаем, пробуем на ощупь и на вкус, присматриваемся, сравниваем реальность с законодательством, служебными инструкциями и собственным здравым смыслом… И случись хоть малейшему намёку на незаконное отправление секс- потребностей — за яишню (вариант: за манду!) виновника, и – в кутузку!..

А сколько наблюдается всяческих интересных ситуаций, замечательных характеров, занимательных судеб и удивительнейших сюжетов — куда там всем Шекспирам, маркизам де Садам и прочим Эммануэлям!..

Когда тянешь лямку без всякого материального и морального стимулирования, исключительно — из-под начальственной палки, то никакая служба не в радость, вынужденно исполняешь свои обязанности – вот и всё… Но и в этом общем «канализационном» потоке расследуемых нами преступлений самые гнилушные и неприятные из всех категорий уголовных дел — это дела об изнасилованиях.

Нет, не маньяков-садистов и не людоедов-растлителей имею я в виду, там – случай особый, а самые что ни на есть обыкновенные, «бытовые» изнасилования, коих вокруг ежедневно совершается вы даже не поверите сколько… Массы, великое множество, мириады!.. У баб это в крови – кривляться, строить недотрогу, сдвигать колени в монолит и хныкать заманчиво: «Ой, не надо!.. Ой, я не хочу, не буду и ни за что!.. Ой, мужчина, немедленно оставьте мои трусики в покое!..» Ну, а мужчина, как всякий уважающий себя самец-производитель, повинующийся голосу крови, инстинктивно рвётся в запёртые ворота… Чем прочнее запор — тем больше желание сорвать его…

И вот уж ворота – распахнуты, колени – раздвинуты, трусики с лифчиками и прочими отвлекающими от творческого процесса невесомыми дамскими тряпицами — отброшены в сторону, и если мужик – действительно боец, а не обманывающий себя давними воспоминаниями о былой удали ветеран-развалюха, то тогда — вперёд и с песней!.. Так было, есть и будет. Секс без лёгкого принуждения слабого пола сильным – что котлеты без соли, — кушать можно и так, но — не вкусно, и хочется пренебрежительно буркнуть повару своё неодобрительное «Фэ!»

…Так вот, часть подобных историй заканчивается пламенной дружбой с последующим совместным походом в ЗАГС и свадебными кольцами, другая часть — ничем не заканчивается, перепихнулись – и разбежались, по принципу: «Половой акт — ещё не повод для знакомства!», ну а в некоторых случаях (к огорчению угрозыска – слишком многочисленных) пострадавшая в зарёванно – потрёпанном состоянии прибегает в РОВД со слёзной жалобой: «Арестуйте такого-то, он меня зверски изнасиловал!..»

Вот и приходится нам вникать в произошедшее, окунаться по уши в разнокалиберные гнусности, ловить и изобличать не вора, не бандита, не гнуса какого-нибудь, а, зачастую, такого же нормального мужика, как и мы сами… Ну – разгорячился… увлёкся… проявил чуток больше напористости, чем следовало… Так что ж, за это так уж и непременно – и в тюрьму?!. Но по закону получается, что – именно так…

И чем вдвойне неприятны нам подобные преступления: занимаешься всё ж таки ими, тратишь время, силы и нервы, доводишь в оконцовке дело до благополучного финала, а потом — бац!.. Все твои усилия — коту под хвост…Примерно в 90% подобных случаев «жертва» полюбовно договаривается с «насильником» (либо откупается он от неё, либо женится на ней), и забирает свои претензии обратно… Удайся нам даже без её показаний и вопреки её желанию довести дело до суда — без её показаний ничего не получится, «всё совершалось по доброй воле и обоюдному согласию!», и — точка. Оно бы и ладно, нечего наши тюрьмы нормальным мужичьём переполнять, но какого же хрена ты как последнее чмо две недели своей жизни на разбор заявы этой сучки ухайдакал?!.

ВАРИАНТЫ ИЗНАСИЛОВАНИЙ

Большинство случаев бытового изнасилования укладывается в несколько нехитрых схем, и почти в каждой из них легко угадывается вина в произошедшем и самой пострадавшей.

Скажем, ультра — модно накрашенная, куряще — пьющая и раскованная до упора деваха в мини-юбке знакомится в вечернем кафе с милым, воспитанным, ни разу ещё не сидевшим юношей, танцует с ним, базарит про жизнь, жрёт и, само собою, бухает за его счёт, хихикает над его не шибко смешными шуточками, и где-то на 31-й минуте знакомства уже позволяет тискать под столиком своё тощенькое, но горячее коленце… Короче, всячески подает надежду!..

Понятно, что после такого дружеского застолья кавалер набивается проводить её до дома. В неосвещённых переулках они целуются всё откровеннее, и при вводе девицы в её подъезд вконец осмелевший юноша предлагает воспользоваться батареей центрального отопления в каком-нибудь укромном месте, и там быстренько закончить начатое в чрезвычайно удобной для торопящихся парочек позе «раком»…

Но вот тут неожиданно оказалось, что девица — «честная», а не какая-нибудь д а в а л к а!.. «Что вы, что вы!.. Милостивый государь, мы же с вами едва знакомы!.. Я так не могу!.. Вы даже не представлены ещё моим родителям!..» — что-то в этом роде пробормотала пьяненькая леди.

«Динамит, соска!..» — догадался молодой человек. И, взбодрённый выпитым и явно подаваемым партнёршей всем своим поведениям сигналом: «Не верь моим кривляньям — вперёд, в атаку!», — ставит особо не сопротивляющуюся барышню буквой «г», и от души вливает в неё бурлящий избыток своих сперматозоидов.

А буквально через полчаса, едва успев застегнуться и по новой причесаться перед зеркальцем, девица та влетает в дежурку райотдела с жалобным вскриком: «Только что меня поимели силой!» И цель её понятна: с помощью ментуры скачать с доверчивого юноши побольше бабла себе на выпивку и косметику…

Другая схема. Родители укатили на дачу, оставив в квартире готовящуюся к экзаменам дочурку-старшеклассницу. Но до экзаменов — целых два дня, и дитятко, решив слегка оторваться по полной программе, собирает у себя дома вечеринку одноклассников. Компашка весь вечер дрыгает конечностями под музыку, квасит по-чёрному, тискается и трахается как попарно, так и в групповом режиме, а наутро дочка просыпается с тяжёлой головою и в одной постели с голым как правда наслушавшегося Ильича питерского пролетария мальчиком Петей…

И всё бы ничего, чай – не впервой… Но тут, очень некстати домой возвращаются родители. Шум, гам, визг, ничего не понимающего с бодуна Петеньку осерчавший папаша бьёт смертным боем, а маменька скорёхонько звонит по О-2… И как тут объяснишь почтенным родителям, что чудненькая, культурненькая, чистенькая и светленькая их Танечка (Юленька, Жанночка, и т. п.) — вовсе не целомудренный пиончик, а давно и привычно раздвигающая ножки перед любым сластолюбивым жеребчиком юная потаскушка?.. Не втолкуешь им такое, вот и приходится Танечке наскоро сочинять версию о Петеньке-насильнике. Тогда волокут менты-архаровцы юнца в кутузку, и хорошо, если адвокат попадётся ему умелый, или же его родители сумеют полюбовно договориться с её родителями, уплатив сколько надо… А если – нет?.. Тогда ждёт неудачливого Петю «зона», вернётся из которой он нескоро — морально и физически искалеченным, навсегда вышибленным из жизненной колеи и ущербным…

…Бывают и совсем уж миленькие случаи. К примеру, одним чудным вечером (почему-то это – самое излюбленное насильниками время) некий парнишка зашёл в гости в знакомой барышне. Погода на улице стояла неважнецкая, угощений же она выставила ему немеренно, так что засиделся он у неё в гостях до полуночи, аккурат до того момента, когда вдруг захотелось ему большой и чистой любви. Отдаться по первому же его хотению гостеприимная хозяюшка отказалась, тогда он врезал ей по мозгам, избил разнообразно, всячески изнасиловал, а утром заявил, что жить без неё не может, и планирует у неё жить. Она и согласилась… Три недели он честно квартировался у неё на всём готовеньком, — обеды — ужины, штопка -стирка, и всё такое… А потом неожиданно сознался, что — женат, и любит только свою жену… Какое-то время они были в ссоре, но теперь — помирились, и он возвращается к ней… Ещё месяц она за ним бегала, пыталась вернуть, даже била стёкла у него на квартире и ругалась с его законной супругой, а потом – прибежала в милицию с заявлением об изнасиловании, в надежде, что он испугается и вернётся… Мы, конечно же, прогнали нахалку, — только нам ещё и не хватало подобным дерьмом заниматься… Хотя формально, по закону — среагировать даже на подобную бредятину — обязаны. Прояви она характер, заставь зарегистрировать её заяву — минимум неделю пришлось бы возиться с этой хреновиной…

Другой курьёзный случай… Парень пришёл в гости к тёлке. Пили, ели, целовались, развратничали на диване, уснули… Проснувшись, она не обнаружила ни парня — рядом, ни своёй кожаной куртки — в шкафу… Одежды было жалко, поэтому она примчалась в райотдел с новостью, что её-де обворовали, а заодно – и изнасиловали… Задержали мы того мудака. Факт кражи он косвенно признал («взял куртку поносить, хотел вернуть через два часа, да замотался и забыл…»), изнасилование же отрицал яростно и орущее, понимая, что влепить за такое могут на полную катушку… Просим девицу рассказать все подробности – и слышим, среди прочего, сразившую нас наповал фразу: «Он насиловал меня три часа…» Насиловать бабу ТРИ ЧАСА — это ж надо столько ещё суметь!.. «А почему вы не кричали, не звали соседей на помощь?..» — интересуемся деликатно. Она, помявшись, призналась: «Да просто перед ними было неудобно…» Ну-ну… Отделался тот парень годом условно, — за куртку…

…Но всех сексуально обиженных придурков не прогонишь и их вонючих заявлений не похоронишь, по многим из них приходится всё же принимать какие-то меры. А — не хочется, и не потому только, что, повторюсь, потерпевшие позднее сплошь и рядом всё равно договариваются со своими обидчиками полюбовно, и все усилия оперов идут под хвост… Но и просто обидно, что хорошие в общем-то парни должны топать за решётку и уродовать свои жизни только потому, что не вовремя собственная сперма им в мозги ударила… Вернутся из «зоны» они совсем уж другими: озлобленными и жестокими… Не нужно это ни государству, ни обществу, ни мне, оперу… Вот и стараюсь всячески отвадить страдалиц-заявительниц.

ОТВАДИТЬ ЗАЯВИТЕЛЬНИЦУ…

Примчится ко мне в очередной раз такая, требует разобраться с Петровым (Сидорчуком, Иваношвили – нужное подчеркнуть), и осудить его по всей строгости наших добрых как родная бабуля законов, а я уж кумекаю, как бы это половчее её сплавить, и от глупой своей задумки заставить отказаться…

Прямо в лоб, разумеется, не говорю: «Вали отсюда, тварь подзаборная, пока тебе пасть от уха до уха не порвал!» Она ж, ядри её маму, полноправная гражданка нашего Отечества, что ты… За моё неподобающее поведение может осерчать и жалобу накатать куда надо… И потому отвечаю ей ласково: «Очень хорошо, милостивая сударыня Аделаида Никитична (или Мария Владленовна, или ещё какая-нибудь Луизиана Таврикиевна), что пришли ко мне со своею бедою!.. Так и надо… Такую милую женщину – и снасильничать?!. Как будто мало извергу других, которые — вокруг, и на всё сами согласные… Но ничё, сидеть теперь этому гаду и сидеть!.. Ваши внуки уж в институты поступят и сами дедами заделаются, а он всё ещё в тюрьме будет чалиться, так надолго мы его туда засунем…

…Но теперь следует вам для содействия правосудию направиться вот по этому адресу, на экспертизу, там наши товарищи осмотрят вас, ощупают во всех пострадавших от насильника местах, и возьмут у вас мазки из влагалища, рта и анального отверстия, с целью сличить обнаруженные там остатки спермы и слюны с изъятыми у подозреваемого образцами… Ну а уж потом — милости прошу ко мне на допрос!.. Поговорим-покалякаем про случившееся, про жизнь, да и вообще… Нам ведь многое о вас надо узнать, глубокоуважаемая Серафима Назаретовна (или как там её): где работаете или учитесь, на какие доходы существуете, с кем дружите и интимничаете, кто ваши родители, и чем они занимаются… Всё-всё-всё о вас хотим узнать мы!.. Вполне возможно даже, пройдутся наши товарищи по вашим соседям, узнают их мнение о вас, о вашем образе жизни, о ваших друзьях и приятелях… Знаете, как много самой неожиданной информации о человеке можно собрать при ближайшем рассмотрении… И лишь потом, оформив дело, передадим его суд. Готовьтесь ко всякому. Любят в наших судах задавать самые разные вопросы… Прокурор, адвокат, судья, народный заседатель, а то и сам подсудимый вправе спросить вас, к примеру: «Сколько раз давали вам в рот в тот роковой вечер?», «Какого вкуса была проглоченная вами сперма?», «Можете ли вы описать анатомические особенности введённого в ваш анус члена?», и даже: «Доходила ли головка члена до вашей матки в момент наибольшего погружения в ваше влагалище?» (Прошу извинить моих читателей за некоторый натурализм этих вопросов, но я же не виноват, что в судах при рассмотрении подобных дел спрашивают именно ЭТО!).

…Негодяя, безусловно, после всего этого – осудят… Но сидеть он будет не вечность, вы понимаете?.. Пройдёт пять…семь… самое большее – десять лет, и с какими же мыслями он выйдет после всего этого на свободу?.. Правильно, только с одной мыслью: отомстить!.. Кому?!. Странный вопрос… Да тому, благодаря кому он и попал в места лишения воли – вам, разумеется!.. И, знаете, всякое бывало… Иногда мстители эти и до смертоубийства доходят!.. Вы меня понимаете?..» — я вскидываю заранее скорбящие глаза, и – обнаруживаю, что моя собеседница, сорвавшись со стула, стремглав бежит к двери. Передумала отчего-то заявление подавать!.. Ай-я-я-я, а я уж и заявление её регистрировать собрался… Но раз нет потерпевшей – то нет и заявления, и уголовного дела тоже нет, что и требовалось доказать… А то — «изнасиловали меня!.. …обесчестили!..» Правильно говорят: «Сучка не всхочет – кобель не вскочит!» Не я это открыл — народ!..

ТРИ СТУДЕНТИКА И МАЛОЛЕТКА

Ещё одна типичная для наших дней ситуация. Трое студентиков — второкурсников (все – из приличных, вполне обеспеченных семей) подцепили на улице смазливую шалаву. Причём – малолетку, но сама она не сказала, что 16-ть ей исполнится только в декабре, а они сами этого обстоятельства ввиду десятислойного слоя её косметики не заметили, да и вряд ли считали достойными внимания подобные мелочи…

Привели они её в общагу, напоили шампанским и водочкой, а затем – поимели как хотели. Утром же, приведя в чувства, поимели взводом ещё раз, и – выгнали в шею. Ни черта не заплатив, между прочим, что было с их стороны стратегической ошибкой. Логика их была проста: раз прочих чувих, тех же студенток, например, — трахаем мы бесплатно, то почему этой соске надо платить?!. Но зря они так — с профессионалкой…

Сообразила эта шалавочка, что родики у студентов наверняка – с денежкой, и неплохо бы их «подоить»… С этой мыслёй и прибежала она в РОВД. Следы спермы всей троицы — в теле, на теле и на одежде пострадавшей — в изобилии… Лицо, шея и грудь – в ссадинах, укусах и засосах… На спине и ягодицах — следы от потушенных ребятишками окурков… Мало того, ещё и куча свидетелей нашлась, которые видели , как вечером шалаву приводили в общежитие, а на рассвете – выгоняли… В общем, светило придуркам за групповое изнасилование несовершеннолетней от пяти до десяти лет тысячеваттным прожектором!.. Сильно возжелай они загреметь в «зону» как можно надольше — и то не смогли бы сработать компромат на себя более доказательней…

От этого дела лично я стоял в сторонке, но всё гримасы и маневры своего руководства наблюдал прекрасно. Дело было клёвым… В том смысле, что на нём можно было погреть руки, да ещё как!.. Не одна ведь малолетняя халява могла размышлять и считать варианты… Родители юнцов скинулись, и на горизонте замаячили вполне конкретные и весьма значительные суммы… Хватило бы для подмазки и хитрозадой Лолиточки, и ментовских, и судейско-прокурорских…

Но вот беда: слишком уж история вышла резонансная!.. Многократно писали о ней местные газеты, возмущаясь растленностью покусившегося на честь невинного ребёнка студенчества… Мэр города на каком-то авторитетном совещании вякнул пару недовольных слов насчёт ослабления моральных устоев подведомственного ему населения… Городская прокуратура объявила, что держит это дело под своим неусыпным контролем… В этой ситуации взять на лапу было просто-таки невозможно, но – уж больно хотелось!.. Аж ладони свербили… И вам не представить себе моральных мучений должностного лица, которое хочет хапнуть, и в данном случае может хапнуть, но – не смеет!.. Какой-то там жалкий принц Гамлет с его дурацким вопросиком: «Быть или не быть?» — на фоне подобного трагического противоречия желаний и возможностей смотрелся бы жалким примитивом, что-то вроде колхозного бригадира, горестно взывавшего в окружающую пустошь: «Где же взять мне бабки на солярку?..»

И кучерявились мозговые извилины моих начальников в поисках выхода из создавшегося положения. Покумекали они маленько между собою, да и назначили на это дело следователем – неопытного мальчугана, вчера только кончившего юрфак университета. Расчёт был тонок: возьми сопляк и попадись — ему только и отвечать за это, накажут по всей строгости, ну а если возьмёт и не попадётся — тогда уж будь добр делиться со старшими!.. Такого жирного барашка приватизировать себе целиком и полностью никто тебе не даст, не по чину, не по занимаемому тобою месту у кормушки!.. Так что в худшем случае начальство ничем не рисковало, а в лучшем — сполна получало свою долю…

Но следак попался из молодых, да ранних: грамотно просчитал сложившуюся ситуацию, и ставить на кон собственную судьбу и карьеру ради чужих барышей не пожелал категорически. На все тонкие и толстые намёки сверху, снизу и сбоку — отвечал с угрюмым однообразием граммофона: «Работники правоохранительных органов взяток — не берут!» Ага, не берут — если у них рук нету, оторвало чем-либо или ампутировало… Таким денежки не в руки отдают, а прямиком в кармашек кладут, в таком симпатичном пухленьком конвертике… Или же в ящик письменного стола подкидывают!..

Чем закончилась эта история, спрашиваете?.. Да ничем пока не закончилась, всё ещё продолжается… Долго тянуться ещё этой волынке, но думаю, что в итоге студентиков тех всенепременно отпустят — уж больно большие бабки маячат за ними!..

(Продолжение следует)

Владимир КУЗЕМКО, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: