ДЕЛО ШКРИБЛЯКА: СЛЕДСТВИЕ ОКОНЧЕНО. ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

Прошло почти три недели после завершения закрытого судебного процесса по одному из наиболее громких убийств последних лет — вице-губернатора Ивано-Франковской области, лидера прикарпатских эсдеков и кандидата в народные депутаты Николая Шкрибляка. К пожизненному заключению приговорены организатор террористического акта – Игорь Тимчук и пособник теракта Сергей Позняков.Тем не менее осталась масса вопросов.

Итак, вопросы. Почему “заказное” убийство прокуратура квалифицировала как теракт? Почему на судебное заседание не пустили даже отца убитого, не признав его потерпевшим по делу? Что за долговую расписку нашли в кармане застреленного чиновника и зачем ее текст, вопреки тайне расследования, опера показывали Роману Зварычу — народному депутату от «Нашей Украины» и конкуренту по избирательному округу погибшего Шкрибляка?

Итак, все по порядку. 29 марта 2002, за два дня до парламентских выборов в Ивано-Франковске убили одного из влиятельнейших и богатейших людей края — Николая Шкрибляка. Около 22.00 жильцы дома по улице Чорновола услышали выстрелы в подъезде. Выбежав на их звук, соседи обнаружили окровавленное тело вице-губернатора, как обычно поздно возвращавшегося с работы в облгосадминистрации. (К слову эта квартира, по слухам, числилась на его водителе — Герасимчуке). Четыре часа лучшие врачи области боролись за жизнь Николая Шкрибляка. Однако их усилия оказались тщетными. Николая Васильевича похоронили в его родном селе Яворив…

На месте происшествия правоохранители обнаружили 18 стреляных гильз. 9 пуль извлекли из тела убитого чиновника. Как выяснилось, в Шкрибляка стреляли из автомата чеченского производства. Однако, само оружие убийства так и не нашли. До сих пор не ясно: почему киллеры не воспользовались пистолетом с глушителем, а избрали автомат, переполошив всех соседей. Почему Шкрибляку оставили хоть и маленький, но шанс выжить, не сделав контрольного выстрела. Почему не тронутой оказалась приличная сумма денег – около 18 тысяч долларов. И, наконец, почему профессионалы, если действительно работали «профи», оставили в кармане покойного документ, позволивший правоохранителям уже через четыре дня арестовать человека, в дальнейшем признанного судом заказчиком теракта.

Буквально на следующий день после убийства, 30 марта областная прокуратура возбудила уголовное дело по столь редкой для украинской юриспруденции статье – “террористический акт”. На состоявшейся затем пресс-конференции губернатор и прокурор были удивительно единодушны в оценках трагедии: убийство Шкрибляка – это политическое преступление, и никакой экономики здесь нет. Мол, кандидат в депутаты по Надвирнянскому округу Николай Шкрибляк в последнее время сосредоточился только на выборах. Ну разве что, чуть-чуть занимался любимым туризмом.

Справка «УК»

Шкрибляк Николай Васильевич родился 9 ноября 1959 года. После окончания Львовского сельскохозяйственного института работал инженером-строителем в колхозе им. Ленина, затем — председателем правления кооператива «Проминь». А чуть позже – вице-президентом ЗАО «Региональное агентство экономического развития». В 1997 – начальник Главного управления внешних экономических связей и торговли Ивано-Франковской облгосадминистрации. С декабря 1997 – вице-губернатор. Курировал энергетику и нефтегазовый комплекс, в частности, «Прикарпаттяоблэнерго», Бурштынскую ТЭЦ, Надвирнянский НПЗ, а также облуправление по алкоголю и табаку.С мая 1999 – секретарь Ивано-Франковского обкома СДПУ (О).

Подобная поспешность и категоричность в оценках пусть громкого, но уголовного преступления со стороны областных начальников еще уже тогда вызвала определенные сомнения в объективности проводимого расследования. В Киеве высокопоставленные сотрудники МВД (милицию по началу привлекли к расследованию) и представители генпрокуратуры попытались смягчить высказывания Ивано-Франковских коллег. Замгенпрокурора Алексей Баганец и начальник ГУБОЗ МВД Михаил Корниенко заявили, что проверяются и иные неполитические мотивы убийства Шкрибляка: от «бытовухи» до экономических разборок.

Прибывшая из столицы для «зачистки» области следственно-оперативная бригада вдруг «обнаружила», что на родственниках и друзьях Николая Шкрибляка числится около 90 коммерческих фирм. Тут и ТЕК, и деревообработка, и химическая промышленность и туризм. По некоторым данным, за первую неделю после убийства было возбуждено более 30 уголовных дел о хищениях бюджетных средств. (Об их дальнейшей судьбе ничего не известно). Кроме этого, стало известно и о противостоянии покойного Шкрибляка с мощнейшим «Лукойлом». Конфликт разразился после покупки россиянами прикарпатской «Орианы» и отказа работать с местными поставщиками газа. Тем не менее вице-губернатору удалось пролоббировать через Кабмин создание на базе Калушской ТЕЦ специального предприятия для поставки газа «Ориане». Избранной оказалась фирма «Карпатнадраинвест», среди ее учредителей числились родственники главного эсдека Прикарпатья. Впрочем, это лишь версия, которую, надеюсь, тщательно, проверяли местные бойцы невидимого фронта. Именно областному УСБУ по подследственности статьи о теракте прокуратура поручила расследование. После этого два года уголовное дело велось в условиях строжайшей секретности. Ее завесу приподняли недавно. После оглашения вердикта Черновицким апелляционым судом. Вернее расширенной коллегией в составе двух судей и трех народных заседателей. То, что дело будет слушаться в Черновцах, определил Верховный суд Украины — для более полного и объективного рассмотрения. Судьи работали, прямо таки ударными темпами. За четыре месяца — с 15 января – по 16 апреля – изучили 18 томов уголовного дела и опросили около 50 свидетелей. Возможно этому способствовало то, что процесс проходил за плотно закрытыми дверями. И не только для прессы, но и для родителей убитого. Отца Николая Шкрибляка – Василия, почему-то отказались признать потерпевшим по делу. И приехавший за 100 километров из Яворива в Черновцы пожилой человек вынужден был уехать ни с чем. Даже не взглянув в глаза людям, обвиняемым в убийстве сына…

Итак, на скамье подсудимых оказались двое.

Игорь Тимчук – 46-летний руководитель небольшой фирмы «ТИМ», специализирующейся на торговле.Депутат Надвирнянсокой райрады двух созывов – с 1994 по 2002 гг. За это время он успел поработать в комиссии по образованию, культуре и спорту, а также в комитете по экономике и бюджету. В народе известен как «Рукавичка». Такое прозвище получил, организовав в 80-х цех по пошиву спецодежды для рабочих. Тогда же – в 86 привлекался к уголовной ответственности за хищение. Но срок не мотал, а даже сумел отсудить через арбитраж конфискованное имущество. Защитником Тимчука еще тогда стал Иван Магас – ныне заведующий областной коллегией адвокатов Ивано-Франковщины. В 2002 году Тимчук баллотировался в народные депутаты по Надвирянскому избирательному округу. Шансы беспартийного кандидата местные наблюдатели расценивали как минимальные — на фоне двух известных конкурентов – Николая Шкрибляка от СДПУ(О) и Романа Зварыча от «Нашей Украины». 2 апреля Тимчук был арестован за попытку подкупа окружной избирательной комиссии. Затем освобожден. Далее – еще три ареста и, наконец, обвинение в организации теракта против вице-губернатора. Своей вины в убийстве Шкрибляка Тимчук не признал.

Еще один фигурант дела — уроженец Симферополя Сергей Позняков, также известный под фамилиями Воронцов и Петров. Вместе с женой проживал в Киеве. От правоохранительных органов не скрывался. Был арестован год назад столичной милицией. Помощник — референт парламентского комитета по транспорту. Под фамилией Петров числился помощником-консультантом народного депутата минувшего созыва Сергея Кондратевского-Шурыги (арестованого два года тому назад в России за многомиллионные хищения из Крымского церковного банка, соучредителем которого являлся). По версии следствия Позняков был водителем у киллеров, застреливших Шкрибляка. И хотя сам на курок не нажимал – получил пожизненное заключение за пособничество теракту.

Материалы относительно двух непосредственных убийц – граждан Украины и Молдовы — выделены в отдельное производство. Ныне продолжается их активный розыск. И хотя их фамилии редакции известны – называть не станем — дабы избежать обвинений в разглашении тайны предварительного следствия.

Именно из-за отсутствия на скамье подсудимых всех обвиняемых по делу – судебный процесс объявили закрытым. Мол, даже киллеры читают прессу и узнают подробности дела, показания свидетелей и т.п. Будем надеяться, что обвиняемые все еще в бегах, а не в лучших мирах… Тем не менее возникает вопрос. А чем убийцы Шкрибляка опаснее убийц Гетьмана и Щербаня? Ведь в Луганске осудили далеко не всех участников расстрела известных народных депутатов и президента футбольного клуба «Шахтер». И подтверждение сему — недавний арест в Греции гражданина Синенко. А может быть, секретность черновицкого процесса кроется в чем-то ином?

Однако тем самым создается опасный судебный прецедент: где гарантия, что завтра наши правоохранители в условиях “строжайшей секретности” не найдут, например заказчика убийства … журналиста Гонгадзе. И не дожидаясь ареста исполнителей, проведут закрытый судебный процесс где-то в Чернигове или Одессе? Чем не ноу-хау для украинской Фемиды?

Елена Мельник, специально для «УК»

Читайте также: