«Идеальные» убийства «черной вдовы»

Типичный несчастный случай: женщина задохнулась в парной бане. Перегрелась, случился сердечный приступ, никого рядом не оказалось — бывает. Но криминалисты в роковое стечение обстоятельств не поверили. После того как над телом поработали судмедэксперты, выяснилось, что покойница была беременной. И ногти у нее оказались сломанными — все до одного…Банные забавы

События, описанные ниже, произошли в 70-х. Овдовела Марина С. в 22 года — муж Николай умер от сердечного приступа. Был он человеком немолодым, но состоятельным. Отдал Богу душу прямо в бане. Сердечникам в парилках не место, но Коля любил во всем русский размах: и в быстрой езде, и в купании с березовым веником.

На похоронах Марина билась в истерике, захлебываясь в своем горе. Близкие не на шутку опасались за психическое состояние овдовевшей родственницы: такая любовь — не переживет! Но Марина быстро от горя отошла.

Ровно через год она вышла замуж второй раз. И этот муж оказался человеком богатым и немолодым. В жене души не чаял. Было в Марине что-то эдакое, что в состоянии понять и прочувствовать только мужская половина человечества: красивая, молчаливая, с загадочными черными глазами. Даже на правоохранителей подействовали чары Марины: когда от сердечного приступа в бане умер ее второй муж Александр Степанович — они отказывались верить в причастность молодой жены к его смерти. Как потом выяснилось, Александр Степанович был в сильном подпитии, поэтому никто не удивился его безрассудству. А с Мариной опять случилась истерика. Родственники ее снова очень жалели. Но успокаивало одно — по крайней мере, «девочка осталась при хороших деньгах, и они должны ее утешить».

Так и случилось. Очень быстро Марина пришла в себя и начала новую жизнь. Из Грузии она переехала в один из курортных городов Крыма. Купила большой дом на берегу моря, новую машину и зажила вполне счастливо. Всего вроде бы хватало, но молодость проходила, а сердце светской львицы было свободным. Захотелось Марине высоких чувств. В третий раз она решила выйти замуж исключительно по любви.

Мэри и ее первая потеря

Любовь пришла совершенно неожиданно. Дмитрий Сырцов (фамилия изменена) был маленьким начальником маленького отдела в одном финансовом ведомстве. Мужичонка так себе, ничего выдающегося — бесперспективный, неамбициозный, глуповатый, к тому же женатый. Последнее, скорее всего, и сыграло решающую роль. Плод оказался запретным, а достижение заветной цели — вроде спортивного соревнования с призом для победителя. Диме очень льстило, что такая красивая и богатая дама, как Марина, обратила внимание на него — серого, «бумажного человека». С работы она забирала его на своем шикарном (в 70-е годы) автомобиле ГАЗ-21 и увозила голубоглазого Диму в какой-нибудь уютный загородный ресторан. У Дмитрия плыло в глазах от такой роскоши, он был поражен, как ему казалось, любовью и, стараясь соответствовать, гламурно называл возлюбленную Мэри.

Их бурный роман продолжался около года. Но так как городок был маленьким, очень скоро о шашнях Сырцова узнали все. В том числе и жена Лена. Она с рыданиями бросилась мужу на шею и попросила сказать, что все это неправда. Дима был так обескуражен, что даже пустил скупую мужскую слезу. «Все это неправда! — возмущенно кричал он. — Как ты могла поверить?» Дима бил себя в грудь и заверял, что не изменяет Лене, что любит ее безумно. А Марина его, дескать, нагло домогается. Сырцов так заврался, что, в конце концов, и сам поверил в то, что говорил. С Мэри было великолепно и шикарно, но — сложно. С Леной же проще во всех отношениях — поэтому победила она.

Победительница второго раунда

Марина сначала даже не поверила. Любимую игрушку у нее вырвала прямо из рук какая-то «убогая домохозяйка! Дима, трусливо избегая встречи, позвонил ей домой и, как по писаному, протараторил, что «все кончено!» Но кончено или нет, могла решать только Марина, и никто больше. Очень скоро в малосемейке Сырцовых раздался звонок. Когда Дмитрий открыл дверь, на пороге стояла великолепная Мэри. Она отодвинула смертельно побледневшего героя-любовника и вошла в комнату. Лена, хлопая белыми ресницами, сразу все поняла, и покрылась красными пятнами. Черные глаза разлучницы сверкали гневом и насмешкой: «Мне ее жалко, — с наигранным сожалением произнесла Марина и, погладив Диму по щеке, проникновенно взглянула ему в глаза. — Милый, собирай вещи». В ту же секунду Дима кинулся сначала к шкафу, потом к шифоньеру, потом опять к шкафу. Он даже не потрудился осмыслить ситуацию — почувствовав, что безумно влюблен в красотку Мэри. Она усадила его в автомобиль и увезла к себе. Во втором раунде победительницей вышла Мэри.

Но вскоре выяснилось, что Лена — беременна. Но эта весть на Диму никак не подействовала — сказалось психологическое давление Мэри. «Милый, — говорила она, — тебя это не должно волновать. Мы будем ей помогать…» И Дима был абсолютно с нею согласен… До тех пор, пока Мэри держала его своим цепким взглядом. Но как только он встретился с зареванной Леной, Сырцова опять потянуло домой. О том, что «все кончено», Мэри снова услышала по телефону…

Ваш выход, королева

И тогда у Сырцова начались неприятности на работе. Его разжаловали из начальников, потом и вовсе уволили. Более того, на работу его нигде не брали. У Сырцова даже и мысли не возникло, что за всем этим стояла Марина. Она появилась в его жизни «вовремя»: «Слышала, у тебя неприятности? — сказала при «случайной» встрече Мэри. — Возьми деньги, отдашь, когда сможешь. И помни, что я всегда тебя люблю и жду».

Сердце Димы дрогнуло — не то от вида денег, не то от пьянящего запаха Марины. Он в эту ночь долго не мог уснуть, вспоминал жизнь с Мэри, рестораны, загородные поездки, ночи вдвоем и приятно волнующие перспективы совместной жизни… Деньги закончились быстро — Маринин расчет был точным. И тогда она «случайно» появилась опять. Предложила одолжить деньги, потом они вместе заехали за ними домой к Мэри, и оттуда уже не выезжали.

Марина знала, что все в ее руках: захочет — и Дима будет всегда рядом. Но бесхарактерность любовника могла играть и против нее — в любой момент он опять уйдет к жене. От нее никуда не денешься, она будет постоянно мозолить глаза, да еще этот ребенок… Но все решается. Мэри это знала наверняка. Были богатые, но неугодные мужья. Потом волею случая они умирали…

Хотя ничего в этой жизни не бывает случайного. Формула идеального убийства есть — ее придумала Марина. Так ей, по крайней мере, казалось. Ей было 18 лет, когда первый муж, любитель русской баньки, предложил и молодой женушке еженедельное оздоровление в парилке. Марина испытала настоящий шок в закрытом, наполненном густым паром помещении. После пяти минут ей показалось, что она задыхается, и вот-вот умрет. Муж снисходительно смеялся на верхней полке, хлестал себя веником и говорил, что к этому нужно привыкнуть. Она так возненавидела его в тот момент, что вылетела из парной пулей и очень долго не могла избавиться от желания закрыть снаружи дверь на железный засов, чтобы «милый» «напарился» вдоволь. В итоге она так и сделала… Потом повторила банную экзекуцию со вторым мужем. Оба убийства остались безнаказанными, а значит — были идеальны.

Дмитрию Сырцову Мэри, конечно, об этом не рассказала, а просто уговорила немного «схитрить»: предложить Лене под предлогом примирения сходить в баньку. Марина убедила Диму, что после 5 — 10 минут в парилке никакого ребенка уже не будет, и они смогут счастливо и беззаботно жить дальше. Дима сразу согласился, и уже через несколько дней примирившиеся супруги ехали на романтическое свидание в частную сауну города. Марина заранее договорилась обо всем — выкупленная на целую ночь банька пылала жаром, а банщик был мертвецки пьян.

Через часа два пьян был и Дима — по жене он все-таки скучал, и от переизбытка чувств он быстро напился. Но Марине это было на руку. Она выждала, когда супруги отправились в парилку, пробыли там несколько минут. Первым выскочил совершенно одуревший от спиртного и жары Дима, плюхнулся на диван и захрапел. Тут же за ним выскочила Лена, но при виде Марины встала на месте как вкопанная. Мэри наступала на противницу, та пятилась в парную. Когда Лена исчезла в клубах пара, двери за ней закрылись…

Дима проснулся под утро. Стал звать жену, но она не отвечала. Ее бездыханное тело он обнаружил в парной — Лена умерла от сердечного приступа. Работникам милиции и «скорой помощи» Сырцов ничего вразумительного рассказать не мог, что-то мычал, опять плакал. Его пожурили за пьянство, за то, что не уберег жену, и увезли тело Лены.

А через несколько дней Сырцова вызвали в кабинет следователя и… предъявили обвинение в преднамеренном убийстве. Ногти у Лены оказались сломаны — было очевидно, что она стучалась и пыталась открыть запертую снаружи дверь.

Под подозрение попала и Марина. На допросе она держалась невозмутимо, но когда поняла, что запахло жареным, а вернее, высшей мерой за преднамеренное убийство, — рассказала о том, как… Дима убил жену. Да, они хотели, чтобы у Лены не было ребенка, но зачем Дима закрыл дверь парилки — она не знает, но надеется, что случайно. Сырцов же растерянно хлопал голубыми глазами — в тот вечер он был так пьян, что все могло быть. Его арестовали и приговорили к 15 годам заключения. Причастность к преступлению прекрасной Марины доказать так и не смогли. В тот же год она вышла замуж за одного важного крымского чиновника и укатила с ним на родину в Грузию.

Жив или мертв теперь ее третий муж — неизвестно. Но, похоже, смертельные игры «черной вдовы» закончились, когда она поняла, что идеального убийства попросту не бывает.

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: