БИЗНЕС НА КОСТЯХ “Черная археология” ставит крест на историческом наследии Отечества

Уголовное дело в отношении местного фермера, распахавшего два скифских кургана, возбудила прокуратура Веселовского района Запорожской области. Факт распашки курганов, представляющих историческую ценность и внесенных в государственный реестр памятников культурного наследия, был выявлен в ходе прокурорской проверки, проводившейся совместно с представителями Запорожской областной инспекции по охране памятников культурного наследия. Получив в пользование земли, на которых расположены курганы, фермер обязан был оформить на участки, где находятся древние могильники, охранные свидетельства. И отгородить курганы от сельскохозяйственных угодий. Но фермер вспахал курганы и засеял все площади подсолнечником… Действия фермера прокуратурой классифицированы как преступление, предусмотренное ч.3 ст.365 Уголовного кодекса Украины (“Превышение служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия”). Незадачливому земледельцу грозит наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 10 лет.Самоуправство фермера, повлекшее кощунственное уничтожение историко-культурного памятника – лишь образчик массового проявления варварства к бесценному историческому наследию, проявляемого к памятникам старины в нашем Отечестве. Радетелям защиты и сохранности культурного наследия не стоит радоваться единичному успеху правоохранительных органов. Такая оперативность и принципиальность в деле выявления “запорожского вандала” обусловлена лишь тем фактом, что вспахавший курганы фермер и не думал “запутывать следы”, скрываться с места происшествия. Совсем иначе обстоит дело, когда за “старину” берутся профессионалы, прозванные “черными археологами”. Тогда правоохранителям, как правило, остается лишь фиксировать на бумаге очередной акт вандализма. С мизерным процентом вероятности того, что квалифицированные грабители памятников древности будут разысканы, вина их – доказана, и злоумышленники предстанут перед судом.

Справка «УК»:

В Украине насчитывается свыше 58 000 памятников археологии. Из них только 416 стоят на государственном учете, то есть – охраняются. Свыше 400 памятников пребывают в процессе исследования профессиональными археологами. До 30% курганов распахиваются новыми хозяевами земли при получении ее в собственность. До 2000 памятников систематически “изучаются” “черными археологами”, то есть расхищаются и уничтожаются грабителями; добыча “старателей” археологического “клондайка” становится собственностью частных коллекционеров (данные Полевого комитета Института Археологии АНУ).

Истинные масштабы разграбления культурно-исторического наследия Отечества оценить трудно даже специалистам. Но некоторое представление о процессе можно почерпнуть из скудной хроники противостояния “черной археологии” со стороны правоохранителей. Подлинная “Мекка” “черной археологии” в Украине – Крым. Именно на долю полуострова, богатого на памятники древности, приходится едва ли не большая часть ЧП, связанных с разграблением культурного наследия.

Любовь к “отеческим гробам” бывает извращенной…

Лишь девять “черных археологов” были задержаны в Севастополе сотрудниками правоохранительных органов за восемь месяцев минувшего, 2003 года. В большинстве случаев незаконные раскопки велись на территории заповедника “Херсонес Таврический”. Все нелегальные археологи были задержаны т.н. оперативными методами – то есть непосредственно при проведении раскопок. Характерный случай: 36-летний житель Севастополя был задержан на территории Херсонеса – он среди бела дня, ни от кого не прячась, рыл землю. У “копальца” изъяты фрагменты старинных сосудов. В конце августа 2003-го сотрудники уголовного розыска задержали “черного археолога”, проводившего раскопки на склоне Ушаковой балки. 23-летний житель Запорожской области охотился за древними сосудами. Еще один археолог-“нелегал” попал в поле зрения милиции при расследовании дела о краже. Следствие “попутно” установило, что подозреваемый, к тому же, занимался незаконными раскопками. По месту жительства у него были изъяты древние медные серьги и кольцо, керамические бусы, глиняная посуда. Все это 33-летний житель Балаклавы нашел на территории могильника VII века подле села Хмельницкое. Во всех приведенных случаях находки “черных археологов” не представляли особой материальной ценности. По информации ЦОС УМВД, они больше интересовали любителей истории и оценивались в весьма скромные суммы. “Вот так добыча – что у “силовиков”, что у “гробокопателей”!” – воскликнет читатель и будет неправ. По убеждению Леонида Марченко, директора Национального заповедника “Херсонес Таврический”, действительно ценная добыча “черных археологов” прямиком уходит за границу. Дешевые же находки – “черепки” — реализуются на нелегальных рынках Севастополя. Преимущественно – зарубежным туристам, падким на экзотические “раритеты”. Доходит до курьезов. Так, в Балаклаве некий делец пытался всучить туристам за $ 200 медную монету, датированную III веком. Реальная же цена старинного, но распространенного дензнака — около пяти долларов.

О том, что крымская земля таит в себе не только бесценные в историческом плане “черепки”, но и немалые — в денежной оценке – ценности, говорит официальная статистика крымских правоохранителей. С 1997 года органами прокуратуры и МВД возбуждено 14 уголовных дел, привлечено к ответственности свыше 80 человек. Прекращена деятельность 34 организованных преступных групп. В фонды музеев Крыма передано исторических ценностей на сумму свыше 270 500 долларов США (ист.: “Севастопольская газета”, № 48 от 22 ноября 2002г.). Так, например, крымское управление СБУ передало Крымскому краеведческому музею коллекцию археологических находок, изъятых у “черных археологов”. Коллекция насчитывала 98 предметов, датированых от IV в. до н.э. до VIII ст. н.э. Предметы были обнаружены и изъяты во время операций по ликвидации грабительских раскопок городищ Бакла (Бахчисарайский район), Городец (территория Симферопольского и Бахчисарайского районов). Изъятое – лишь капля в море, если учесть, что только в Крыму на государственном учете находятся свыше 9 000 археологических объектов, часть из которых подвергается грабежам регулярно. Постоянным “набегам” “черных археологов” подвергаются около 80 наиболее ценных памятников археологии. Преимущественно — курганы и некрополи.

По стопам “черных археологов”

Специалисты утверждают, что на побережье черноморско-азовского побережья и в Крыму в частности масштабы варварской деятельности “черных археологов” превосходят объем работ тех археологов, копающих официально, под эгидой научно-исследовательских организаций. Вопреки бытующему мнению, “неформалы” ищут не только и не сколько античное золото и монеты. Не меньшую, а то и большую стоимость среди коллекционеров той же античности имеют предметы домашней утвари, религиозных культов, оружие, фрагменты одеяний, сохранившие относительную целостность, и т.д. Находки, как правило, покупают (часто их и “роют” под заказ) коллекционеры российские. Этим и объясняется традиционный для Причерноморья сезонный – летний – наплыв “старателей” из “просвещенных” Москвы и Петербурга: большинство найденных “старателями” ценностей “уплывает” именно туда. “Хит сезона” и вопрос престижа для отечественных коллекционеров и их коллег из зарубежья — приобретение акинака (скифского меча). Кого сейчас удивишь “самурайским” мечем или “казацкой” саблей, в изобилии представленных в сувенирных отделах оружейных магазинов! Акинаком – пожалуй…

Сколько радости было в экспедиции, исследовавшей летом 2003 года могильник первых веков новой эры у села Опушки Симферопольского района! Археологи обнаружили золотой наглазник – пластину из фольги, которой при погребении накрывали глаза покойного. Этот предмет культа, по мнению археологов, должен был отпугивать злых духов. Сергей Мульд, участник экспедиции, не скрывал переполнявшего его восторга: обнаружить золотую вещь в могильнике, где уже орудовали грабители, — большая удача! “Черные археологи” в последний раз побывали на месте раскопок будущей экспедиции осенью 2002-го. Так что наглазник был обнаружен экспедицией в процессе “доисследования” уже разграбленных ранее погребальных сооружений. Вообще же археологи об удачных находках предпочитают помалкивать: сообщения о таковых не только в СМИ, но и в научных кругах тут же становятся достоянием криминализированных конкурентов, и место находки подвергается немедленному разграблению. Не удивительно, что большинство из известных памятников археологии грабились с завидным постоянством на протяжении многих лет! Вести же круглогодичные раскопки и изучение вскрытых культурно-исторических пластов “академические” археологи не имеют ни технической, а главное – материальной возможности. Современная украинская археология, “сидящая” на уникальном даже по мировым меркам наследии, так же нища, как и ее предшественница – археология советская. Но в тоталитарное время невозможно было представить такую картину: подъезжает ночью к могильнику бульдозер-два и вскрывают землю пласт за пластом, пока под ковшом не блеснет металл или не захрустят давимые амфоры. В первые годы независимости было именно так. В том же Крыму, при всей показушности отеческой заботы о сохранности исторического наследия, являемой общественности даже бандитами (вспомним криминального авторитета Поданева, посещавшего археологов и одаривавшего их водкой), преступная добыча “древностей” стали неотъемлемой частью “теневой” экономики полуострова. Денежную же оценку масштабов крымской “черной археологии” вы не найдете нигде. Возможно, потому, что любая археологическая находка, вырванная, например, из погребального комплекса, теряет 90 % своей стоимости даже на “черном” рынке. Ведь вне комплекса многие вещи просто невозможно более или менее точно датировать. Чего уж говорить о том, что варварское “кладоискательство” наносит непоправимый вред исторической науке, стирая след, по которому еще возможно восстановить подробности древней жизни. При таком “подходе” перемешиваются т.н. стратиграфические слои почвы, уничтожается вся полезная археологическая информация.

Процесс “кладоискательства” порою принимает “промышленный” характер. Подлинные инициаторы и организаторы преступного промысла редко светятся на месте несанкционированных раскопок. Зато они, как правило, обладают знаниями и технологиями ведения археологических раскопок. В качестве рабочей силы “спецы”, в основном, используют местных жителей, которые в силу своего бедственного материального положения готовы на любую работу. Такая “артель”, копающая землю по наводке незримых “поводырей”, как правило, снабжается оборудованием по последнему слову техники – вплоть до металлоискателей последних образцов. Современные высокочувствительные приборы способны не только выявить металл на глубине до полутора метров. Но и реагировать на определенный вид металла — золото, серебро, железо, бронзу, свинец. Стоимость такого прибора – от пятисот до тысячи долларов. У археологов, за плечами которых – государство, в распоряжении самодельные “щупы” – стальные штыри. В результате, добычей расхитителей гробниц становится наиболее ценное: металлические инвентарь и украшения.

Кости царя на “Хрюкинском” рынке

Тема несметных сокровищ, сокрытых в крымской земле, серьезнейшим образом воспринимается местными жителями. Чем и воспользовалась уже цитированная нами “Севастопольская газета”, разместившая следующий сенсационный материал под заголовком “Могила скифского царя Скилура обнаружена на “Хрюкинском” рынке?”

“— Слышал, что несколько лет назад “черные археологи” в районе Максимовой дачи раскопалии захоронение какого-то знатного скифа и нашли более пятидесяти золотых украшений общей стоимостью в десять миллионов гривен. Там же они нашли глиняную табличку, на которой якобы сообщалось, где похоронен вождь неапольских скифов Скилур. Современные археологи говорят, что это место должно находиться где-то в районе “верхних Остряков”, правда ли это?

Отвечает доктор исторических наук, автор книг “Неаполь скифский”, “Солнце встает над Херсонесом”, “Происхождение южных славян” Арсений Трепольский:

— На самом деле все не совсем так. Не так давно несколько известных крымских ученых, проведя спектральные исследования некоторых территорий Севастополя, выдвинули довольно любопытную гипотезу. Суть ее заключается в том, что великий скифский вождь Скилур захоронен в районе «верхних Остряков». Расшифровав недавно обнаруженные в Херсонесе древнегреческие письмена, они выяснили: великий вождь завещал себя захоронить там, где его настигнет смерть. А настигла она его, по мнению ученых, как раз в том месте, где сейчас расположен «Хрюкинский» рынок. До ХХII века там находился огромный курган с глубоким подземным лазом, который был размыт после гигантского наводнения. Ученые еще полгода назад подали заявку в Севастопольскую горгосадминистрацию с просьбой временно закрыть «Хрюкинский» рынок и разрешить специалистам произвести оперативные раскопки. В свою очередь, пошли слухи, что хозяева ларьков и магазинов на территории рынка уже давно начали вести ночные тайные раскопки прямо в своих торговых помещениях. Кстати, самые разные исторические источники сообщают, что могила Скилура — это одно из самых богатейших захоронений в Крыму, в ней находится более 2000 золотых украшений, стоимость которых, по оценкам экспертов, превышает 500 миллионов долларов”

Нужно ли говорить, что в день выхода этого номера газеты гудел не только “Хрюкинский” рынок, но и весь Севастополь. Прочитанное пало на благодатную почву “народного кладоискательства”: 500 миллионов долларов – вот они, под ногами! Уже кто-то роет! Но “золотая лихорадка”, едва вспыхнув, тут же сошла на нет: на дворе было 1 апреля 2004 года…

Криминальное измерение “черной археологии”

Разрушение (грабительские раскопки и преступная хозяйственная деятельность), а также разновидность уголовно наказуемого укрывательства краденого под видом частного коллекционирования объектов археологического наследия необходимо рассматривать только через призму уголовного права. Так как эта незаконная деятельность ведет:

к порче и невосполнимой утрате большинства объектов археологического наследия;

к потере обществом целых страниц своего прошлого, так как артефакт вне культурного слоя фактически утрачивает свою историко-культурную ценность; утрате этнокультурной идентификация Украины среди народов мира;

к криминализации общества, так как “черный” рынок артефактов порождает преступную сеть из заказчиков, “консультантов”, грабителей, посредников, контрабандистов;

к потерям в экономике, в том числе — недополучению доходов в сфере туризма;

к нанесению ущерба имиджу Украины и вымыванию ее из списка цивилизованных стран.

Стоит ли говорить, что обеспечение целостности, условий сохранности, полноценного исследования объектов археологического наследия является – без преувеличения! — одним из аспектов национальной безопасности Украины. Ведь археологическое прошлое нашей страны давно признано неотъемлемой частью культурного пространства Европы. Украина де-юре признала это на самом высоком международном уровне, подписав в 1992-м году “Конвенцию об охране археологического наследия”. Тем самым Украина должна практическими делами по сохранению исторического наследия демонстрировать свою приверженность европейским ценностям. Невосполнимые потери, наносимые заказчиками, потребителями и исполнителями “черной археологии”, дают мировому сообществу еще один повод ее унижения. И снова – по причине невыполнения взятых добровольно на себя обязательств. Среди таких обязательств – и принятие Верховной Радой “Закона об охране археологического наследия”. К сожалению, проект Закона прошел лишь первое чтение. В пылу политических баталий не до наследия предков! Закон же “Об охране культурного наследия”, принятый, принятым 8 июня 2000 года, по мнению отечественных археологов, не учитывает специфику проблемы сохранности наследия именно археологического.

Путин и “археологическая полиция”

Баллотируясь на второй срок, российский президент Владимир Путин заявил о необходимости создания в России некоей “археологической полиции”, которая будет призвана положить конец разграблению исторического наследия. Популистское заявление, широко растиражированное российскими СМИ, так и осталось невоплощенным. В украинских масштабах инициативу Путина подхватил Леонид Жунько, глава Севастопольской городской государственной администрации. Г-н Жунько предложил городскому управлению МВД заняться борьбой с “черными археологами” системно. Накануне своего публичного обращения к милиции Жунько побывал в селе Хмельницком и лично убедился, что расхитители памятников “знают, где копать”. Председатель ГГА предложил правоохранителям достать точные карты расположения артифактов и с их помощью ловить преступников. Жунько выразил уверенность, что такие карты существуют…Возможно, таким “византийским” способом ответственный чиновник намекнул севастопольским правоохранителям на необходимость “вставить в глаза спички”. Чтобы, “прозрев”, увидеть, наконец, то, о чем знает каждый пацан в городе и окрестностях. Реакция правоохранителей общественности осталась неизвестной. А раскопки “старины” продолжаются в не меньших масштабах.

При таких темпах “народной археологии” знаменитая золотая пектораль, обнаруженная в далеком уже 1971 году всемирно известным украинским археологом Борисом Мозолевским, так и останется последним кладом некогда богатейшей сокровищницы мировой культуры. Каковой сегодня еще является Украина.

Александра Павлова, специально для «УК»

Читайте также: