История одного похищения

Наши дети в опасности. Они постоянно пребывают под угрозой оказаться в лапах чьего-то извращенного желания заработать легкие деньги и обеспечить себе красивую жизнь ценой слез, крови и насилия над заложниками. Похитители, подвергаясь риску сгореть от праведного гнева родственников своих жертв, обычно моделируют когда-то увиденные или услышанные сюжеты о распространенном ныне киднепинге. В тщетной надежде, что не допустят роковую ошибку… В Бабушкинский райотдел милиции Днепропетровска обратилась 45-летняя Валентина Зюзенко (фамилии в материале изменены), работающая заместителем декана факультета одного из вузов города. Убитая горем мать сообщила, что ее сына — 11-летнего Андрея, шестиклассника городской СШ №52 — похитил какой-то негодяй и требует за его возвращение немалый выкуп.

Правоохранители взялись за обычное дело и довольно быстро установили причастность

28-летнего Руслана к исчезновению несовершеннолетнего. Как выяснилось, этот днепропетровский бездельник, живущий за счет пенсии матери-инвалида, захватил в заложники мальчика, которого искала едва ли не вся милиция миллионного города.

Киднепер при помощи обмана отвел парнишку в балку возле железнодорожной станции «Зустрічна» и организовал там импровизированную кутузку. Взяв у Андрея его мобильный телефон, связался с родителями подростка и едва не довел их до инфаркта требованием выкупа. Несмотря на приличный социальный статус Зюзенко, 4 тысяч евро — столько требовал похититель — у них никак не набиралось. Впрочем, молодчик оказался сговорчивым: сумел «войти в положение» и поверить родителям заложника, что их реальное предложение ограничивается 700 долларами. Видимо, у преступника не было хитросплетенного плана, поэтому он согласился и на такие деньги, чтобы поскорее поживиться и избавиться от этого «плаксы-сопляка».

Вскоре в условленное место приехал отец Андрея и передал киднеперу окончательную сумму. Но уголовник, слишком быстро вошедший в образ лихого разбойника, даже опомниться не успел, как несколько невесть откуда появившихся крепких ребят без лишних формальностей больно закрутили руки за спину. Мужик сразу понял, что вляпался в очередную неприятность.

В последний раз Руслана осудили в декабре 2001 года на пять лет лишения свободы за кражи и разбои. Но за «хорошее поведение» этот заключенный заработал условно-досрочное освобождение и вышел на свободу на год раньше присужденного срока. И в который раз обманул гуманных пенитенциариев, как в свое время «закосил» от службы в армии — дескать, здоровье не позволяет защищать Родину. А вот таскать сумки с чужим добром и грабить и сил хватало, и язва не мешала.

Вскоре, благодаря собственным стараниям, Руслан снова «застолбил» свою фамилию на «уголовном переплете» среди многих дел, расследуемых сотрудниками Бабушкинского отделения милиции Днепропетровска.

…В тот день молодчик-бездельник бродил вокруг школы, что на жилом массиве Тополь-1. Пробирало от принятой только что дозы спиртного, но для ожидаемого эффекта не хватало «каких-то 150 грамм» или денег. Детский шум и возня сначала выводили из равновесия, поскольку мешали концентрироваться на решении таких «глобальных вещей». Впрочем, со временем Руслан взглянул на хаос, создаваемый ребятней у школы, через практическую призму.

…Дело в том, что практически во дворе этой школы размещен пункт приема металлолома — там постоянно шумно и бродят добровольные помощники перерабатывающей промышленности, нередко приходящие сюда, чтобы обменять украденный уголок или арматурину на «похмельные деньги». Среди собирателей случаются и подростки — кто-то приходит систематически, а кто-то изредка — когда, как говорится, «припечет». Периодически заглядывал сюда и Руслан.

Тогда, после занятий и домашнего просмотра мультиков, Андрейка снова заторопился в школу. Точнее, в хибару, где каждый день соображали на троих приемщики металлолома. Он, надеясь немного заработать «на мороженое», взял из своей квартиры, где недавно делали ремонт, две старые трубы, бросил на тачку и отправился в пункт. Как раз неподалеку от этого «рудного месторождения» глубокомысленно засел в ожидании чуда Руслан и заметил парнишку с мобилкой…

Но сам контакт преступника и жертвы внешне не был похож на, быть может, представляемую кем-то из читателей неравную схватку с визгом захваченного врасплох несчастного ребенка и угрозами кровожадного налетчика. Все произошло почти незаметно, даже как-то таинственно. Ведь злодей правильно рассчитал, предложив парнишке принять участие в чрезвычайно прибыльном рейде в овраг, где, дескать, лежит куча металлолома на «тысячи гривен». Нужно только немножко подсобить — придержать, поддать — и, считай, несколько сотен у тебя в кармане.

Поэтому, не привлекая к себе лишнего внимания, этот странный дуэт бездельника под хмельком и шестиклассника добрался до балки «Зустрічна». Здесь мужик вдруг зажал парню рот и потащил в глубокий овраг. Похититель приказал сидеть тихо и смирно, иначе разобьет ему голову булыжником. Он, дескать, воевал во Вьетнаме, знает тайский бокс и без лишнего напряжения с ним расправится. Практически беззащитный ребенок, который поздно сообразил, что добровольно попал в западню, подчинился верзиле. Андрейка отдал свой Alcatel, помог найти в телефонной книжке номера родителей и понуро наблюдал, как решится его участь, оцененная негодяем в четыре тысячи евро. Он слышал, как «вьетнамец» довольно четко потребовал от отца выкуп — «иначе пацану конец». Конечно, трудно представить, что пережил тогда Андрей.

Руслан снова и снова разговаривал с отцом заложника и все время оговаривал условия выкупа и передачу средств. Говорил, что их (похитителей) много и что они следят за каждым его шагом. Плел, что якобы выполняет чей-то заказ. Завершающий этап должен был состояться вблизи моста, который называется Евпаторийский путепровод. С собой он взял и заложника, спрятав его под мостом. Вот появились коричневые «жигули» отца, и развязка неумолимо приближалась вместе с ними. Деньги тот положил у кучи асфальта — как договаривались. Затем Руслан отвел паренька к автозаправке и отпустил, а сам побрел в сторону частного сектора.

Вот как вспоминает те минуты Александр Владимирович — отец Андрея — на языке протокола допроса потерпевшего:

«Я ему (похитителю. — Авт.) объяснил, что за столь короткое время не могу собрать такую крупную сумму и нам с женой нужно бежать брать взаймы. Он стал ругаться и говорить, что его не волнует, могу я найти деньги или нет, потому что выполняет заказ другого человека… Я ответил, что мне нужно пойти на стоянку, взять машину и тогда сразу ехать к нему. В это время уже приехали сотрудники милиции, другие службы — они говорили мне, чтобы я не спешил. Но я не мог не спешить, ведь мне все время приходили SMS с номера сына. Когда я перезванивал, мне напоминали, чтобы я вел себя хорошо и чтобы не было никакой милиции…

…Сначала он мне сказал, чтобы я ехал к кладбищу и на повороте к аэропорту остановился возле АЗС и передал деньги любому заправщику. …Вскоре этот мужчина изменил направление и приказал ехать мимо торгового центра «Терра» в сторону прессового завода через Евпаторийский мост. У меня на заднем сиденье находился сотрудник правоохранительных органов, которому я рассказывал об окружающей нас обстановке.

…Подъехав к указанному месту, я снова созвонился с похитителем. Он сказал, чтобы я показал деньги. Я поднял руку с деньгами, и мне приказали оставить их и уезжать. То есть было понятно, что этот мужчина наблюдает за мной, хотя вокруг я никого подозрительного не видел. Я сначала отказался оставлять выкуп до того момента, пока не увижу ребенка. Но мужик уверял, что сына я однозначно увижу. У меня не было выбора, поэтому выполнил все условия. Через несколько минут я встретил на мосту сына. В дальнейшем я сотрудничал с сотрудниками милиции с целью задержания указанного преступника».

Похитителю предъявлено обвинение в захвате несовершеннолетнего и вымогательстве, грозящее добавить к тюремному стажу «хорошего поведения» этого молодчика от семи до пятнадцати лет.

Геннадий КАРПЮК, Зеркало недели

Читайте также: