Монолог контрафактчика: пиратство будет процветать!

Здравствуйте! Я — молодой самарский пират. Меня зовут Евгений. Хочу рассказать вам о своем ремесле, которое помогает миллионам граждан России сэкономить деньги и познакомиться с новинками, а также шедеврами, игровой и кино- индустрии. Я хочу, чтобы вы поняли, каковы наши будни и выходные, и чтобы вы не думали, что мы делаем деньги из воздуха. Поверьте, живется нам не так уж легко.
Хотя попасть в пиратский бизнес очень просто: если у человека нет денег — он устраивается продавцом к кому-то. Если у него деньги есть, то он приходит на рынок, арендует контейнер. На рынке есть несколько точек, в которых товар продается дешевле, чем в розницу — его с этими точками знакомят, он начинает там покупать товар. Если он ведет себя хорошо, его знакомят со следующей структурой — оптовой базой.

С милицией торговец сталкивается почти сразу. У милиции есть список людей, которых они защищают. Если какой-то человек в списке не значится, на него приходит разнарядка, и буквально сразу к нему приезжают из ОБЭ-Па. Производится контрольная закупка — всё как положено по закону… Человек пытается договориться, и, как правило, это получается.

Есть одна байка, которую при первой встрече с ментами используют все торговцы пираткой поголовно. Я даже слышал, как однажды кто-то рассказывал ее по телевизору во время очередных «маски-шоу». Звучит она так: «Я ходил-ходил, покупал, накопилось мно го дисков, а деньги понадобились на институт — решил поставить на точку. А потом мне наменяли их…» Торговцами контрафактом занимаются разные структуры: отдел «К», созданный для борьбы с распространением и производством контрафактной продукции — он подчиняется области; далее — районный ОБЭП, Роспотребнад-зор (по-нашему — «псориаз»), но он занимается непосредственно условиями торговли, контрафакт его не интересует. Раньше приходилось платить всем. Сейчас эти структуры договариваются между собой, человек платит один раз — ментам: 1000 — 1500 рублей. Ну, и если какой-нибудь сержант захочет посмотреть кино и забудет отдать диск… не нужно на это обращать внимание. На нашем рынке 218 контейнеров. Я не слышал, чтобы кто-то работал без каких бы то ни было отношений с нашей доблестной милицией.

Есть люди, которые продают лиценз — на самарском рынке это всего несколько контейнеров. Это абсолютно законно, у них есть все документы, они платят налоги. Но на лицензе много не заработаешь: нет такого спроса. Оптовая цена лицензионной игрушки — 220 рублей. Продают ее за 350 — 400 рублей. Навар не тот. Хотя у моих знакомых неплохая прибыль.

Но у них свой, относительно стабильный круг клиентов в возрасте 25 — 30 лет: люди, которые любят качество и не любят, когда их обманывают. Выгодней всего продавать лиценз плюс пиратку: и денег больше, и жить спокойнее. Лицензионным оптом в Самаре занимаются только братья Белоноговы — у них монополия. Наверное, и в Москве есть свои братья Белоноговы.

Торговцы пираткой и лицензом не ссорятся, если первые соблюдают правила игры: когда в продажу поступает лицензионная новинка, то нужно подождать неделю — за это время лицензион-щики окупят свои затраты и заработают. Тогда можно запускать пиратские диски — и мы тоже не останемся в обиде. Те пираты, которые этого не понимают, работают, как правило, не очень долго: люди, которые заведуют лицензом, в любой момент могут закрыть весь рынок. Но они не хотят — у них есть свой стабильный доход, места под солнцем хватает всем. Сейчас на рынке компьютерных игр 40% — лиценз, 60% — пиратка, из них около 30% — «балочное» производство. Из фильмов порядка 90% — пиратка. Во многом из-за того, что лиценз появляется позже: пиратку к этому времени уже успевают скачать из Европы.

Есть несколько ответвлений пиратства. Если вы покупаете диск и он с одной стороны синий, значит, его сделали люди, которые сами пишут на компьютере, наносят картинку на принтере, печатают полиграфию — вкладыши, укладывают всё в коробочку. Если диск беленький — значит, он произведен на заводе.

Есть на рынке продавцы, которым лень самим писать, — они заказывают пиратку у тех, кто имеет мощные компьютеры. Но в основном люди сами пишут на себя — это дешевле, нежели заводская пиратка. Средняя оптовая цена заводского пиратского DVD — от 45 до 60 рублей. Продается он по цене от 80 до 150 рублей. Себестоимость «балочного» диска получается так: болванка — 10 рублей, коробка — 5 рублей, бумажку сделать — 5 рублей. Поэтому человеку выгодней писать на себя за 20 рублей, чем покупать диск за 45 — учитывая, что он продает их за 100. В первом случае он накручивает 400%.

Новинку можно продать от 50 и даже до 100 дисков в день. Оборот точки в месяц, если торговать только по выходным, в среднем 1000 долларов. Из этого ты сколько-то отдаешь ментам, отдаешь 4000 рублей за аренду земли, а если контейнер не купленный, то и за его аренду — в зависимости от места от 5 до 15 тысяч рублей.

Плюс затраты на производство дисков, зарплата продавца… В итоге тебе остается долларов 200. В чем смысл? Те люди, которые начинали торговать давно, уже открыли свои магазины и в основном работают легально. Рынок — это переходный период, туда приходят пацаны, студенты — но миллионов там нет, аренда повышается постоянно, а цена диска падает. Ну, и еще надо учитывать, что тут присутствует азарт, адреналин… Я знаю людей, которые долго работали, потом у них появилась другая высокооплачиваемая работа — но точку на рынке они себе сохранили — как хобби. Так и зарабатывают там 10 — 20 тысяч в месяц.

В городе, на оживленной улице, торговать выгоднее — не надо платить такую аренду. В городе «ставят на крышу» (то есть приводят к сотрудничеству с милицией) через куратора-оптовика, который намекает новым розничным торговцам — своим клиентам о такой возможности. Если клиент «тормозит», то для него устраивают показательные «маски-шоу» с СМИ, после этого почти все договариваются, при этом менты пишут на диктофон ответы клиента: «Ты торгуешь контрафак-том?» — «Да». — «Ты знаешь, что это контрафакт?» — «Да». Кассету сохраняют…

Конечно, года через три многие люди поймут, что лиценз все-таки лучше. Те продавцы, которые это предвидят, уже сейчас переходят на легальную основу. Поэтому на рынке фильмов раскладка станет приличной: 40% — лиценз, 60% — пиратка.

Но спрос на пиратство никогда не исчезнет. Пока народ хочет платить деньги за ту бяку, которую он получает, — он будет ее иметь. Можно ли бороться с пиратством? Существует три варианта: первый — повышение стоимости исходных материалов (невыгодно фирмам-производителям), при этом пиратство, по крайней мере «балочное», вымерло бы точно: зачем мне работать, если у меня себестоимость диска будет равняться заводской пиратке; второй — понижение стоимости лиценза, что маловероятно; и наконец, третий — пересажать всех, что тоже маловероятно, потому что надо сажать и ментов.

Кстати, у нас интересное законодательство: если я буду последним дураком, то максимум, что мне грозит — условный срок на полгода и штраф от 500 до 5000 рублей. Но законодательство изменить тоже вряд ли возможно — пока это выгодно высоким людям, которые крышуют саму милицию. А милиция живыми деньгами берет те налоги, которые мы не платим.

Дарья Марченко, «Новая газета»

Читайте также: