«Липовые» наследники отбирают квартиры покойников

Стремительный рост цен квадратного метра в столице, несовершенное законодательство, коррупция подталкивают мошенников на всевозможные уловки. Чтобы присвоить чужое имущество, аферисты разрабатывают самые оригинальные схемы. Родственничек ниоткуда

Ольга Сергеевна, супруга 70-летнего киевлянина Владимира Петровича, весной прошлого года попала в больницу с инсультом. Медики не смогли ей помочь, и женщина умерла. После похорон жены Владимир Петрович почувствовал себя одиноко в их двухкомнатной квартире на Оболони. Родственники жили далеко, навещать старика было некому, да и некогда. Городской шум, бесконечная суета только раздражали пенсионера, и он подумывал перебраться в родное село. Родные обещали помочь в сборе необходимых документов, справок, свидетельств, необходимых, чтобы продать квартиру и купить дом в селе.

Первым делом наведались в жэк, чтобы переоформить лицевой счет, выписанный на покойную супругу. «Мы не можем это сделать, — отчеканила паспортистка, прочитав заявление. — Недавно приходил молодой человек, наследник покойной, показал завещание и спрашивал, кто еще прописан в квартире. Сказал, что будет судиться за положенную ему часть жилья».

Известие было шокирующим. Родственники не могли понять, кому Ольга Сергеевна могла завещать квартиру при живом супруге.

Каким образом пожилая женщина, мало что смыслящая в правовых вопросах, ни шагу не делавшая, не посоветовавшись с родными, за их спиной оформила документы? Да и всем хотелось бы познакомиться с этим, невесть откуда взявшимся наследником.

Таинственное завещание отыскалось быстро. Фамилия наследника ровным счетом ни о чем не говорила. Таковой не значился ни среди родственников, ни среди знакомых, даже очень дальних. Да и оказалось, что оформляла документ покойная за неделю до того, как попала в больницу с инсультом, что казалось не просто странным, но и подозрительным. В последнее время женщина плохо себя чувствовала, редко выходила из дома, а контора нотариуса, заверившего документ, находилась в райцентре на Житомирщине. Как могла Ольга Сергеевна завещать жилье неизвестно кому, да еще ехать с этой целью в соседнюю область, будто бы в Киеве мало нотариусов?!

Родственники забили тревогу. Заявления полетели в прокуратуру, в Министерство юстиции: близкие Владимира Петровича настаивали, чтобы правоохранители помогли им разобраться, откуда взялся наследничек. Проводились разнообразные экспертизы: было подозрение, что нотариальный бланк и печать поддельные. Но эксперты уверили, что документы в полном порядке, бланк настоящий.

Наследники в «законе»

Ответы на все вопросы родные Ольги Сергеевны получили в столичной прокуратуре, к тому времени уже занимающейся расследованием ряда подобных дел — во всех о существовании «законных» наследников потерпевшие, как правило, узнавали только в суде и через полгода (срок, отведенный законом для претендования на наследство). То есть родные в большинстве случаев не подозревали о том, что их умерший родственник оставил все свое имущество какому-то проходимцу.

Согласно действующему законодательству, наследники бывают по закону и по завещанию. Если есть завещание, наследниками считаются указанные в нем люди: это могут быть родные и близкие усопшего или совсем посторонние граждане, а то и организации, предприятия и даже государство. Выбор наследников полностью зависит от того, кто это наследство оставляет, недаром завещание называют «последней волей» умершего: кому захочет, тому он его и оставит. Именно этим умело пользуются мошенники.

В 2005 г. женщина, которой принадлежала трехкомнатная квартира на Оболони, овдовела. А накануне годовщины со дня смерти ее супруга, некто Станислав обратился в суд. Он требовал признать право вдовы на владение половиной квартиры недействительным. Женщина не могла взять в толк, откуда взялся этот молодой человек, но в суде Станислав все объяснил. По его словам, в 1996 г. 40-летний, нигде не работающий сын хозяев квартиры якобы проиграл ему в карты большую сумму денег. Отдать долг не мог. Вопрос решил урегулировать отец игрока, предложив оформить в счет сыновьего долга завещание на часть квартиры. Наследник уехал на заработки в Москву, а недавно вернулся и узнал о безвременной кончине завещателя. Поскольку он был за рубежом, не мог оспорить наследство в положенные полгода и явился в суд с опозданием.

Этим делом заинтересовалась прокуратура. Так как ни завещатель, ни его сын подтвердить, что они оставили часть имущества Станиславу не могли (оба уже умерли), следователи заинтересовались личностью наследника. На их запрос из России пришел ответ, что фирмы, на которой Станислав якобы длительное время работал в Москве, не существует. На поверку оказалось, что он вообще не выезжал за пределы Киева, все это время работая слесарем в одном из столичных вузов. А завещание появилось в результате подмены в Государственном нотариальном архиве г. Киева.

Проанализировав все подобные случаи (их к концу 2006 г. накопилось с десяток), сотрудники столичной прокуратуры пришли к выводу, что мошенники действуют по накатанной годами схеме.

— Как правило, при нотариальном оформлении любого документа два экземпляра составляются на официальном нотариальном бланке, а копия распечатывается на обычном листе бумаге и подшивается в папку, — объясняет старший прокурор отдела прокуратуры г. Киева Сергей Онищенко. — Если нотариус прекратил свою деятельность, он сдает эти папки в Государственный нотариальный архив, чтобы клиенты, в случае потери договора, завещания, других документов, могли их при необходимости восстановить. В таком случае работающие в архиве нотариусы находят необходимую копию и выдают клиенту на руку дубликат, оформленный по всем правилам на фирменном бланке.

Так же поступают и мошенники. Первым делом они находят квартиру, хозяин которой недавно умер, черпая информацию из самых разных источников — загса, жэка, узнавая об этом от знакомых, соседей, бабушек на скамейке и т.д. Остались ли у домовладельца родственники, их интересует меньше всего. Хотя предпочитают они одиноких, на жилплощадь которых претендует только государство. Узнав паспортные данные умершего, они от его лица пишут третий экземпляр завещания. Свой человек в нотариальном архиве удаляет из подшивки копию настоящего завещания и вшивает копию «нужного». При этом датируют его до 2000 г., когда все выдаваемые документы начали вносить в единый электронный реестр завещаний на отчуждение недвижимого имущества. После этого мошенник является в архив и просит выдать ему дубликат завещания, уверяя, что он его, дескать, потерял. Когда копию находят и убеждаются в том, что за ним пришел наследник (достаточно предъявить документ, удостоверяющий личность), в официальный бланк вписывается текст. А потом этот дубликат вносится в электронный реестр.

Если у покойного были родственники, аферисты тут же подавали иск в суд о признании свидетельства о праве на наследование законного супруга или другого близкого человека недействительным, поскольку существует другое завещание. А проверить, в действительности ли покойный завещал жилье «подставному наследнику», невозможно — мертвые, увы, молчат. А по закону, гражданин имеет право назначить наследником любого. Понятно, что зачастую жертвами квартирных аферистов становятся социально не защищенные люди, которые не могут оплатить услуги адвоката, экспертизы, судебные издержки.

Береженого бог бережет

Проверки столичного нотариального архива выявили, что в хранилище мог пройти любой сотрудник, когда ему заблагорассудиться. А в нотариальных нарядах нашли поддельные копии. В некоторых томах между страницами остались обрывки удаленных листов. Установить, кто же из работников архива подменял в старых делах страницы, пока не удалось. В архиве отсутствовал элементарный контроль, не было журнала посещения хранилища. Посему пока не удается выйти на след аферистов.

По мнению правоохранителей, в Киеве существует специализирующийся на присвоении чужого жилья синдикат с серьезным финансированием. Ведь нелегко раздобыть адрес «освободившейся» квартиры, отыскать и как следует подготовить «наследника», который блестяще сыграет свою роль, а, если что, не выдаст нанимателя. Непросто договориться и в архиве о подмене документов, оплатить все финансовые расходы. В среднем, на всю аферу уходит от $10 до $20 тыс. Но даже если удастся завладеть частью квартиры, затраты окупаются.

Есть основание полагать, что подобные дела аферисты проворачивают на протяжении десятка лет в столице и регионах, где недвижимость растет в цене. И не обо всех случаях становится известно. Данных о том, сколько квартир умерших одиноких людей таким образом достались аферистам, нет. Ни одно из силовых ведомств серьезно этой проблемой не занимается, позволяя махинаторам продолжать в том же духе и оттачивать свое мастерство. А ведь существуют ст. 358 УК Украины «Подделка документов», как, впрочем, и ст. 190 УК Украины «Мошенничество», так что милиция должна пресекать подобный бизнес.

— Противостоять аферистам можно прежде всего на законодательном уровне, изменив правила оформления документов, — считает Сергей Онищенко. — Копию оформлять не на листке чистой бумаги, а на оригинальном бланке. А еще нужно составлять завещание при жизни: сейчас данные о наследниках вводятся в электронный реестр. К сожалению, в нашей стране составляют завещания в основном состоятельные люди — это удовольствие обходится в среднем в 250 грн. А если вы узнаете, что ваш близкий завещал свое имущество постороннему и довольно давно, и за это время не отменил свое решение (по закону, завещатель может аннулировать завещание хоть в тот же день), подумайте, не положили ли на вас глаз мошенники как на очередную свою жертву.

P.S. Благодаря своевременному вмешательству прокуратуры мошенники не смогли отобрать часть жилья у вдовы Владимира Петровича. Оформивший сделку нотариус находится под следствием, а организатор аферы — все еще на свободе. Собрать необходимое доказательство его вины следствию не удается. По нашим данным, его отец — высокопоставленный чиновник.

Справка:

По данным прокуратуры г. Киева, в ходе проверки соблюдения законодательства в сфере нотариальной деятельности, в 2006 г. возбуждено 10 уголовных дел в отношении аферистов, пытавшихся путем подделки завещания завладеть квартирами киевлян. В этом году возбуждено два уголовных дела в отношении частного и государственного нотариусов.

Алла Дунина, ВВ

Читайте также: