Российские силовики получили задачу 25 февраля уже охранять улицы и перекрестки Киева

Російська військова колона під Києвом

12 мая в Хакасии апелляционная инстанция оставила в силе решение Абаканского горсуда о заключении основателя и главреда интернет-журнала «Новый Фокус» Михаила Афанасьева под стражу. Оперативно-разыскные мероприятия проводили сотрудники ФСБ, затем делом журналиста занялась следователь по особо важным делам полковник Н. Богданович; подполковник А. Кашкарев, руководящий 4-м следственным отделом 1-го управления регионального следкома (Красноярский край и республика Хакасия), постановил создать в помощь полковнику Богданович следственную группу — еще двух таких же «важняков», полковника и подполковника, а также одного старшего следователя, подполковника.

При этом, несмотря на то, что от звезд рябит в глазах, дело выглядит сомнительным с юридической точки зрения отмечает издание «Новая газета.Европа». И, например, один из двух защитников Афанасьева (сначала было три) красноярский адвокат Владимир Васин прямо заявляет, что возбуждено оно незаконно и предъявленное первоначальное обвинение — необоснованно, поскольку просто «нет состава преступления, предусмотренного ст. 207.3. УК РФ».

Именно эту новую статью вменяют Афанасьеву за публикацию 4 апреля «Отказники, или Почему 11 бойцов ОМОН Росгвардии по Хакасии отказались от участия в «спецоперации» в Украине» (сейчас материал недоступен). В ночь на 14 апреля Афанасьева задержали, 15 апреля суд поместил его в СИЗО-1 Абакана.

Сидит он «ровно», все в тюрьме понимают, что происходит, и сочувствуют. И арестанты, и надзиратели, и конвоиры. Михаил передает приветы. «Я не вру и не выдумываю. Я просто делал свою работу журналиста», — написал он из камеры.

Позиция следствия сформулирована одним из чинов с крупными звездами на погонах: «А не надо болтать!» Но что, помимо этого резонного, однако слишком общего утверждения, есть у следствия еще?

Михаил Афанасьев на заседании суда о мере пресечения, 15 апреля 2022 года. Фото: «Новая газета. Европа»

Узник Абакана

О чем написал Афанасьев явствует из заголовка его заметки. 11 омоновцев Хакасии действительно отказались от перспективы наводить порядок в Украине, мотивировав, впрочем, это по-разному, и все они уволены.

Эта информация, впервые преданная гласности именно Афанасьевым, позже получила официальное подтверждение.

Не написал бы Афанасьев — никто бы в Хакасии и не вякнул об этом поступке росгвардейцев; именно из молчания по таким поводам и складывается миф о русских как стаде баранов, безропотно прущих на убой.

Журналист со слов «отказников» сказал о неподготовленности омоновцев и собровцев, о том, что это вообще не их функции — патрулировать и усмирять чужие города и страны. Журналист, по всей видимости, допустил ошибки, говоря о потерях нацгвардейцев, некоторых деталях похода (например, что у них было всего по четыре магазина к автоматам), но если он и ошибся, то, разумеется, не намеренно, с чужих слов. Мог ли он не проколоться? Где и как он мог бы их проверить? Запросы информации теперь бесполезны, силовые ведомства отказывают в ней, о пострадавших и попавших в плен — ни-че-го, а любые неофициальные сведения объявляются фейком и дискредитацией. Но это не может помешать искать и публиковать информацию о боевых действиях, поскольку только она сейчас и есть «общественно значимая», а страх ошибиться не может довлеть над профессиональными обязанностями, которые у журналиста в том и заключаются, чтобы искать и распространять общественно значимые новости. Это вообще-то в наших интересах, чтобы страх не задавил остающиеся в России формы жизни окончательно — в интересах всех нас, всех без исключения. Ну и потом. До статьи УК о запрете заниматься журналистикой пока в Госдуме не додумались.

Адвокат Владимир Васин. Фото из личного архива

Сейчас Афанасьев, даже заточенный в тюрьму и лишенный возможности заниматься своей профессией, продолжает ей помогать. Благодаря заведенному на него делу заговорили под протокол те, кто молчал бы при любых иных обстоятельствах, и теперь следком частично задокументировал одну из самых странных историй этой «спецоперации» — попытку прорыва к Киеву сводных сибирских отрядов Росгвардии: как будто те предназначены не только к тому, чтобы месить палками «несогласных» на российских площадях и улицах, но и могут быть как Рэмбо, десантно-штурмовой бригадой, разведывательно-диверсионной группой в тылу (нужное подчеркнуть).

Редакция располагает копиями материалов дела, в частности, протоколами допросов свидетелей. Это оказалось несложно: документы — несекретные, подписка о неразглашении материалов дела с его участников не взята. Копии материалов есть и у жены Михаила Елены. Данное расследование вообще на удивление открыто миру. Например, сразу после обыска в квартире семьи Афанасьевых (изъяли даже детские гаджеты, оставили телефон лишь Елене) местные СМИ сообщили об изъятых «15 тыс. долларов США и более 1200 евро». Опустив, понятно, информацию о том, что эти сбережения принадлежат жене (брак Михаил и Елена заключили не так давно) — так удобней писать об Афанасьеве как враге России, получающем иностранное финансирование. Следователь и судья разрешили журналистам присутствовать на суде, что для Хакасии и многих других провинциальных судов сейчас явление, в общем, почти необыкновенное. Более того, телевизионщикам позволили в зале суда взять интервью у Афанасьева.

Можно только приветствовать такую открытость следствия и суда; пока процитируем протоколы, опуская фамилии рядовых бойцов, как уже уволенных, так и действующих, а также фамилию их командира, участвовавшего непосредственно в украинском походе, и данные о численности сводных отрядов.

Допросы

Итак, сводные сибирские отряды Росгвардии въехали в Украину из Беларуси не с военными целями, а для «зачистки территории», как свидетельствуют одни бойцы, другие формулируют задачу иначе: «для охраны улиц и перекрестков Киева». Шли к украинской столице по асфальтированным дорогам. Растянувшуюся на километры колонну встретили боем у Гостомеля.

Начальник штаба-замначальника Управления Росгвардии по республике Хакасия полковник Виктор Куликов в ходе допроса подтверждает увольнение 11 сотрудников ОМОН — приказом командира ОМОН от 21 марта «в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника войск нацгвардии». Сообщает, что среди сотрудников СОБР и ОМОН с начала проведения СВО до настоящего времени (допрос проходит 13 апреля) пропавших без вести, попавших в плен, погибших, получивших ранения нет. Имеются семь сотрудников, получивших травмы в ходе выполнения задач СВО (ранее, еще до возбуждения афанасьевского дела, 4 апреля, начальник республиканского Управления Росгвардии полковник полиции В.Васильев, отчитываясь перед прокуратурой, сообщал, что травмированных — 4; копия письма есть в редакции).

Замначальника Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Хакасия Виктор Куликов. Фото: 19.rosguard.gov.ru

Личный состав, как уверяет Куликов, был обеспечен всеми видами довольствия, спецсредствами инженерной службы (средства бронезащиты), вооружением и боеприпасами (на одного сотрудника было минимум по 4 магазина и дополнительно на каждого патронов на 4 магазина в обоймах). Сведения об «опьянении» командира не соответствуют действительности, говорит Куликов, медосвидетельствования должностных лиц Управления не проводилось.

24.02.2022 года в ходе совершения марша колонна подверглась обстрелу. Однако она не была уничтожена, а получили повреждение лишь несколько единиц военной и специальной техники сводного подразделения СОБР и ОМОН Хакасии. Недостоверны сведения относительно отсутствия военной поддержки: колонна передвигалась вторым эшелоном, то есть уже после выполнения задач частями МО.

Далее вы можете прочитать (с несущественными сокращениями) показания на допросах бывших и действующих сотрудников республиканского Управления Росгвардии (все их данные есть в редакции).

Они утверждают, что обстрел был не 24-го, а 25-го. И не несколько единиц техники были повреждены, а уничтожен один «КамАЗ».

Некоторые говорят, что их колонна шла не после выполнения задач военными, не вторым эшелоном, а — «недалеко» от частей ВС, вертолеты шли «смежно» с колонной Росгвардии. Тогда же, 25-го (но «первым») попал под огонь красноярский сводный отряд. В красноярском и кемеровском СОБРах есть потери, по показаниям одного из участников событий: он узнал об этом в госпитале 5 марта.

Снайпер боевого отделения СОБР старший лейтенант Г. подтверждает обеспеченность средствами бронезащиты, оружием и боеприпасами. «Общее руководство сотрудниками сводного отряда Управления Росгвардии по Хакасии осуществлял полковник […]». В Беларусь прибыли 15-18 февраля, находились в Гомельской области, довольствие было в соответствии с нормами, условия проживания соответствовали положенному в полевых условиях. 24.02.2022 с 8:30 до 9:30 (полковник) отдал приказ о выдвижении сотрудников сводного отряда на территорию Украины, в 10:00 колонна выдвинулась.

Вопрос: сообщалась ли причина и основания? Ответ: причина и основания выдвижения в Украину нам не сообщались. Вопрос: как был воспринят приказ?

Ответ: «Приказ был воспринят спокойно, поскольку наша работа заключается в выполнении приказов руководства, мы начали грузиться в машину. […]

Мне известно, что сотрудники ОМОН сводного отряда отказались ехать на учения на территорию Беларуси, о наличии сотрудников, находящихся на территории Беларуси и отказавшихся выезжать на территорию Украины, мне ничего не известно».

Фото: ircity.ru

Далее Г. рассказывает, что в Украине шли на бронированных автомобилях «КамАЗ» и «Тигр» совместно с подразделениями Росгвардии других регионов (в частности, далее упоминает Кузбасс), действительно без тяжелой техники, но она была в колонне МО РФ, которая прошла первым эшелоном. Колонна обстреливалась, но уничтожена не была. Вооружения «у моих коллег было в достатке, а у меня, как у снайпера, было три магазина по нормам положенности и дополнительно патронов около 400». В СОБР потерь среди сотрудников не было.

Полицейский (водитель) моторизованного отделения моторизованного взвода отряда мобильного особого назначения «Монолит» К.: «Выезжая в г. Брянск, мы не располагали информацией о том, что учения будут проходить на территории Республики Беларусь. По прибытию в г. Брянск мы проживали в в/ч Управления Росгвардии по Брянской области в казарменном помещении в хороших условиях. Также летом 2021 года на данную территорию нами была доставлена наша служебная техника («КамАЗы», «УАЗ-Патриот»). Кроме нашего отряда, там находился отряды Управлений Росгвардии по республикам Алтай и Тува. В г. Брянске мы находились около двух недель. 12 или 13 февраля нашему отряду, а также алтайскому и тувинскому, руководство довело распоряжение, что мы должны прибыть в г. Смоленск на военный аэродром. В Смоленск мы поехали на своей технике. По ходу движения командир сводного отряда Управления Росгвардии по республике Хакасия […] довел до нас информацию, что сводный отряд может поехать в Беларусь для учений. По приезду в Смоленск мы проживали на бывшем военном аэродроме в военных палатках. Кроме нас, здесь были размещены отряды Росгвардии из Красноярска, Новосибирска, отряд «Витязь» из Москвы. Также на территории аэродрома стояли иные подразделения Росгвардии.

20.02.2022 года отряд из республики Хакасия в ночное время выдвинулся на своем транспорте в Беларусь. Наша группа была крайняя. Остальные отряды также группами выехали чуть ранее, с 19-го по 20.02.2022 года. Мы выехали из Смоленска в село, не помню название, на расстояние 15 км от с. Брагино в Беларуси (видимо, речь о поселке Брагин — Ред.). После поступления распоряжения о передислокации в Беларусь, 13 сотрудников (11 сотрудников ОМОН и два сотрудника СОБР) отказались далее продолжать учения на территории Республики Беларусь, ссылаясь на плохое обеспечение, условия проживания (то есть как раз то, о чем писал Афанасьев, ссылаясь на разговоры с ними — Ред.), и, кроме того, шли слухи, что нас могут послать на территорию Украины для участия в военных действиях.

Обеспечение при отправке на военные учения, наличие экипировки, запасов провизии, спецсредств, оружия, боеприпасов всегда соответствует приказу об учениях. При отправке на учения именно 25.01.2022 года каждый сотрудник имел при себе форменную одежду, бронежилет, каску, резиновые палки, один автомат с 9 магазинами (4 были получены в Хакасии, а 5 еще в Смоленске), пистолет с 2 магазинами, по 2 гранаты на каждого бойца. На каждый отряд было выдано по 3 пулемета, по 2 снайперских винтовки, 6 гранатометов.

22.02.2022 года командир сводного отряда довел до всех бойцов, что он принимает участие в оперативном совещании руководителей силовых структур, и что имеется большая вероятность передислокации в Украину для участия в военной операции. Предварительно было указано выдвижение 25.02.2022 года после выдвижения войск МО РФ.

Причину и основания выдвижения (полковник) объяснил тем, что всем сотрудникам Росгвардии и ВС России поставлены конкретные задачи в ходе спецоперации на Украине. Задачей нашего сводного отряда и для всех остальных отрядов, которые с нами дислоцировались, была охрана улиц и перекрестков Киева.

С учетом нашей экипировки и вооружения — нас отправили для прохождения военных учений. А в результате фактически до нас довели приказ, что мы будем выполнять свои обязанности по охране улиц Киева в рамках военной спецоперации на Украине.

Все бойцы как бы предполагали исход наших учений в таком плане, но все же данное решение было для нас неожиданным и не совсем желанным.

Несмотря на сложившуюся ситуацию и неожиданность приказа об участии нашего отряда в СВО на Украине, все сотрудники отряда, которые находились в Беларуси, согласились выполнять приказ руководства. На месте нашей дислокации около с. Брагино для выполнения иных задач остались командир ОМОН Ломаченко А.И., три водителя, повар. Из сотрудников СОБР остались два человека. Они остались на месте согласно приказу командира. Остальные сотрудники убыли на территорию Украины. Движение сводного отряда на территорию Украины началось 24.02.2022 с 9 до 10 часов утра на «КамАЗах», броневике «Тигр», автомобиле «Урал» и БТР, передвигались по асфальтированной дороге, которая проходила через Чернобыль. В общей колонне с другими отрядами Росгвардии, которые дислоцировались в поле вместе с нами. Первым шел отряд ВДВ. Военный отряд чеченцев также ушел первым. Сводный отряд из Хакасии в общей колонне находился примерно посередине. Протяженность колонны была, наверное, более трех километров.

Непосредственно боевые действия начались около трех часов дня 25.02.2022. В этот день колонна сводного отряда Управления Росгвардии по Хакасии была обстреляна войсками Украины в районе п.г.т. Гостомель. После обстрела личный состав сводного отряда не пострадал. Потерь (убитых), а также захваченных в плен и пропавших без вести после обстрела не имелось.

Насколько я знаю, 25.02.2022 пострадали и погибли сотрудники из Управления Росгвардии по Кемеровской области. Полагаю, что данная информация никакой секретности не имеет».

Относительно того, что в полевом лагере не было условий для проживания, ночевали под навесом, а нечто вроде нар стояло прямо в грязи (так написал Афанасьев со слов своих информаторов), К. сказал: «В Брянске мы проживали в казармах в в/ч, в Смоленске в военных палатках, спали на изготовленных деревянных нарах. Доски для этого мы специально везли из Брянска. СОБР привез с собой кровати. При дислокации в Беларуси мы спали в военных палатках, также изготовили нары, которые привезли с собой из Смоленска. Сотрудники СОБР спали также на своих кроватях, которые привезли с собой. Условия были, конечно, не как в санатории, но в любом случае все бойцы понимали, что данные условия приближенные к военному времени и требовали определенных неудобств».

О «невыдаче сухпаев и пьянстве командира» (из статьи Афанасьева) К. сказал: «Нам выдавались сухпайки. Также в Смоленске мы сами лично по своей инициативе приобретали продукты в магазине. Кроме того, два дня в Смоленске нас кормили в военной столовой. Случаев злоупотребления командирами спиртным мною замечено не было».

О том, что «колонна следовала без прикрытия с воздуха, без тяжелой техники и шла словно на парад» (цитата из Афанасьева), К. сказал: «Наша сводная группировка (сводные отряды нескольких регионов Сибирского федокруга) […] и техника действительно двигалась по асфальтированной дороге. Когда наша колонна двигалась уже по территории Украины, впереди группировки Росгвардии следовала колонна войск МО. Точно знаю, что впереди нашей колонны следовали десантники […]. Кроме того, в воздухе периодически летали вертолеты. Принадлежность вертолетов я не знаю, так как до нас эту информацию не доводили».

О том, что «СОБРовцам выдали всего по 4 рожка патронов»: «У каждого сотрудника был один автомат с 9 автоматными магазинами (4 были получены изначально в Хакасии, а 5 еще в Смоленске), пистолет с 2 магазинами, по две гранаты».

Фото: rosguard.gov.ru

Полицейский-боец оперативного отделения оперативного взвода ОМОН, прапорщик полиции Ф. — об обеспечении: «Были резиновые палки, щиты для подавления массовых беспорядков, травматические пистолет и карабин, пистолет Макарова. У некоторых пистолеты Ярыгина и Стечкина. Также у всех были автоматы Калашникова, РШГ (реактивная штурмовая граната — авт., Ф. говорит, что их по старинке зовут «Мухой»). У взрывотехников на вооружении были ГМ (гранатомет Мищука — авт.). В экипировку входило: защитный шлем, бронежилет, маскхалат. Боеприпасов было в достаточном количестве: по 9 магазинов при себе для автомата Калашникова и еще запасные в ящиках, для пистолетов по 2 магазина. Когда находились еще в Смоленске, то в приданные силы нам был передан БТР с экипажем из СПб., Высшего военного командного училища.

[…] Еще когда мы дислоцировались в Смоленске, уже тогда были слухи, что после прибытия в Беларусь мы будем участвовать в военной операции на Украине. 11 человек из нашего отряда, а именно из ОМОН, написали рапорта об увольнении. Это было 20 или 21 февраля. Всех назвать не могу, помню… (называет семерых).

Те, кто написал рапорта об увольнении, находились в другой палатке, поэтому о причинах их увольнения я с ними не разговаривал.

Их всех отправили в Хакасию, никто из 11 человек не участвовал в учениях в Беларуси и в СВО на Украине.

[…] Двигались на «КамАЗах: один бронированный модуль, две — АТН (автомобиль для транспортировки нарядов — Ред.), небронированные. Также во главе нашего отряда двигался БТР. Двигались в составе группировки, куда входил наш сводный отряд и сводные отряды из республик Тува и Алтай. Недалеко от нас базировалась колонна ВС РФ. Мы двигались своей колонной. Колонна ВС РФ двигалась самостоятельно, но недалеко от нас. […] Когда наша колонна двигалась, то на расстоянии примерно 5-7 км от нас, я видел, вертолеты ВС РФ шли смежно с нами. […] О проведении разведки нам бы и никто не сообщил. У нас были другие цели и другие задачи — зачистка территории.

Фото: rosguard.gov.ru

[…] Я был непосредственным участником событий, находился на территории Украины с 24.02.2022 по 04.03.2022. Я был травмирован, в связи с чем отправлен в госпиталь, а затем в Хакасию. Наш сводный отряд попал первый раз под обстрел только 25.02.2022 около Гостомеля, однако никто из сотрудников не погиб и не был ранен. В ходе обстрела был уничтожен только один автомобиль «КамАЗ». […] Как я знаю, первыми под обстрел попали сотрудники сводного отряда из Красноярского края. Это было 25.02.2022. […] То, что были потери в красноярском и кемеровском СОБР, я узнал 05.03.2022, когда находился в госпитале в Санкт-Петербурге. Про количество потерь и про пленных достоверной информации не было.

[…] (В Беларуси) мы жили в палатках, которые всегда берем с собой на учения. Спали мы в спальных мешках на деревянных настилах, на которых лежит утеплитель. В палатке, где проживал я, мы спали на кроватях. То есть условия были нормальные, такие же — в любых других учениях. […] Продовольствия у нас было больше, чем достаточно. Мы не голодали».

Допрошены двое бывших омоновцев. О., в ОМОНе с 2017-го, 23 марта уволен из республиканского Управления Росгвардии, рапорт «по собственному желанию» написал 19.02.2022 в Смоленске вместе с несколькими коллегами. Условия проживания в период учений на территории России, наличие продовольствия, вооружение и экипировку О. описывает так же, как бывшие коллеги, с одним исключением: при себе было по 4 магазина для АК. «О наличии дополнительного боекомплекта в период учений в Беларуси и при проведении СВО на Украине мне не известно, так как в указанных событиях я не участвовал. […] 20.02.2022 я убыл из Смоленска в Москву для дальнейшей отправки в Абакан». О дальнейшем О. судить не может.

Е., в ОМОНе с 2016-го, тоже 19 февраля подал рапорт на увольнение — «по причине осложнения здоровья».

Все допрошенные многократно отрицают контакты с Афанасьевым; «ни я, ни родственники, ни друзья, ни коллеги»; на вопрос, кому рассказывали о происходившем там, отвечают: «никому».

Редакция — со слов Афанасьева — знает, что он встречался и разговаривал с тремя бывшими омоновцами, четвертый позже нашел его сам. Нам не известно детально, на каких условиях — сохранения анонимности источников или нет — состоялись эти беседы, оговаривалось ли это вообще, но нам известно, что, находясь в тюрьме, Афанасьев твердо решил следовать Закону России о СМИ и сохранять конфиденциальность своих источников. Суд может потребовать их раскрыть, но журналист может суду отказать, именно таково классическое развитие таких сюжетов. Афанасьев сказал: «Парней не сдам, сукой не стану».

Помимо того, следком допросил временно неработающего В. Тот рассказал, как, где, в каком часу прочитал заметку Афанасьева, и сообщил, что у него сложилось мнение «о негативном влиянии публикации на общественное сознание по причине доведения автором сомнительной, неподтвержденной информации до общественности». Самозанятый С. изложил то же (примерно: «Такую неприязнь испытываю, что кушать не могу»), разница лишь в обстоятельствах «ознакомления» с заметкой.

Защита

В судебном заседании 12 мая адвокат В. Васин заявил, что в оспариваемом постановлении Абаканского горсуда от 15 апреля (о заключении Афанасьева под стражу) судья Ю. Лоцкий непонятно почему говорит об «обоснованности подозрений» в причастности Афанасьева к инкриминируемому ему деянию: к тому моменту Афанасьев уже сутки как обвиняемый. И в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого (есть в редакции) прямо — отчетливо и недвусмысленно, без экивоков — сказано, в чем он обвиняется: «Таким образом, Афанасьев М.В. своими умышленными действиями совершил преступление, предусмотренное п. «а» ч.2 ст.207.3 УК РФ — публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, совершенное лицом с использованием своего служебного положения».

Однако дело в том, что Афанасьев в своей статье от 4 апреля писал не о ВС РФ, а о Росгвардии.

Васин: «Сторона защиты убеждена, что самого начала, а именно с 8 часов 30 минут 13 апреля 2022 года, органы предварительного расследования допускают ошибку квалификации при возбуждении уголовного дела № 12202950010000002, а именно в своем постановлении следователь Богданович […] почему-то делает однозначный (безапелляционный) вывод, что Вооруженные Силы Российской Федерации и Управление Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Хакасия являются тождественными организациями (тождественными понятиями).

Но все не так однозначно! Если внимательно прочитать статью Афанасьева от 04.04.2022-го, за которую ему грозит от 5 до 10 лет лишения свободы, то в ней имеются следующие слова или их употребление: «спецназ» — минимум 19 раз; «полицейский» — минимум 17 раз; «ОМОН» — минимум 11 раз; «СОБР» — минимум 5 слов. И нет ни одного слова (слов) — «Вооруженные Силы Российской Федерации»!

В предъявленном Афанасьеву обвинении нет «Войск Национальной гвардии (Россгвардии)», как и в статье 207.3. УК РФ, а в опубликованной Афанасьевым статье нет ни слова о Вооруженных Силах Российской Федерации.

Михаил Афанасьев с женой и младшим сыном Марком. Фото из личного архива

Я призываю суд, прокурора и органы предварительного расследования услышать меня сейчас! Бойцы ОМОНа, СОБРа, полицейский спецназ и все то, о чем писал Афанасьев, не тождественно Вооруженным Силам РФ, а логика лингвиста Якоцуц (она проводила предварительное исследование, на основе которого, в частности, уголовное дело и появилось, оно есть в редакции — Ред.), о том, что любой вооруженный индивид, является Вооруженными Силами РФ, не выдерживает никакой критики.

В статье 10 Федерального закона от 31.05.1996 №61-ФЗ (ред. От 11.06.2021) «Об обороне», ясно и четко прописано — «Вооруженные Силы Российской Федерации — государственная военная организация, составляющая основу обороны Российской Федерации», и ни в одном законе РФ нет определения, что Вооруженные Силы РФ — это войска Национальной гвардии, ОМОН, СОБР, спецназ полиции.

Таким образом, органы предварительного расследования неверно квалифицировали действия Афанасьева, начиная с самого возбуждения уголовного дела и заканчивая предъявленным обвинением, что должно было учтено судом первой инстанции при избрании меры пресечения».

Заключение психолого-лингвистического исследования. Фото: «Новая газета. Европа»

Далее Васин проводит ликбез: подробно излагает разность ведомств, их задач, их эмблем, знамен и флагов, их главных законов, исходя из которых они действуют. А также говорит о суровости и необоснованности избранной меры пресечения: в деле отсутствуют доказательства, что обвиняемый может скрыться, продолжит заниматься преступной деятельностью или окажет давления на фигурантов дела, — в то время как у обвиняемого на иждевении пятеро детей, двое из которых на воспитании (младшему сыну два года), у обвиняемого есть место жительства, собственник предоставил в суд документальные основания для избрания домашнего ареста. Доводы, что ранее, осуществляя профессиональную деятельность, Афанасьев ездил в Украину и у него есть там связи, поэтому он может скрыться, невозможно рассматривать всерьез, поскольку подвергать аресту тогда придется огромное число россиян, заподозренных в чем-то — кто не бывал в соседней стране? (УФСБ по Хакасии 14 апреля предоставила следкому отчет о пересечениях Афанасьевым с 2013 года границы России: Украины там нет, но чекисты специально дописали, что, по их данным, в апреле 2016-го, находясь в Беларуси, Афанасьев «выезжал на территорию Украины и под видом осуществления журналистской деятельности проводил встречу с членом националистического батальона «Донбасс».)

Подводя итог, Васин подчеркнул свою позицию: уголовное дело возбуждено незаконно, предъявленное первоначальное обвинение — необоснованно, поскольку один из основных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 207.3. УК РФ, являются Вооруженные Силы РФ, в отношении которых и должны происходить преступные посягательства. «Нет признака — нет преступления, — сказал Васин. — Так нас учили в университете».

Суд, однако, оставил Афанасьева под стражей.

Кафка

Как вы услышали от Васина, в документировании «противоправных действий Афанасьева» поучаствовала специалист О. Якоцуц. Или еще это называется ООО «Консорциум»-Центр психологического сопровождения (Абакан). Оно (Ольга Якоцуц) провело комплексное психолого-лингвистическое исследование. Данному специалисту выступать в делах против журналистов и именно Афанасьева — не впервой.

Эксперт-лингвист Ольга Якоцуц. Фото: gudok.ru

Всероссийскую известность эта дама из Абакана обрела экспертизами против псковской журналистки Светланы Прокопьевой (в соавторстве с преподавателем ХГУ Юлией Байковой, исследователем поэзии Евтушенко) и против защитницы хакасской культуры Лидии Баиновой. У Прокопьевой нашла признаки «оправдания терроризма», а у Баиновой обнаружила форму «вербально оформленного психического воздействия на сознание и волю представителей хакасского этноса». Дело Баиновой тем не менее прекратили, а у Прокопьевой, вы помните, отняли средства производства (ноутбук) и наложили 500 тыс. рублей штрафа. Якоцуц, кстати, еще и сама лично подала иск к Прокопьевой, требуя такую же сумму за ее пост в Fb:

Светлана в нем предположила, что следствие может отправить ее колонку в «очередное ООО «Рога и копыта», Якоцуц приняла это на свой счет. Суд ей в иске отказал.

Прямо скажем, не самая мощная опора для следствия эта мадам с ее выводами.

«А я люблю военных, красивых, здоровенных / Еще люблю крутых и всяких деловых». Есть же, в конце концов, законы, есть устоявшееся в нашей цивилизации четкое разделение на армию и флот — военных, Вооруженные силы, и внутреннюю полицию с ее войсками, а не только вот это, всех в кучу.

Из допроса (четвертого) Афанасьева от 5 мая.

— Показания давать согласен.

Вопрос следователя:

— Вам для обозрения предоставляется белый бумажный конверт, в который упакованы 4 листа форматом А4 с печатным текстом и рукописными записями, изъятые в ходе обыска 14.04.2022 по адресу […]. Конверт вскрывается в присутствиями обвиняемого Афанасьева М. В. и защитника Васина В. В. Поясните, на представленных 4-х листах с одной стороны распечатан текст аналогичный схожий по своему содержанию со статьей, которую вы подготовили и опубликовали в электронном периодическом издании « Интернет-журнал Хакасии «Новый Фокус» 04.04.2022, это черновые варианты вашей статьи «Отказники» или почему 11 бойцов ОМОН Росгвардии по Хакасии отказались от участия в «спецоперации» в Украине»?

— Это проект моей статьи «Отказники», или Почему 11 бойцов ОМОН Росгвардии по Хакасии отказались от участия в «спецоперации» в Украине?», но в таком виде я ее не публиковал. Записи выполнены мной лично. […] Любой вариант моей статьи, вернее проект, а их несколько, я мог хранить в разных местах, но опубликовав был лишь один вариант статьи, который я приобщила к своему допросу в качестве обвиняемого, копию статьи защитник в моих интересах приобщил к допросу 20.04.2022 и данную статью я опубликовал 04.04.2022.

Вопрос защитника:

— Писали ли вы в своей опубликованной статье от 04.04.2022 информацию об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации?

— Нет.

Вопрос следователя:

— Поясните, что за документы распечатаны на оборотной стороне печатного текста, представленного Вам на обозрение?

— Я не могу вспомнить, что за документы, но отрицать, что они мои, я не буду. В своей деятельности я часто использую черновики различных документов.

(По окончании допроса печатный текст на 4-х листах упакован в конверт, первоначальную упаковку, опечатан.)

Семья Афанасьевых. Фото из личного архива

Афанасьев изначально признал за собой авторство, признал, что это он выставил текст на сайт — распространил. Чего еще? Зачем копаться в черновиках? В этой жизни имеет смысл только то, что сделано. Или хотят найти еще что-то несделанное и тоже вменить? Или это из-за неуверенности в принятой Госдумой наспех избыточной и корявой 207-й статье УК?

***

Важный момент. В 207-й статье УК — речь о «заведомо ложной информации». «Заведомо». Но для Афанасьева и эти 11 «отказников», и те, кто подчинился приказу — родные. Хорошо, пусть не родные — дорогие ему люди, все эти парни. В этом отличие Афанасьева от тех, кто решал их судьбу в феврале. Да и от тех, кому их — просто не жалко или тех, кто их лишь презирает за то, как они обходились с людьми, выходящими с мирными протестами, все последние годы. Афанасьев и до 24 февраля ими интересовался как людьми, был с ними связан: разговаривал, вмешивался, писал, договаривался — у ОМОНа хакасского хватало проблем и до украинской командировки. У него с ними личные отношения, он с ними, этими парнями, — один народ. И следкому придется очень постараться, чтобы доказать «заведомую» ложь Афанасьева.

Он за них стоял и стоит. Теперь за них ему и сидеть?

Михаил знал, что за ним придут, и 3 апреля, накануне выхода материала, написал всем читателям и друзьям:

— Я просто поступаю как велит мне совесть. Конечно, можно было бы уклониться и оправдать себя тем, мол, поехали же они, пусть сами и разгребают. Но, честно говоря, не хочется потом жить сукой, зная, что 11 человек просили о помощи, а я отвернулся. Для меня это и есть проклятие, я гадость женщине сказал 12 лет назад, а до сих пор не могу покоя найти, хотя уже давно извинился. А жить, может, и в комфорте, но предав профессию и 11 человек, для меня и будет ад. Так что я просто меркантильный тип. Возможно, сгущаю краски и все не так плохо, но, думаю, лучше на всякий случай попрощаться. Берегите себя, берегите любовь, берегите свободу.

После публикации, 5 апреля: «Ну что же, братцы. Мне звонит прокуратура. Будем живы не помрем. Иногда надо просто выстоять, несмотря ни на что, просто выстоять».

Источник:  «Новая газета.Европа»

Читайте также: