Насколько нужен план «Б» по Донбассу и каким он может быть?

План «Б» по Донбассу: насколько нужен и каким он может быть?
От пересмотра наиболее одиозных пунктов «Минска», привлечения к переговорному процессу США — до международной миссии или замораживания конфликта

Вопрос не в том, есть ли у Украины план «Б» по Донбассу или его нет. А в том, какой он может (необходим, должен) быть? Сегодня ясно одно: «Минск» — такой, как он есть, при нынешней власти в Кремле — не заработает никогда, отмечает УКРИНФОРМ.

ПЕРЕСМОТР «МИНСКА»

Политический аналитик Фонда «Демократические инициативы» имени Илько Кучерива Мария Золкина видит на сегодня два варианта.

Марія Золкіна
Марія Золкина

Первый – условно «план Кравчука». «И-за того, что с августа идет блокирование по всем рабочим подгруппам ТКГ — очевидно, что в обозримом будущем встречи в формате «Нормандской четверки» не будет. Поэтому наиболее вероятен сценарий, который уже начал реализовываться — так называемый «план Кравчука». То есть это пересмотр наиболее одиозных пунктов комплекса мероприятий имплементации «Минска», — говорит аналитик.

В первую очередь — это пересмотр положения о границе. Для того, чтобы контроль над ней был получен до начала избирательной кампании (если таковая будет происходить в рамках реинтеграции).

Второй момент — однозначно конкретика по положениям о безопасности. Госпожа Золкина отмечает вывод незаконных вооруженных формирований и иностранного контингента. «В положениях не прописано — когда, как и каким образом это будет происходить», — добавила она.

Третий — особенности местного самоуправления. Исключительно на уровне законодательства, но ни в коем случае не на уровне изменений в украинской Конституции. «Эта тройка принципиальных моментов предусматривает демонтаж оккупационных администраций и отсутствие прямого контакта с ними. То есть идея РФ о прямом диалоге исключена, — утверждает госпожа Золкина. — Вот по этим трем моментам и будет вестись адвокация, чтобы все изменить. Фактически это совсем другая тактика».

Почва для пересмотра «Минска» готовилась минимум полгода. «После провала так называемого «Консультативного совета» стало понятно, что РФ стоит жестко на своих требованиях о прямом диалоге, о границе, об особом статусе. Поэтому выхода было два: или соглашаться на российский нарратив, или — менять тактику, — говорит политический аналитик. — Да, «план Кравчука» многие критикуют (я — в том числе) из-за того, что в нем много рисков и минусов, но … Единственный информационный плюс этого плана в том, что он забрасывает на уровень переговоров ТКГ, а впоследствии — на уровень «Нормандской четверки» идею о необходимости пересмотра упомянутых пунктов».

И как на это среагирует РФ? По ее словам, россияне будут всячески сопротивляться, обвинять Украину в срыве переговоров, устраивать демарши, впрочем официально процесс все же не замораживать. «Россияне хотят, чтобы эти территории вернулись именно на их условиях. Поэтому полной остановки не будет. Однако мы вернемся к той вялой ситуации, которая была в течение 2016-2019 годов. И это не худший вариант. Он достаточно рациональный и выгодный. Но выгоден только тогда, когда нет готовности к резким, волевым шагам», — добавила она.

МЕЖДУНАРОДНАЯ МИССИЯ ООН

Второй план «Б» традиционно поддерживает украинский МИД — это международная миссия на Донбассе. «Лично я также считаю этот план наиболее оправданным. Но он должен идти в пакете с международной переходной администрацией», — отметила Мария Золкина.

В Грузии задействована гражданская миссия Евросоюза
В Грузии задействована гражданская миссия Евросоюза

Эксперт говорит, что весь международный опыт урегулирования конфликтов, особенно тех, которые релевантны к нам, свидетельствует о том, что прочный мир, постоянное прекращение конфликта происходило только в тех ситуациях, где работал международный контингент. Но не гражданский, а — с военным компонентом. «Например, Грузия. Там задействована гражданская миссия Евросоюза, которая стоит на линии разграничения между Грузией с одной стороны и Южной Осетией и Абхазией — с другой. Они не имеют никаких возможностей даже заходить на временно оккупированную грузинскую территорию. Они — просто следят за правопорядком вдоль линии разграничения с грузинской стороны.

И тут же — вспоминает Золкина — гражданская миссия не способствует конечном решению конфликта. Потому что если идет война, то контингент должен быть и с военным компонентом, и с гражданским. «Я часто вспоминаю об опыте Хорватии. Там была международная миссия и международная временная переходная администрация, которая работала два года, и она готовила выборы на временно оккупированной территории, и управляла этой территорией пока после выборов не были сформированы органы местного самоуправления, пока не были запущены представительства центральных органов власти Хорватской Республики, — говорит она. — В любом случае… Если оборонные пункты не закрыты и начинается политическая реинтеграция — получаем развалившееся государство. Босния и Герцеговина — прекрасный пример, где по Дейтонским мирным соглашениям режим тишины и демилитаризации объединили с политической интеграцией. И все. Государство существует под эгидой ООН — фактически внешнее управление».

Україні слід уважніше вивчити «хорватський сценарій»
Украине следует внимательнее изучить «хорватский сценарий»

По мнению аналитика, Украине следует внимательнее изучить «хорватский сценарий». За демилитаризацию должен кто-то отвечать. Потому что положиться только на честное слово главарей из так называемых «ЛНР» и «ДНР» — никак нельзя. «Процесс сложения оружия по международным стандартам урегулирования конфликтов — это процесс организованный. Должен быть кто-то, кто уполномочен на это, кто имеет мандат, кто описывает оружие, определяет места хранения, утилизации или перевозки куда-либо и т.д., — отмечает Золкина. — Так и вывод контингента — этот процесс должен быть кем-то верифицирован. У ОБСЕ такого мандата нет. И не будет. Извините, но ОБСЕ слишком беззуба. Поэтому посредником может стать ООН».

ВРЕМЕННОЕ ЗАМОРАЖИВАНИЕ КОНФЛИКТА

Дмитро Сінченко
Дмитрий Синченко

Хорватию и Азербайджан как два примера успешного возвращения оккупированных территорий в ситуации, подобной нашей, также вспомнил председатель Ассоциации Политических Наук Дмитрий Синченко. Но … «Я не помню ни одного примера, когда бы какой-то стране удалось вернуть свои территории исключительно путем переговоров или санкций, без применения вооруженных сил. Поэтому не должно быть никакого плана «Б». План должен быть единственным», — отметил политолог. И этот план предусматривает: максимальное укрепление и модернизацию своих вооруженных сил, спецслужб, защиту информационного пространства от вражеской пропаганды, максимальное ослабление противника во всех возможных сферах (экономической, политической и т.д.). «Надо дождаться удобной геополитической ситуации и провести быструю силовую операцию по освобождению оккупированных территорий. А до той поры — мы можем и дальше «для вида» вести безуспешные переговоры, ожидая от вражеской стороны выполнения договоренностей и, не дождавшись, объяснять международному сообществу, почему мы не можем выполнять договоренности в одностороннем порядке. А будет ли это «минский», «нормандский» или «будапештский» формат — существенной роли не сыграет», — отметил Синченко.

Михайло Басараб
Михаил Басараб

Подобным образом высказался политолог, сокоординатор Движения сопротивления капитуляции Михаил Басараб. «Спрашиваете, каким может и должен быть план «Б»? Прежде всего отмечу, что ни предыдущий, ни нынешний президент не набрались смелости сказать украинцам правду. Думаю, наше общество заслужило честный разговор», — говорит политолог.

Надо четко заявить, что РФ совершает вооруженную агрессию против Украины, что именно РФ оккупировала нашу территорию, и простого решения этой проблемы пока просто не существует, потому что быстро — это только на условиях Кремля».

Далее, считает эксперт, президент должен сказать, что мы все равно когда-нибудь вернем эти территории, но без каких-либо унизительных уступок перед РФ. Мы вернем эти территории точно так же, как они были захвачены. РФ уйдет оттуда под давлением тех или иных обстоятельств. «Будут ли это международные санкции или, согласно действующему законодательству, Украина самостоятельно сможет восстановить конституционный порядок на захваченных территориях. Это перспектива будущего. Однако мы вернем наше без унижения», — отметил сокоординатор Движения.

Поймите, идеального решения нет, а потому — необходимо достичь решения оптимального. И оно заключается во временном замораживании конфликта», — утверждает Михаил Басараб. И добавляет, что статус оккупированных территорий четко определен международным законодательством. Там «детально выписано, что такое оккупированные территории, кто несет ответственность за обеспечение жизнедеятельности на оккупированных территориях, что должно делать государство, часть территории которого оккупировали. В то же время нам нужно реформироваться, развиваться, укрепляться внутри и готовиться к освобождению этих территорий. Через год, через два, через десять, тридцать лет — неважно. Но это должно произойти только на украинских условиях», — резюмировал он.

ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ВАЖНЫХ МНЕНИЙ НА ЭТУ ЖЕ ТЕМУ…

Богдан Петренко / Фото: Апостроф
Богдан Петренко / Фото: Апостроф

«Может ли быть планом «Б» то, что уже было объявлено: миротворцы или «стена». Думаю, что нет. Потому стена — это отказ от территорий и углубление раскола. А миротворцы — в любом случае — возможны только когда на них даст согласие Москва», — говорит политический эксперт, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко.

Полный отказ от выполнения минских соглашений ухудшит отношение к Украине. Поэтому «Минск» сегодня или в ближайшее время пересматриваться не будет. «На это нет ни воли, ни желания ни одной из сторон. Поэтому предпочтительной стратегией будет не план «Б», а «смотрите сколько было реализовано за этот год», — добавил эксперт.

А каким тогда может быть план «Б»?

Во-первых, говорит Богдан Петренко, этот план может предусматривать тактическое затягивание времени использования плана «А» (то есть, минских договоренностей). Во-вторых, повышение экономического, дипломатического и военного потенциала Украины — с использованием временного люфта, который дал план «А». В-третьих, активное проведение информационной кампании не только как средства защиты собственного пространства, но и на оккупированных территориях, на территории страны-агрессора, на территории стран, которые являются союзниками России (с целью формирования негативного отношения к РФ). В-четвертых, формирование у «коллективного Запада» понимания, что решение проблемы Донбасса несет не только ценностные, но и экономические выгоды для них. В-пятых, активное создание возможностей для оттока профессионального слоя и молодежи с территорий оккупированных Российской Федерацией. Наконец, в-шестых, это разработка «Большого пакета», то есть создание проблем для Кремля, решение которых было бы четко подвязано к деоккупации Донбасса и Крыма. «Поскольку сейчас любой компромисс будет проходить по нашей территориальной целостности или суверенитету», — подчеркнул Петренко.

«Реальный план« Б »должен быть конкретной альтернативой тому комплексу форматов и усилий, который действует в настоящее время. Даже недавно предложенный украинской властью план из 5 шагов не содержит ничего принципиально нового», — считает политолог-международник Павел Бульдович.

Фото: facebook.com/pavlo.buldovych
Фото: facebook.com/pavlo.buldovych

При этом новации, говорит он, должны заключаться не в изменении места встречи ТКГ или графика переговоров советников лидеров «нормандской четверки». План «Б» должен быть направлен прежде всего на усиление влияния (давления) на Россию, только в этом направлении поиск альтернатив урегулирования конфликта имеет смысл. «Возможно, Украине уместно вновь поднять вопрос о расширении нормандского формата с привлечением США, используя момент смены тамошней президентской администрации», — утверждает эксперт-международник.

Существующие минский и нормандский форматы изначально были дипломатической игрой по оттягиванию времени, подчеркивает Бульдович. Но если сначала подобная тактика была выгодной Украине, то теперь ее продолжение опасно. Хотя бы потому, что дальнейшее укоренение России на Донбассе, ползучая аннексия, все больше отдаляет и усложняет фактическую реинтеграцию украинских территорий. «Поэтому необходимость реального плана «Б» видится насущной, Украина должна быть максимально активна в его продвижении, чтобы мировые игроки не сомневались в намерениях украинской власти», — добавил он.

Однако для успеха плана «Б», каким бы ни было его содержательное наполнение, крайне важны предпосылки его формирования. Во-первых, говорит эксперт, это должен быть продукт откровенной общественной дискуссии, а не закрытый документ СНБО или Офиса президента. «Без консенсуса в обществе по стратегии возвращения Донбасса любой план обречен на роль очередного информповода», — отмечает Бульдович. Во-вторых, уже сейчас необходима интенсивная коммуникация прежде всего на международном уровне. «Ключевых геополитических игроков предстоит убедить, что тезис о безальтернативности минских договоренностей в действующей редакции безвозвратно потерял связь с реальностью», — добавил политолог.

Беседовал Мирослав Лискович. Киев; УКРИНФОРМ

Читайте также: