ЭКСЦЕСС ИСПОЛНИТЕЛЯ В ГЕНПРОКУРОРСКОМ ИСПОЛНЕНИИ

Генеральный прокурор Украины Святослав Пискун переживает тяжелое время. И это заметно. На что указывает его крайне странное заявление о том, что возбуждение уголовных дел о направленных на подрыв авторитета президента Кучмы публикациях в СМИ является бесперспективным. И что лично он был против этого, но дела возбуждали «по рекомендации». Или вдруг генпрокурор передоверяет своему заму Кудрявцеву такое «важное» дело, как комментарий на решение Апелляционого суда Киева, который признал незаконным возбуждение уголовных дел в отношении Юлии Тимошенко и ее мужа Александра Тимошенко. Святослав Михайлович цинично уклоняется от исполнения «заказов» и это может для него плохо кончиться.После того, как 9 апреля этого года Апелляционный суд Киева признал незаконными и отменил все постановления о возбуждении уголовных дел в отношении супругов Тимошенко, генпрокуратура, естественно пожелала оставить за собой последнее слово. Об этом, кстати, сразу же после суда заявила сама Юлия Тимошенко: «Поскольку для прокуратуры это решение Апелляционного суда было довольно неожиданным, а для кое-кого даже шокирующим – я думаю, что комментарии, которые будут давать представители прокуратуры, можно предусмотреть – они снова попробуют «пришить» какие-то обвинения. Я чувствую, что вся эта игра направляется на уничтожение меня и это – заказ власти.

У меня нет сомнений, что прокуратура будет еще предпринимать какие-нибудь невероятные вещи. Но мне кажется, что после отмены судом этих обвинений все другое, что будет объявлять прокуратура и обществу, и политикуму, будет ясно, что система репрессий продолжает действовать, но к ней уже не будет доверия. Безусловно, вы еще увидите, Генпрокуратура будет обращаться в кассационную инстанцию, чтобы аннулировать решения Апелляционного суда. Но ведь кассационная инстанция имеет узкий перечень статей, которые она может отменять. По сути, Верховный Суд уже не может рассматривать эти дела, поскольку Апелляционный определился дела были заведены незаконно».

И действительно, уже 11 апреля заместитель генпрокурора Виктор Кудрявцев заявил, что решения суда являются «беспочвенными, противоречащими действующему законодательству». Заметим, кстати, что как-то неэтично со стороны столь высокопоставленного юриста комментировать, а тем более опровергать решения суда. Решения суда может оспаривать лишь высшая судебная инстанция, но отнюдь не прокурорский чиновник. Между тем, не взирая даже на большую степень «управляемости» с Банковой нынешнего председателя Верховного Суда Василия Маляренко, прокуратуре сложно будет добиться своего. Разве что «гарант» по старой привычке попробует подвесить за гениталии всех судей этого суда. А их, напомним, в одной только Палате по уголовным делам аж 44. Всех, как говорится, не перевешаешь!

Но вернемся к Пискуну. Почему же все-таки Святослав Михайлович отказался озвучить такое «важное» решение прокуратуры? Почему отмежевался от возбуждения позорных дел о направленных на подрыв авторитета Президента Кучмы публикациях? Да еще напрямую заявил, что на возбуждение этих дел была «рекомендация», то есть заказ? Уникальная, кстати, ситуация, когда генеральный прокурор заявляет о том, что его против собственной воли заставили возбудить уголовное дело. Кто мог заставить Пискуна? Кучма? Или Медведчук? Тем более, что по словам Юрия Луценко, Пискун сообщил, что пытался показать бесперспективность возбуждения уголовного дела против журналистов, однако ему сказали, что он плохой юрист. «Лучшие юристы считают наоборот», — процитировал Пискуна Луценко. Святослав Михайлович должен понимать, что эти слова ему могут дорого обойтись. И тем не менее, с отчаянием обреченного идет на такую странную откровенность.

Чего же так боится сегодня Пискун? Нам кажется, что боится он такой простой вещи, как «эксцесс исполнителя». Эксцесс исполнителя – это совершение исполнителем общественно опасных действий, выходящих за умысел других соучастников и образующих самостоятельное преступление или придающих содеянному качественно иной характер. При эксцессе исполнителя последний несет ответственность за фактически совершенные им преступления, а другие соучастники — лишь за соучастие в тех преступных действиях, которые охватывались их умыслом. Статья 29 УК Украины говорит о том, что «соучастники не подлежат уголовной ответственности за деяние, совершенное исполнителем, если оно не охватывалось их умыслом.»

Нам кажется, что именно эта статья будет чрезвычайно популярна в ближайшее время. Все «рекомендации» и иные заказы отдаются в устной форме. В результате, заказчик или подстрекатель всегда может или полностью отказаться от своих слов или же заявить о том, что просил он о чем-то вполне законном, а исполнитель, понимаешь, по своей воле совершил преступление. Представьте, например, Кучму на предстоящем суде. Я заказывал репрессии против Тимошенко? Да что вы, я наоборот, требовал соблюдения законности. Я заказывал уголовные дела против журналистов? О чем вы говорите, это Пискун сам придумал. Я заказывал убийство Гонгадзе? Ну как вы могли такое подумать? Я просто высказал пожелание его попугать, а идиот Кравченко ему голову отрезал». Примерно так это может звучать на предстоящем суде.

Кстати, о Гонгадзе и Кравченко. Не исключено, что странное поведение Пискуна вызвано как раз «делом Гонгадзе». По сведениям из источников заслуживающих доверия, расследование «дела Гонгадзе» практически завершено. Найден и организатор и исполнители этого убийства. Из этих же источников известно, что собранных фактов более чем достаточно для того, чтобы «закрыть» нынешнего главу ГНАУ Юрия Кравченко и предъявить ему обвинение в организации убийства. Однако, Пискун отлично понимает, что «Краву» закрыть ему не позволит Кучма, хотя бы потому, что «Крава» тут же сдаст главного подстрекателя, чей голос отчетливо слышен на файлах Мельниченко. Эксцесс исполнителя? Убийства не заказывал, заказывал «попугать»? Но все равно скандал и все равно нужно уходить.

В то же время Пискун понимает, что Верховная Рада в любой момент может выразить ему недоверие именно из-за проволочек с расследованием «дела Гонгадзе». Тем более, если депутаты будут знать, что дело практически раскрыто. А депутаты таки будут знать. Хотя бы потому, что в самой генпрокуратуре существует так называемая «группа Обихода», которая ждет не дождется ухода Пискуна и назначения на его должность «несправедливо» отставленного Николая Обихода. И ребята из «группы Обихода» наверняка уже «сдали» информацию по «делу Гонгадзе» депутатам и сейчас потирают руки в ожидании скорых перемен в генпрокуратуре. Таким образом, сегодня Пискун оказался в интересном положении когда и действовать нельзя, и бездействовать смертельно опасно. Единственный выход для Святослава Михайловича – это пытаться стать «слугой двух господ». С одной стороны, заигрывать с депутатским корпусом, с другой – продолжать исполнять заказы с Банковой, но уже поаккуратнее, подставляя собственных подчиненных под такой же «эксцесс исполнителя». Видимо, этим и объясняются странная откровенность Святослава Михайловича относительно «рекомендаций лучших юристов», сочетающаяся с вялотекущим преследованием всех, кто имеет нахальство выступать против действующей власти – будь то оппозиционеры или слишком «бесконтрольные» СМИ.

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: