НЕВОЗВРАЩЕНЕЦ. ИДЕЙНЫЙ? КЛАНОВЫЙ? КВАРТИРНЫЙ?

В истории любой спецслужбы есть свои невозвращенцы. Разных национальностей, разных политических убеждений и разных мотиваций. Генерал-майор Валерий Кравченко, несмотря на его заявления о возможности возвращения в Украину, уже сделал все для того, чтобы этого не случилось никогда. Он, как ни крути, не похож на идейного оппозиционера, и диссидентом ему уже никогда не стать. Собирается ли генерал остаться в Германии или он сделал ставку на то, что в Украине сменится власть и можно будет вернуться в ореоле «борца за идею»? А заодно и закончить ремонт в своей киевской квартире.Для того, чтобы понять мотивы столь серьезного поступка, как «невозвращение», необходимо прежде всего проанализировать события, произошедшие в жизни разведчика в последние несколько лет. До 18 февраля этого года имя этого человека ничего не говорило не только простому обывателю, но и многим сотрудникам СБУ. Во-первых, в силу того, что Кравченко был с 2001 года первым заместителем начальника наиболее засекреченного подразделения СБУ – Главного управления разведки. Во-вторых, потому что украинская разведка в структуре СБУ фактически так и не состоялась, а соответственно, особого интереса ни для кого не представляла. Тем не менее, сейчас 58-летний генерал стал главным ньюс-мейкером Украины. Причем, порционность его откровений заставляет предположить, что у генерала или для генерала составлен определенный сценарий информационных выбросов. Возможно, не такой длительный как у майора Мельниченко, но не менее резонансный.

Начать нужно с биографии нашего героя. Она достаточно типична для сотрудника КГБ, сумевшего удержаться после обретения Украиной независимости и после многочисленных чисток «конторы» очередными ее председателями. Известно, что с 1974 года по 1979 год Владимир Кравченко служил в должности оперуполномоченного 5 отдела УКГБ по Киеву и Киевской области. Как известно, 5-ое управление занималось исключительно вопросами идеологии, а период с 1974 по 1979 годы запомнился многим как время особенно жестокой борьбы с «украинскими буржуазными националистами» и прочими диссидентами. Так что генерал Кравченко лукавит, заявляя, что в 5 отделе он проработал совсем недолго и что ему «не подфартило» работать против Стуса и Дзюбы. Значит, «подфартило» поработать с другими «антисоветчиками», возможно с «религиозниками» или просто с распространителями политических анекдотов. В 1979 году Кравченко назначается заместителем начальника 5 отдела УКГБ по Киеву и области. Однако, в замах ходил недолго, так как в 80 году поехал в Москву, на учебу в «вышку» — Высшую школу КГБ имени Дзержинского. Что, кстати, свидетельствует о серьезных успехах нынешнего «диссидента» на фронте борьбы с инакомыслием. Через два года, которые, видимо, были потрачены на изучение фарси и переквалификацию в специалисты Главного управления разведки, Кравченко отправляется в Афганистан. Имеет два ордена и восемь медалей.

В 1996 году Кравченко получает назначение в Бонн, а с 1999 – в Берлин. А уже в апреле этого же года Кравченко назначают первым заместителем начальника Главного управления разведки СБУ. В 2002 году Кравченко присваивается звание генерал-майора. Впереди явно вырисовывается пост начальника ГУР СБУ. Но, несмотря на хорошие карьерные перспективы, в январе 2003 года Кравченко направляют на работу в посольство Украины в Германии в качестве офицера по особым поручения. Впрочем, учитывая то, что Главное управление разведки СБУ в Украине структура достаточно мифическая, возможно, что берлинская синекура для генерала показалась более привлекательной, чем попытки руководить неизвестно чем, неизвестно как, и неизвестно на какие деньги. Тем более в условиях, когда «остров» (Главное управление разведки Министерства обороны) явно победил в борьбе с «лесом» (ГУР СБУ). Молодое начальство армейской разведки в лице Игоря Смешко смогло не только реанимировать пролуразгромленную Кузьмуком и его предшественниками структуру, но и добиться признания ее успехов на высшем государственном уровне. А в стране тем временем происходят все более неожиданные перемены. В сентябре 2003 года председателем СБУ становится Игорь Смешко, начинающий перестройку и неизбежную очередную кадровую чистку «конторы». Именно, после этого, по словам Кравченко, из «центра» начинают поступать указания о слежке за украинской оппозицией.

Подведем итоги. В СБУ, как и в других украинских силовых структурах существует определенная «клановость». Сотрудники, особенно высокопоставленные, четко делятся на «марчуковцев», «деркачевцев», «радченковцев» и новых – «смешковцев». Как бы то ни было, но, увольнение Радченко с поста главы СБУ и приход на эту должность бывшего военного разведчика означал для генерала Кравченко жирный крест на мечтах о должности начальника Главного управления разведки СБУ. На который, как сообщают информированные источники, Кравченко весьма рассчитывал. Но начальником ГУР в ноябре прошлого года назначают «мальчишку» — 34-летнего Олега Синянского. Видимо, уже тогда Кравченко понял, что и его пребывание в Германии очень скоро может завершиться. А возвращение в Киев ничего кроме пенсии не обещает. Тем не менее, Кравченко служит и выполняет достаточно ответственные поручения, вроде обеспечения безопасности пребывания в Баден-Бадене президента Кучмы и его окружения с 26 декабря по 17 января этого года. Кстати, информационная безопасность этого визита была явно не на уровне. Мало того, что Кучма и его гости были «отслежены» журналистами, так еще и через немецкие СМИ была вброшена мощная и неспрогнозированная СБУ «деза» о смерти Кучмы. Кстати, Кравченко утверждает, что обладает каким-то весьма интересным материалом по баден-баденским событиям.

Меньше чем через месяц после этого Кравченко вызывают в Киев на «совещание по вопросу безопасности президента». Но Кравченко, по его словам, становится известно, что под предлогом «совещания» его собираются срочно отозвать из Берлина. Что, кстати, для Кравченко не должно было быть большой неожиданностью. Тем не менее, он почему-то отказывается возвращаться. Что не может не вызвать предположения, что Кравченко опасался чего-то более неприятного, чем выход на пенсию. То ли разборов «баден-баденского» скандала, то ли чего-то другого, не менее неприятного. Например, отчета о расходовании негласных фондов. Тут, кстати, необходимо рассказать о еще одном свидетельстве неискренности генерала Кравченко. Признавая тот факт, что возвращение в Киев для него означает переход с зарплаты в 2000 евро на 300-400 долларов, генерал скромно умалчивает, что «на холоде» высокопоставленный сотрудник спецслужбы, даже и украинской, имеет еще такую весьма приятную вещь, как возможность распоряжаться негласными фондами – презентационными деньгами и средствами, выделяемыми на работу с агентурой. В Германии, смеем предположить, это серьезные деньги. Интересно, что Киев как-то очень резво среагировал на неподчинение Кравченко. Уже 16 февраля в Берлин выезжает «сменщик» генерала, некий Леонид Соколюк, которого Кравченко не смущаясь рассекречивает в одном из своих интервью. Видимо, у руководства СБУ уже были серьезные опасения относительно «моральной устойчивости» своего берлинского резидента. И тогда Кравченко решается на фактический разрыв с «конторой».

Интересно, что за несколько дней до этого демарша в Киеве происходит одно малозаметное событие – три бывших высокопоставленных сотрудника СБУ, Радченко, Шатковский и Черных подают Президенту Украины рапорта об увольнении их со службы в рядах СБУ. Вполне возможно, что этот шаг был сделан в преддверии президентского указа о «декагебизации», который запретил действующим сотрудникам СБУ занимать должности в госструктурах, не имеющих отношения к спецслужбам. Но факт остается фактом, перед «берлинским скандалом» бывшие руководители СБУ заявляют о желании стать гражданскими лицами.

Но вернемся к скандалу. Достаточно громкие заявления импозантного длинноволосого генерала весьма противоречивы. С одной стороны, Кравченко упорно пытается «хранить» государственную тайну, отказываясь передавать журналистам документальные подтверждения приказов о слежке за границей за лидерами оппозиции. С другой – полностью раскрывает тексты этих приказов, фамилии тех, кто их якобы подписывал и даже методы их передачи. Нынешнему председателю СБУ можно посочувствовать. «Берлинский скандал» ударил в первую очередь по нему. И, как утверждают некоторые информированные источники, изначально он и был направлен против Игоря Смешко. «Шахид» Кравченко должен был взорвать не только репутацию Смешко, но и создать ему кучу проблем внутри Украины.

Впрочем, время все расставит на свои места и, возможно, все окажется гораздо проще и противнее. Недавно нынешний глава СНБОУ Владимир Радченко заявил о том, что главная проблема украинского резидента в Германии заключалась в том, что он …еще не успел скопить денег на ремонт новой киевской квартиры.

По словам секретаря СНБО, примерно за две недели до своего заявления Кравченко позвонил ему из Германии и сказал, что у него «был конфликт с начальником президентской охраны, когда он находился в Баден-Бадене, и его отзывают в Киев». При этом он жаловался, что не сделал ремонт в своей киевской квартире, которую он, как «афганец», получил накануне отъезда в загранкомандировку, для этого, мол, не хватает средств, и он хотел бы, чтобы ему дали возможность еще год поработать в Берлине. При этом Радченко отметил, что «никаких разговоров о том, что у него есть какие-либо политические претензии, что его кто-то заставляет за кем-то следить, не было – только бытовые мотивы». По словам Радченко, известие о поступке Кравченко он воспринял «очень болезненно», поскольку знает его лично и, находясь в должности председателя СБУ, подписывал соответствующие документы по его командировке в Берлин.

Анализируя материалы Кравченко, которые уже были обнародованы в украинских СМИ мы решили обратиться за комментариями к одному из дипломатов, долгое время проработавшему в украинских посольствах за рубежом. Фамилию этого человека мы по понятным причинам не называем.

«Честно говоря, интервью генерала Кравченко привело меня в некоторое замешательство. Похоже, он даже не понимает, как глупо, с профессиональной точки зрения, звучат его откровения.

По его словам, генерал получил указания следить за оппозицией. Правда, он тут же оговаривается, что речь идет не о слежке, а о сборе информации о тех украинских политиках, которые приезжали в Германию. Затем добавляет, что было указание собирать информацию и о представителях правительства, от министра и выше.

Похоже, что человек не понимает функции посольства, резидентуры и свои собственные.

Посольство любой страны, в том числе резидентура, обязано информировать свое правительство о том, как относятся к этому правительству, его отдельным представителям, крупным политикам и бизнесменам в стране пребывания. А для этого следует знать, чем занимаются в стране пребывания и граждане твоего государства. Это — одна из основных функций любого посольства.

Во времена Союза советские посольства и резидентуры КГБ ежедневно информировали Кремль по этим вопросам. Как строил бы тот же Горбачев свою политику в отношении, скажем, США, если бы не знал, что о нем думают американцы, в том числе о его действиях и выступлениях в США?

Особенно активно проводился сбор соответствующей информации накануне, во время и после визитов в зарубежные страны различных советских официальных и неофициальных организаций.

Поскольку посольство представляет в стране пребывания все свое государство, то, естественно, проводится сбор информации и о посещениях страны пребывания представителями оппозиции. Какая разница — правительственный чиновник или оппозиционер? Все они — граждане Украины, и посольство должно знать, чем занимаются видные представители его государства в стране пребывания. Украинское посольство так же должно проводить на территориях других государств сбор любой информации в отношении Украины, если это делается легальными методами и средствами. Пусть дипломат Кравченко почитает Венскую конвенцию 1961 года о дипломатических сношениях. Там об этом говорится совершенно четко.

Например, статья 3-я конвенции говорит:
«1. Функции дипломатического представительства состоят, в частности:

а) в представительстве аккредитующего государства в государстве пребывания;
b) в защите в государстве пребывания интересов аккредитующего государства и его граждан в пределах, допускаемых международным правом;
с) в ведении переговоров с правительством государства пребывания;
d) в выяснении всеми законными средствами условий и событий в государстве пребывания и сообщения о них правительству аккредитующего государства;
е) в поощрении дружественных отношений между аккредитующим государством и государством пребывания и в развитии их взаимоотношений в области экономики, культуры и науки.

2. Ни одно из положений настоящей Конвенции не должно истолковываться как препятствующее выполнению дипломатическим представительством консульских функций».

Понятно, что для того, чтобы защищать интересы украинских граждан в Германии, нужно знать, чем они здесь занимаются, а выяснение условий и событий в государстве пребывания включает в себя и выяснение важных политических контактов украинских граждан с немецкими представителями.

Читая интервью Кравченко, у меня сложилось впечатление, что он об этом даже не подозревает. Он признает, что получал указание собирать информацию из официальных источников, но не заниматься «слежкой», то есть нелегальных методов не применять. Так в чем проблема? Этими вопросами должно ежедневно заниматься все украинское посольство. Получается, что, дослужившись до высокого дипломатического ранга и проведя в Германии много лет, он так и не уяснил своих прямых обязанностей.

Те «преступления», в которых он обвиняет СБУ, являются его прямым служебным долгом и представляют собой важные функции любого дипломатического представительства в полном соответствии с международным правом.

Более того, как офицер безопасности, он должен знать, что сбор информации о пребывании высокопоставленных украинских граждан в Германии необходим в том числе для обеспечения их собственной безопасности — чтобы их не похитили террористы, не убили грабители, чтобы они не вляпались в какую-нибудь историю, которая заканчивается тюрьмой и так далее. То есть — это прямая обязанность офицера безопасности. Странно, что он до сих пор об этом не подозревает.

Искренне удивил рассказ генерала о том, что инструкции он получал по электронной почте в виде документов «для служебного пользования». «Для служебного пользования» — это низший гриф секретности, который никогда не используется для оперативной переписки. В ПГУ в оперативных делах вообще не было ни одного документа с таким грифом. Причина в том, что они нигде не регистрировались, поэтому нельзя было проследить их движения, а если нельзя проконтролировать движение документа, то инструкции в нем содержаться не могут.

В 80-е годы в ТАСС гриф «для служебного пользования» имели присылаемые из-за рубежа «антисоветские» статьи американских и других западных агентств. Рассказы о том, что разведчик получает из Центра важные инструкции с этим грифом, с профессиональной точки зрения звучат дико.

Рассказ о том, что переписка резидентуры с Центром осуществляется через электронную почту, звучит вообще на грани маразма. Получать служебные инструкции по электронной почте с грифом «для служебного пользования» может дворник или сторож посольства, но никак не офицер безопасности».

Таково мнение профессионального украинского дипломата. Интересно, что оно вполне созвучно оценке, которые дал действиям Кравченко Пол де Вуд – бельгийский криминолог, бывший офицер безопасности при бельгийском посольстве в Ливии и Анголе. По его мнению Кравченко, при его опыте работы в КГБ и СБУ должен понимать, что «спецслужба – это не балетная студия» и что задача любой спецслужбы — «создавать препятствия для внешнего влияния». По мнению де Вуда «сбор информации обо всех политиках, которые приезжают в Германию является очень важным. Потому провозглашенные генералом мотивы для прекращения работы в украинской службе разведки выглядят безосновательными.» Бывший бельгийский разведчик считает, что генерал СБУ Валерий Кравченко имел частные мотивы, когда обнародовал закрытую информацию – его могла привлечь «красивая жизнь в Берлине» на средства третьей стороны.

Експерт Центра исследований конфликтологии Академии Обороны Объединенного Королевства Джеймс Шер считает, что заявления Кравченко выражают неудовольствие старых кадров СБУ реформами нынешнего председателя Смешко. По мнению британского експерта «Смешко не является ни продуктом СБУ, ни бывшим продуктом КГБ, и имеет другой опыт в военной разведке министерства обороны Украины. Не секрет, что обычные работники СБУ никогда не любили его, и в связи с этим возникали проблемы в прошлом. С тех, пор как генерал Смешко стал председателем СБУ, он осуществил много перемен в командном составе. Очевидно, что такая «чистка» очень серьезно обеспокоила многих профессионалов в этой организации.» По мнению Джеймса Шера Кравченко представляет как раз ту категорию ветеранов КГБ, которая восстала против изменений, которые проводит генерал Смешко.

Как бы то ни было, но пока что никаких действительно скандальных документов мы от генерала Кравченко так и не дождались. Намеки, обещания, угрозы. Генералу должно было бы быть известно, что такая линия поведения наиболее опасна для жизни. Лучше уж сразу выкладывать всю информацию, чтобы не позникало соблазна уничтожить ее носителя. Но генерал лишь обещает. Это вызывает подозрения, что весь «берлинский скандал» затеян не из идейных соображений, а преследует совсем иные, личные, клановые или политические цели.

Сергей Федоров, специально для «УК»

Читайте также: