Сергей Мавроди: я развелся в СИЗО

Скандальный основатель пирамиды МММ, выйдя на волю после 4 с лишним лет отсидки, в беседе с нашим корреспондентом оказался удивительно откровенным… «…Тогда 50 миллиардов рублей можно было заплатить. Но дело было не в деньгах. Просто когда власти поняли, что МММ стала чересчур сильной структурой, они решили развалить ее через налоговые органы. В принципе, тот же сценарий, что и с Ходорковским. Только у него были просто деньги, а за мной стояли миллионы вкладчиков. И я заявил, что могу завтра же собрать референдум и сместить на фиг всех — и органы, и президента…»

В ТЮРЬМУ ЗА НАРОДНЫЙ КАПИТАЛИЗМ

— Из всей вашей криминальной истории, начиная с арестов и в период, когда вы находились в бегах и в тюрьме, какой момент оказался самым страшным?

— Наверно, когда второй раз задерживали. Когда вычислили, наконец, после нескольких лет розыска.

— И где же скрывался «неуловимый» Мавроди?

— Да вон, в соседнем доме. За границу не выезжал — я вообще там никогда не был, мне там просто не интересно. Квартиры тоже не менял. Смешно, но я никуда не выходил, спокойно жил в одном месте.

— Но ведь напряжение наверняка все же точило нервную систему, что идут по следу?

— Ну да, к тому же вокруг той квартиры все время какие-то катаклизмы происходили. Раз сижу, звонят в дверь — бабка какая-то. Открывать не стал, пошел на тренажер нервы успокаивать. Вдруг вижу, за моим окном какой-то человек на веревке соскальзывает. Думаю: все, спецназ за мной. А оказалось, что там устанавливали антенну на крыше, и та женщина просто предупреждала жильцов: мол, без паники, это не жулики в окна лезут. В другой раз мне охрана звонит: дом оцеплен, вокруг группа захвата. И я неделю сижу один, голодный. Потом оказывается, что в этом самом доме какой-то склад оружия нашли. И тогда караулили террористов — не меня.

— Ну а когда в итоге пришли за вами?

— Да, эмоции были сильные… Компьютер-то я успел почистить, пока они дверь ломали три часа. А паспорт свой поддельный выкинуть забыл — вот до чего дошел.

— Правда ли говорят, будто вы милицию в парике встречали?

— Ну вы даете! Как вы представляете: спецназ ломится мне в двери, а я надел парик, чтоб типа «маски-шоу» меня не узнали?

— Еще писали, что кучи денег у вас по всей квартире валялись.

— Да нет, зачем… Они в другом месте валялись.

— А знаменитая коллекция бабочек где находилась?

— Бабочки тоже в другом месте. Говорят, они и сейчас сохранены. Но надо смотреть — обещают мне их привезти на днях. За той коллекцией уход нужен большой. Раньше у меня специальный биолог этим занимался. А потом все развалилось. Может, они и погибли давно.

— Личный биолог? Говорят, при аресте в квартире и личного повара нашли.

— Повар был. Но в порядке необходимости. Если б я сам себе готовил, когда успел бы пирамиду создать вообще?

— Можно расписать, как вообще проходил день создателя пирамиды?

— Глава компании должен заниматься стратегическими вопросами. Он должен отдыхать, ловить рыбу и, гуляя по лесу, придумывать новые решения. Я и в офисе был всего лишь раз. А так обычно дома работал с 10 до 18, потом спал, снова вставал в полночь и работал до 6 утра.

— Сколько у вас тогда было денег, как у владельца МММ? Действительно ли полтора миллиарда долларов?

— Ну нет… Побольше!

— И отчего же с такими деньжищами подобный аскетизм? Ни разгулов, ни ресторанов, ни красивых супердорогих машин?

— Ну, не надо — машины-то были. Хотя я сам особо не придавал этому значения. У охранников — да, были шестисотые мерседесы. А я любил всегда скромные, маленькие авто.

— Запорожцы?

— Ну не до такой степени. Иномарки небольшие.

— Есть мнение, что, если бы вы в 1994-м году заплатили какой-то налог, вас бы не арестовали, и все осталось по-прежнему?

— Тогда 50 миллиардов рублей можно было заплатить. Но дело было не в деньгах. Просто когда власти поняли, что МММ стала чересчур сильной структурой, они решили развалить ее через налоговые органы. В принципе, тот же сценарий, что и с Ходорковским. Только у него были просто деньги, а за мной стояли миллионы вкладчиков. И я заявил, что могу завтра же собрать референдум и сместить на фиг всех — и органы, и президента. Реально такая возможность была. Потом, правда, я все же решил заплатить. Но мне опять сказали, что заплатил неправильно. И все рухнуло.

— В своей книге вы пишете, что если бы у вас до ареста было еще два месяца, вы бы построили в стране народный капитализм.

— Можно и так сказать. Там было много путей. Один из них — выйти на Нью-йоркскую фондовую биржу, скупить все акции. А потом закрыть там все, послать этот Запад куда подальше и перераспределить бумаги между нашими вкладчиками. Можно было и просто скупить акции западных компаний и так же распределить. Люди были бы реально совладельцами этих фирм, и были бы деньги у нас в России. Хотя это и сейчас все осуществимо. Теперь я бы даже быстрее все это сделал.

— А обещали, что на воле станете только книги писать. Что, все-таки собираетесь новую пирамиду строить?

— Нет, просто такое осуществимо в принципе. Но это не значит, что я этим стану заниматься. Все это в прошлом.

ВСЕ — ЗА МММ

— А что в настоящем? Выплата денег бывшим вкладчикам?

— Только после кассационного суда. Он же может еще отменить приговор, и я сяду опять. А тут нужна серьезная оргработа. Надо выяснять судьбу активов, тех же акций Газпрома. Они все оформлены на известных мне лиц. С ними я (интервью состоялось 26 мая. — Авт.) пока не связывался.

— А с бывшими соратниками по МММ вы поддерживаете сейчас связь? Вот Леня Голубков приезжал вас встречать из тюрьмы.

— Да какой он соратник! Просто рекламный персонаж, приехал посветиться. А вообще при некоторых температурах все плавится — и дружба, и верность. При ста градусах уже все соратники плывут…

— С супругой вы почему развелись? Тоже поплыла?

— Про супругу я ничего плохого не хочу говорить. Просто я был уверен, что выйду как минимум лет через 20 — 30. А что к этому времени останется от женщины? На самом деле инкубационный период у нее длится три года. Сначала она считает себя женой декабриста, у нее такой энтузиазм. Потом понимает, что на самом деле все это — ужас и катастрофа. Начинает тебя ненавидеть: мол, я-то дура, не знала, а ты чего ж не предупредил…

— Вы на каком этапе расстались?

— Ну, два года я отсидел, уже инкубационный период подходил к концу. Просто надо было человеку дать уйти, и без чувства вины. Поэтому я подал на развод и написал, чтоб ее не пускали в изолятор.

— В общем, и жену потеряли, и друзей. А все ради чего? Вы аскет, рыбак, программист хороший, на бабочек бы себе заработали. Вам зачем пирамиду было строить?

— Сложный вопрос. Вот со мной сидел один вор в законе. Так он книжку про Ганнибала прочитал. И спрашивает меня: как же так — все у него было, и царем он был в Карфагене, а все равно поехал черт знает куда воевать, захватывать. И в итоге все потерял. Я говорю: Петя, а ты ведь в своем городе тоже воровал спокойно. И зачем в Москву потащился, где тебе в итоге 20 лет дали?

— И зачем? Авантюризм?

— Ну, это слово с негативным оттенком. Просто… Вот если б вы могли создать МММ, вы бы тоже создали. Поверьте.

КОЛЛЕГИ МАВРОДИ

Фараоны наших пирамид

По данным агентства социальной информации в начале 90-х годов на территории России существовало 1800 (!) финансовых пирамид.

Знаменитый «Русский дом Селенга» успел сколотить армию вкладчиков из 2,4 миллиона человек, вложивших в «РДС» почти 3 триллиона рублей (не деноминированных). Не отсидев в тюрьме и пяти лет, организаторы Александр Саломадин и Сергей Грузин досрочно покинули колонию «за примерное поведение». От «РДС» остались лишь долги и три золотых ордена «Ударник каптруда» 1-й степени, украшенных драгоценными камнями, стоимостью 670 млн. рублей за орден после его изготовления.

«Хопер-инвест» заманивал население баснословными процентами (500 % в год). После развала президент пирамиды Олег Константинов и вице-президент Тагир Абазов бежали с деньгами в Израиль.

Хозяйка «Властилины» Валентина Соловьева утверждает, что собрала с незадачливых вкладчиков 5 триллионов рублей (следствие считает, что дело ограничилось 500 млн.). В 2000 году Соловьева была освобождена и под новым именем открыла фирму в Подольске, предлагая автомобили за полцены с месячной отсрочкой.

Компания «Дока-хлеб» во главе с Владимиром Довганем не выдержала конкуренции. Сам Довгань вовремя из «Доки» ушел, особых богатств не прихватив. И уголовное дело от себя отвел.

Главе концерна «Тибет» Владимиру Дрямову дали 15 лет. Дрямов суду откровенно хамил. А судьи тоже люди, обижаться умеют. Вот и отмотал все 15 лет на полную катушку.

Налбандян Лиана, Труд

Читайте также: