ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ В РОССИИ

Представляем нашим читателям капитальный труд человека, ставшего живой легендой не только для практикующих следователей и теоретиков-криминалистов, но и для самой широкой общественности так называемого постсоветского пространства. О зарождении, состоянии и перспективах организованной преступности – генерал Александр Гуров.А вначале хотя бы тезисно напомним читателю славный боевой путь нынешнего председателя Комитете по безопасности Госдумы Российской Федерации.

Гуров Александр Иванович пред. Комитета по безопасности ГД РФ

Дата рождения: 17 ноября 1945 г.

Место рождения: Тамбовская область

Братья: Все 4 брата Александра Гурова в разное время работали в органах внуренних дел.

Национальность: Русский

Образование:

Высшая школа: Окончил Московский государственный университет. Защитил кандидатскую диссертацию по анализу карманных краж. Докторская диссертация Гурова была полностью посвящена изучению проблем организованной преступности в СССР.

Семья:

Жена: юрист.

Дети: Имеет сына, который в 1994 году учился в Московском юридическом институте.

Хобби, увлечения, вкусы, стиль, имидж: Увлекается садоводством.

Награды:

Почетные звания, должности: Генерал-майор милиции, доктор юридических наук.

Публикации: Автор ряда книг — «Бойня воров в законе», «Красная мафия», «Красная ртуть», в которых на документальных материалах рисует картину криминальной обстановки в стране.

Жизненный путь:

С 1967 года Александр Гуров служил в органах внутренних дел, был рядовым в конвойном полку милиции.

В 1970 году перешел в отдел уголовного розыска в аэропорту Внуково, затем работал инспектором боевой подготовки.

Работая в уголовном розыске, заинтересовался профессиональной преступностью и на базе изучения шулерских бригад в 1974 году вывел элементы организованной преступности в стране.

В 1974-1978 годах работал в Управлении уголовного розыска МВД СССР, а затем — во Всесоюзном научно-исследовательском институте (ВНИИ) Министерства Внутренних Дел (МВД) СССР.

Защитил кандидатскую диссертацию по анализу карманных краж. В организации действий групп карманников, по мнению Гурова, можно было обнаружить некоторые признаки организованной преступности.

Докторская диссертация Гурова была полностью посвящена изучению проблем организованной преступности в СССР, при этом он часто не делал различий между преступностью групповой и организованной. Например, Гуров утверждал, что МВД за год раскрыло 1500 преступ ных организаций, хотя реально 900 из них состояли не более чем из трех человек.

В 1988 году после публикаций статей журналиста Юрия Щекочихина о советской мафии, основанных на интервью с Гуровым и вызвавших большой общественный резонанс, Гуров стал широко известен.

Министр внутренних дел СССР Вадим Бакатин предложил ему на выбор посты либо начальника Управления, либо помощника министра. Гуров принял первое предложение и стал начальником Шестого главного управления МВД СССР по бо рьбе с организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом.

Ему было присвоено звание генерал-майора милиции.

Фактически Гуров стал создателем нового управления, которое затем было преобразовано в Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД ССCР и России.

В 1990 году был избран народным депутатом России по 33 Мичуринскому территориальному округу (Москва). Был одним из трех депутатов по Москве, кандидатуры которых поддерживал «Блок общественно-патриотических движений России». Сам Гуров говорил, что его вклю чили в этот список без его ведома, но ни публично, ни печатно от поддержки «патриотов» не отрекался.

В то же время его доверенным лицом был Щекочихин, входивший в Межрегиональную депутатскую группу.

Был членом Комитета ВС России по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью.

Участвовал в работе комиссии ВС, созданной в 1991 году для расследования «Дела о ста сорока миллиардах рублей» («дела Фильшина»), которые по договору между двумя российскими и южно-африканской фирмой и с санкции заместителя председателя Совета Министров Р СФСР Г.Фильшина должны были быть «проданы» за 7 миллиардов 756 миллионов долларов.

На съездах голосовал за приостановку действия 6-й статьи Конституции, предусматривавшей руководящую роль КПСС, против принятия «Декрета о власти».

Весной 1992 года вступил в депутатскую группу «Гражданское общество», в основном сформировавшуюся из бывших радикальных демократов, перешедших в оппозицию Ельцину и Гайдару . Осенью 1992 года группа вошла в оппозиционный блок «Российское единство».

В качестве начальника управления по борьбе с организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом Гуров отдал приказ о проведении ряда следственных действий в отношении фирмы Артема Тарасова «Исток» (лично Гурову Тарасов в связи с этим не предъявлял никаких претензий).

Ряд коллег Гурова скептически оценивали работу его управления, считая, что она носит показной характер. Полковник А.Волобуев из ВНИИ МВД обвинил осенью 1991 года в прессе управление Гурова в том, что оно использовалось для «удушения предпринимательства».

Возглавив 6-е управление МВД СССР, Гуров, в частности, сумел раскрыть крупнейший подпольный центр по изготовлению фальшивых долларов.

По данным аналитического центра «Панорама», после ликвидации МВД СССР в 1991 году у Гурова не сложились отношения с министром внутренних дел России Виктором Ериным , и он вынужден был перейти в Министерство безопасности с понижением в должности. После ухода обвинил руководство МВД России в развале его управления.

В Министерстве безопасности Гуров возглавил научно-исследовательский институт проблем безопасности, которым руководил до 1994 года.

В июне 1992 года на пресс-конференции Гуров сказал, что МБР поддерживает заявление генерал-майора Александра Лебедя о ситуации в Приднестровье (Лебедь обвинил руководство Молдавии в фашизме и в проведении политики геноц ида в отношении народа Приднестровья).

В сентябре 1992 года Гуров обвинил Глеба Якунина , Льва Пономарева и ряд других членов комиссии по проверке архивов КГБ в незаконном использовании этих документов и даже в их краже . В ответ упомянутые им депутаты потребовали привлечь Гурова к ответственности за клевету.

В начале октября 1995 года Александр Гуров получил приглашение министра внутренних дел Анатолия Куликова вернуться на руководящую работу в министерство внутренних дел России. Как стало известно корреспонденту ИТАР-ТАСС «из компетентных источников», Куликов предложил Гурову на выбор должность заместителя начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России или советника министра.

Осенью 1995 года вошел в избирательный список блока «Памфилова-Гуров-Лысенко» , сформированный на базе Респбликанской партии РФ . Выступая в конце августа 1995 года на съезде блока, объ ясняя делегатам съезда причину своего вхождения во власть, Гуров заявил, что «только так можно навести правопорядок в стране».

Депутатское кресло для Гурова, как он признался, — «трамплин» для дальнейшего «прыжка» во властные структуры.

Политические взгляды, позиция:

По данным аналитического центра «Панорама», перспективы своей дальнейшей политической карьеры Гуров оценивает скептически. Заявил, что намерен сосредоточиться на разработке стратегии борьбы с преступностью в России.

В декабре 1994 года в интервью газете «Советская Россия» Гуров назвал следующие причины роста преступности.

«Первая — экономическая. Развал и дезорганизация экономики — основа всей преступности. Более того, искусственное и резкое расслоение людей на бедных и богатых, на глазах людей идет обогащение преступным путем за счет народа, и многие, глядя на это, следую т тому же примеру.

Вторая — нравственная. Разрушив определенную идеологию, нового ничего не создали. Нанеся мощнейший удар по культуре, образованию и здравоохранию, налицо имеем тенденции к деградации общества и вымиранию нации. Нравственная деморализ ация ведет, как правило, к нарушению закона. Я здесь вижу прежде всего небрежность, самонадеянность, с точки зрения вины не исключаю и прямой, и эвентуальный умысел, когда для чиновников конечный результат — до лампочки!

Третья причина преступности — биологическая. По заключению судмедэкспертов (в уголовных, делах такие справки есть) имеют психические аномалии разной степени, начиная с психоза и кончая шизофренией. 60 процентов несовершеннолетних преступников тоже подверж ены психическим отклонениям. Неотвратимо возникает вопрос: наказывать или лечить? Развалив медицину, да еще при такой экологической ситуации, имеем, повторяю, тенденцию на вымирание нации. Я бы назвал еще причину политического характера. Нестабильность в политике порождает неуверенность чиновников в завтрашнем дне, так называемых «временщиков», — отсюда коррупция, взяточничество».

Постоянные контакты, связи:

СМИ: Обозреватель «Литературной газеты» Юрий Щекочихин опубликовал в конце 80-х годов ряд статей об организованной преступности, основаных на интервью с Гуровым и получивших большую известность.

Личные: Сотрудничал с экономистом и публицистом Татьяной Корягиной , предоставляя ей некоторые материалы для публикаций по вопросам организованной преступности.

Как рождалась теория организованной преступности в России

В отличие от иных видов преступности организованная преступность нетипична для того или иного государства: во многих странах ее нет. Возникновение этого феномена связано с особыми социально-экономическими и даже историческими (Китай, Япония) условиями, а официальное его признание властью требует не столько фактических доказательств, сколько политического мужества.

Поэтому убедить власть и общество в начале 80-х годов в том, что у нас есть организованная преступность, было нелегко.

Для восприятия общественным сознанием этого явления нужны были определенные предпосылки – переход количества в качество и соответственно толчок, говоря проще, случай. Кстати, так было и в США, где, несмотря на зарождение мафии в 30-е годы прошлого столетия и громкие ее дела, власть проявила к ней интерес лишь после разоблачительного выступления на телевидении одного из главарей мафиозного клана – некоего Джо Валлачи.

Разразился политический скандал, давший повод к созданию президентской комиссии для проведения специального расследования и доклада конгрессу. Комиссия работала долго, зато потом были незамедлительно приняты правовые и организационно-полицейские меры противодействия. Сработал практицизм американской политической системы.

В нашей стране ситуация с признанием существования организованной преступности оказалась почти сходной: долго изучали и спорили, терпели пассивность власти, закончили тоже скандалом и специальным расследованием, которое поручили КГБ. Правда, в отличие от Америки цель расследования заключалась в дезавуировании получивших огласку в 1988 году данных научного исследования, проводившегося во ВНИИ МВД СССР с 1982 года по теме НИР «Совершенствование деятельности аппаратов уголовного розыска в борьбе с организованными преступными группами». Эти сведения были опубликованы Ю. Щекочихиным и мною под названием «Лев готовится к прыжку». Ни один печатный орган не соглашался тогда публиковать наши материалы из-за цензуры и боязни ответственности.

К этому времени нашим авторским коллективом был собран значительный эмпирический материал – изучено около одной тысячи оперативных разработок и уголовных дел на организованные группы преступников, состоящих из пяти и более лиц, проинтервьюировано огромное количество осужденных и экспертов. Еще в 1985 году мною по результатам командировки была подготовлена аналитическая справка «О результатах изучения разоблаченных организованных групп и выявленных формах организованной преступности в Узбекской ССР». Она была доложена министру внутренних дел СССР, а затем ЦК КПСС.

Это было первое письменное употребление термина «организованная преступность». Давалось тогда и понятие этого явления. Была масса проверок, но был и результат – в Узбекистане создали небольшое подразделение для борьбы с «опасными проявлениями групповой преступности». Термина «организованная преступность» избегали даже в секретных документах. Появился ряд необходимых приказов МВД СССР, разумеется, под грифом «Секретно» и «Совершенно секретно». К изучению проблемы организованной преступности подключился затем научный коллектив ВНИИ Прокуратуры СССР под руководством А. Долговой и некоторые ученые из Академии КГБ. Позднее были проведены научные конференции, «круглые столы». Проблема вышла за стены исследовательского учреждения МВД.

В 1989 году на II Съезде народных депутатов СССР было принято постановление «Об усилении борьбы с организованной преступностью» (инициирование вопроса и подготовка депутатов осуществлялись рядом ученых и практиков). Так была официально признана проблема организованной преступности в СССР, которая получила за прошедшие годы солидную теоретическую базу. К сожалению, в практическом плане исчерпывающих и эффективных мер борьбы с нею не принято до настоящего времени.

Что следует понимать под организованной преступностью

Организованная преступность имеет свои, присущие только ей, специфические признаки и формы нарушения закона.

Разные подходы к их пониманию и особенности их проявления в той или иной стране не позволили, очевидно, выработать международное универсальное определение анализируемого явления.

В США, по одной из многих дефиниций, организованная преступность рассматривается как ассоциация, стремящаяся действовать вне контроля американского народа и его правительства, или же как тип замаскированной преступности, иногда включающей иерархическую координацию ряда лиц, связанную с планированием и использованием незаконных актов или достижением цели незаконным способом.

Данное определение, как видим, больше подходит к понятию сообщества преступников.

А вот на родине мафии, в Италии, ее понимают как криминальное объединение лиц, которое для совершения преступлений использует методы и средства запугивания. Мафия здесь расценивается как особая форма криминального сообщества.

К наиболее интересному и, пожалуй, верному понятию организованной преступности можно отнести определение, данное экспертами ООН. Они рассматривают ее как форму экономического предпринимательства, осуществляемую с помощью противоправных средств, связанных с угрозой применения физической силы, вымогательством, коррупцией, шантажом и другими методами, а также использованием незаконно производимых товаров и услуг. Организованную преступность они также характеризуют стремлением преступных групп получить финансовую прибыль и власть.

Российскими криминологами также даны десятки определений и понятий, что существенно продвинуло криминологию организованной преступности. Чаще в определениях речь идет о группах, которые можно было бы отнести к организованной преступности. Однако даже значительное количество групп и связанных с ними рэкета, краж, грабежей не может говорить о наличии организованной преступности.

Существует и другая крайность, но теперь уже в широком толковании понятия организованной преступности. Ее представляют как «государство в государстве» со всеми вытекающими из этого последствиями как альтернативу государству, как организацию, существующую параллельно общественной системе. В подобных определениях, кстати, не имеющих практических доказательств, просматривается политическая мотивация. Какие-то отдельные признаки, несомненно, имеются, но говорить фактически о мафиозном государстве, даже при наличии огромного вала преступности и криминализации многих сторон нашей жизни, все же неверно. Если бы такое было, то подобных суждений просто не возникло.

Следует отметить, что, несмотря на множество разного рода определений и понятий, реального состояния организованной преступности со всеми ее особенностями для России пока так никем и не дано. Поэтому следует полностью согласиться с профессором Н.П. Яблоковым, который предостерегает от широкого толкования организованной преступности. По его мнению, такой подход не имеет перспектив. Я бы добавил – он еще больше запутывает проблему.

В жизни же все гораздо проще. Несмотря на международный характер организованной преступности и особенности ее проявления в той или иной стране, несмотря на десятки и сотни определений, сущность этого явления усваивается всеми одинаково: ведь речь по существу идет о получении сверхприбылей незаконными методами. Это и есть главная составляющая организованной преступности.

Поэтому исходя из международного опыта, проведенных в нашей стране исследований, практических наработок и некоторых особенностей организованной преступности в России, под ней, на мой взгляд, следует понимать функционирование устойчивых, управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как бизнесом и создающих систему защиты от социального контроля с помощью коррупции и иных форм противодействия власти. Это определение вошло в документы Международной конференции ООН по проблемам организованной преступности, состоявшейся в октябре 1991 года в г. Суздале.

Из определения вытекают три основных признака организованной преступности: 1) наличие преступных объединений; 2) незаконный бизнес; 3) коррупция. Рассмотрим их более подробно.

Первый признак – наличие преступных объединений лиц для систематического занятия преступлениями. В них отмечается выраженная иерархия, иными словами, соподчиненность участников, жесткая дисциплина на основе устанавливаемых правил поведения и уголовных традиций, столь характерных для преступного мира России. Власть в группе концентрируется в руках одного или нескольких лидеров, а количество участников колеблется от 5 до нескольких сотен и даже тысяч человек В зависимости от лидера, количества соучастников и характера самой криминальной деятельности вырабатывается, а затем утверждается статус в уголовном мире. Это общее криминологическое представление о преступном объединении организованного типа.

Однако, как правило, такие сообщества неравнозначны по степени организации, структуре, ролевым функциям участников и преступной направленности. Это связано с социальными, экономическими, этническими и географическими факторами, с особенностями и возможностями лидеров, а также характером противодействия со стороны правоохранительных органов. Поэтому следует учитывать уровни организованной преступности, что позволит более правильно оценить ее состояние в том или ином регионе. Условно их можно разделить на примитивный, средний и высокий.

К примитивному относятся устойчивые группы, имеющие простую структуру организации: главарь – участники. Здесь каждый знает свою роль, а планирование преступлений осуществляется по утвердившейся модели. Количественный состав групп колеблется от трех до 10 человек. Преимущественное занятие – кражи, грабежи, мошенничества, разбои, рэкет. Коррумпированные контакты просматриваются не во всех группах, преимущественно с работниками органов внутренних дел низовых подразделений.

Средний уровень организованной преступности является как бы переходной ступенью к более совершенным и опасным построениям и представлен группировками. Между главарем и исполнителем существуют промежуточные организационно-исполнительские звенья. Данное объединение включает несколько направлений (подразделений) – организаторы, боевики, разведчики, исполнители («шестерки»), телохранители, «финансисты», наместники («смотрящие») и т.д. Группировка достигает 50 и более человек, занимается рэкетом, наркобизнесом, незаконным оборотом этилового спирта, контрабандой и операциями в кредитно-банковской системе. Она, как правило, имеет связи с чиновниками органов власти и управления. Более того, без их покровительства («крыши») группировка не может осуществлять преступные операции.

Высокий уровень представлен криминальными организациями с так называемой (в криминологии западных стран) сетевой структурой. Иными словами, подобные сообщества имеют две и более ступеней управления и в обыденном сознании составляют понятие мафии.

Преступные организации имеют восемь основных признаков:

– наличие материальной базы, что проявляется в создании общих денежных фондов, обладании банковским счетом, недвижимостью;

– официальное прикрытие («крыша») в виде зарегистрированных фондов, совместных предприятий, кооперативов, ресторанов, казино, охранных предприятий и т.д.;

– коллегиальный орган руководства, при котором управление организацией осуществляется группой лиц (советом), имеющих почти равное положение;

– устав в форме установленных правил поведения, традиций, «законов» и санкций за их нарушение (в некоторых был даже письменный устав);

– функционально-иерархическая система – разделение организации на составные группы, межрегиональные связи, наличие промежуточного руководящего ядра (большого совета, телохранителей, информационной службы, «контролеров» и т.п.);

– специфическая языково-понятийная система, которая включает жаргон, особенности письменной и устной речи (клички, особые моральные институты);

– информационная база (сбор различного рода, сведений, разведка и контрразведка, телекомпании, газеты);

– наличие своих людей в органах власти, в судебной и правоохранительной системах.

Преступные организации распределяют сферы своего влияния как в плане географическом, международном, так и по конкретным объектам, лицам. Определилась их заметная специализация – один контролирует азартные игры, проституцию, другие занимаются наркобизнесом, представлением разного рода криминальных услуг, аферами в банковской сфере и т.д. Основой преступной мотивации является стремление к получению сверхприбыли незаконным путем.

Особая форма преступного объединения.

Выше речь шла об организациях современного типа, хорошо известных специалистам многих стран. Однако характер организационных связей в преступном объединении различен применительно к условиям той или иной страны. Скажем, «Коммора» в этой части отличается от «Коза ностры» или японской «Якудзи».

В России и странах СНГ тоже есть весьма специфическое объединение преступников, составляющее определенный срез организованной преступности и не имеющее аналогов в мировой криминальной практике. Это сообщество «воров в законе».

О «ворах в законе» специалисты длительное время практически ничего не знали, чему способствовали исключительная конспиративность преступников и жесткие криминальные традиции, являющиеся в данном случае организованной основой. Это сообщество, которое можно назвать криминальной кооперацией, появилось в 30-х годах, оно постоянно модифицировалось, развивалось, и в настоящее время можно говорить о новой волне этой организации, насчитывающей около 1000 человек.

На первый взгляд, это как бы аморфная организация, которая объединена лишь рамками блатного закона. Она не имеет постоянного места дислокации, в ней все равны. Однако связь между собой настолько прочная, что «воры» представляют как бы единое целое. Органы управления – это сходка, на которой решаются те или иные организационные вопросы. В отдельных случаях могут приниматься письменные обращения («ксивы»), которые доводятся до адресата. В 1990 году «воры в законе» выступили, например, с обращением к уголовному миру о недопущении национализма в их рядах. В 1991 году они пытались поднять на бунт осужденных из-за суровости, по их мнению, законов.

Современный «вор в законе» – это организатор преступной деятельности, причем большей частью экономической направленности.

Каковы основные функции этой кооперации? Она активизирует, сплачивает уголовные элементы с помощью воровских сходок и специальных воззваний, берет под «контроль» некоторые преступные отрасли (рэкет, кражи, банковские аферы, мошенничество), разрешает конфликты, возникающие между группами или отдельными лицами, занимается сбором денежных средств в общие кассы, завязывает отношения с зарубежным преступным миром и нашими чиновниками. Большая часть «законников» имеет недвижимость, счета в банках, некоторые занимаются даже благотворительной деятельностью. «Воры в законе» могут также возглавлять преступные группы или присутствовать в них в качестве консультантов. Небезынтересно отметить, что на основе «идеологического» расхождения кооперация «воров в законе» раскололась на две категории: на так называемых нэпманских (старых) и новых. Последние лишь называют себя «ворами», а фактически являются организующей силой уголовной среды, стремятся к коррумпированным связям, а некоторые идут еще дальше – проникают в структуры власти. Это не соответствует воровскому закону. Распространены случаи принятия в сообщество и присвоения звания «вора в законе» за взятку.

Категории «воров» враждуют между собой. Старые, их осталось мало, обвиняют новых в том, что они продались дельцам, воротилам бизнеса, стали их охранниками, а новые упрекают старых в том, что они не идут в ногу со временем. И это понятно. Как и общество, преступный мир находится в постоянном движении, противоречиях1. В последние годы, например, «воры в законе» разделились на мусульманскую и православную ветви, о чем свидетельствовал интенсивный отстрел и тех и других, организованный «ворами».

Второй признак организованной преступности – экономический. По существу, это ее стержень. Систематическое нарушение закона преследует главную цель – обогащение, накопление капитала. Неслучайно материальный ущерб, причиненный государственным, общественным организациям, отдельным предпринимателям или коммерческим структурам, исчисляется миллионами и сотнями миллиардов рублей. Это незаконные операции с нефтью, алмазами, так называемой красной ртутью, приватизацией. Только от фальшивых авизовок банки России потеряли сотни миллиардов рублей.

Полученная незаконная прибыль отмывается через сложную систему банковских операций и оседает на счетах в зарубежных банках, а также вкладывается в недвижимость.

Таким образом, часть денег идет на воспроизводство преступной деятельности по известной формуле – «деньги–товар–деньги». По данным Центра аналитических исследований при Администрации Президента, до 30% дохода предпринимателей уходит к мафии (1995 г.).

Третий признак – коррупция. В наших условиях она является одним из важных признаков организованной преступности, если последнюю рассматривать как социально-политическое явление.

Коррупция означает продажность, разложение государственных чиновников, в связи с чем ее следует отличать от обычных взяток, так как они – лишь средство ее достижения.

Коррупцию можно определить как систему определенных отношений, основанных на противоправных и иных сделках должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам. Мотивы их могут быть разными. Отсюда различны и формы коррупции.

Коррумпированные чиновники, предавая интересы государства и общества, прикрывают преступников, снабжают их документами, информацией, оказывают прессинг на честных работников, ведущих борьбу с мафией. По данным выборочного исследования, почти треть преступных кланов имела коррумпированные контакты в самых разных сферах. Что касается мафиозных организаций, то связь с представителями госаппарата имели все.

В последние годы коррупция, как отмечают многие эксперты, стала как бы образом жизни, чему способствовали многие факторы, в том числе массовый переход служащих в коммерческие и криминальные структуры. Создалась ситуация, при которой, например, стало проблематично говорить о какой-либо государственной или коммерческой тайне. Все продается и покупается через систему личных связей.

Говоря о коррупции, необходимо решить один принципиальный вопрос: кто руководит преступными группами – чиновники или профессиональные уголовники? Здесь нет единого мнения. Почему-то крупных должностных лиц, осужденных за взятки, частенько отождествляют с мафиози, но это далеко не так. Подобных фактов весьма мало. Роль чиновников иная – покровительство. Да и преступникам не нужны такие главари, которые даже на официальной должности остаются весьма слабыми организаторами.

Источники: Медиатекст и Integrum

Читайте также: