Зять дал – кум взял?

Масштабная коррупция в высших эшелонах «новой» украинской власти перестала быть табуированной темой. Жадность, с которой некоторые «слуги народа» ринулись осваивать «закрома» Родины и политических оппонентов, привела к неизбежным скандалам и обличениям. Вчера фамилия Петра Порошенко, секретаря СНБО, соратника и кума Президента Украины Виктора Ющенко, впервые была озвучена в «привязке» к сумме в $ 50 миллионов. Пятьдесят миллионов долларов США – это взятка, обещанная (или уже врученная) Петру Алексеевичу за его покровительство Виктору Пинчуку в «деле НФЗ».
Такой суммой зять Леонида Кучмы, якобы, благодарит секретаря СНБО за сохранение в собственности Пинчука «Никопольского завода ферросплавов», фактически украденного у государства. Об этом в минувший четверг открыто заявил Тимур Новиков, первый заместитель председателя правления «Приватбанка».

Обманутые ожидания

Вот они, горькие плоды революции — в скандале замешан очередной представитель высшего эшелона власти. Друг и кум Президента. Хранитель и оплот государственной безопасности и обороны страны Петр Порошенко. Этот скандал можно смело назвать крупнейшим в истории Украины «без Кучмы». Трудно представить масштабы его разрушительных последствий для международного авторитета Украины. А для внутренней ситуации в стране он чреват социальным взрывом.

Но более всего возмущает, что надежды людей оказались обмануты. Им, поверившим «вождям Майдана», сегодня цинично лгут. Лгут «хозяева» новой, «свідомой» жизни, втихаря обделывающие свои «бизнес – делишки» ценою в сотни миллионов долларов. Лгут Секретари, министры — миллионеры, сколотившие капиталы еще при Леониде Даниловиче. Лжет небедный Генеральный прокурор, так и не раскрывший дело Гонгадзе. И губернаторы с криминальным прошлым. Лгут и судьи. И все вместе – нагло, глумливо, как матерые уголовники, попирают Закон.

Скандал, вызванный попыткой Кабинета Министров Украины вернуть государству «Никопольский завод ферросплавов» (НФЗ) – это результат лжи высоких государственных чиновников, вошедших в сговор с преступным окружением Л.Кучмы. Окружением, которое изо всех сил стремится сохранить в своей собственности приватизированное незаконным образом высоколиквидное предприятие. О перипетиях этого противостояния — ниже. Сейчас – о том, что такое украденный Никопольский ферросплавный для Украины.

Справка «УК»: Основанный в 1966 году «НЗФ» сегодня – один из самых крупных и современных в мире производителей ферросплавов. По содержанию марганца и кремния ферросиликомарганец Никопольского завода имеет лучшие показатели в мире. ОАО «Никопольский завод ферросплавов» занимает монопольное положение в Украине по производству электроферромарганца и силикомарганца. Доля продукции «НЗФ» на мировом рынке ферросплавов составляет 11,5 %. Основными рынками сбыта являются Украина, Россия, страны Евросоюза, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, в которые экспортируется 70% продукции НЗФ.

Аффилированные с корпорацией «Интерпайп» компании контролируют около 73% акций «НЗФ». В частности, 50%+1 акция завода принадлежит консорциуму «Приднепровье», 13% — Нижнеднепровскому трубопрокатному заводу, 7,633% — компании Vilton Holdings S.A., 2,295% — банку «Кредит-Днепр».13% акций «НЗФ» контролирует группа Приватбанка.

Уставный фонд ОАО «Никопольский завод ферросплавов» – 75 884,5 тысяч гривен, номинал 1 акции – 0,25 грн.

«НЗФ» закончил 2004 год с чистой прибылью 70,534 миллионов гривен, увеличил выпуск ферросплавов на 17,6 % — до 1022,4 тысяч тонн. Однако, за два года до приватизации – в 2001 году – чистая прибыль составила 76 836 тысяч гривен, а чистый доход от реализации продукции – 1 623 738 тысяч гривен.

От «прихватизации» до…

Украинский экспорт держится на трех китах – хлебе, оружии и металле. Отечественная сталь ценится во всем мире. Но ее выплавка невозможна без одной составляющей – ферросплавов. В Украине 90% всего производства ферросплавов приходится на три предприятия. Это крупнейший в мире Никопольский завод, Запорожский и Стахановский. Именно за «НФЗ» в 2003 году разгорелась нешуточная бизнес-война, которая длится по сей день. В конфликт втянуты парламент, Фонд госимущества, правительство, суды и Генпрокуратура. Хронология сражений такова.

24 февраля 2003 года ФГИ издает приказ № 297 «Об утверждении решения конкурсной комиссии по проведению конкурса по продаже пакета акций ОАО «Никопольский завод ферросплавов». Так как «НЗФ» имел стратегическое значение для экономики, была предложена принципиально новая схема приватизации. Победитель получал 25% акций госпакета плюс еще 25+1%. То есть становился полноправным владельцем предприятия. Но для того, чтобы участвовать в конкурсе претенденты должны были соответствовать трем условиям. Иметь трехлетний опыт управления объектом, производящим не менее 350 000 тонн продукции в год, работать с прибылью и выплачивать дивиденды.

Кроме того, Фонд госимущества в условиях приватизации обозначил еще один дополнительный странный пункт. Участвовать в конкурсе имели право исключительно юридические лица. Тем самым были нарушены конституционные права граждан, которые также имели право получить свой кусок пирога «НФЗ». В последствии этот правовой «финт» вылезет ФГИ завода боком.

В 2003 году из шести участников конкурса на пакет Никопольского завода по сути претендовали два: корпорация Интерпайп и Приватбанк. У Интерпайпа была «фора» – его владелец Виктор Пинчук был зятем президента Кучмы. Поэтому фамилию победителя все знали наперед. Кроме того, явно под Пинчука ФГИ и затеяло «конкурс» по приватизации «НФЗ». Фирма-покупатель «Приднепровье» была создана 17 января 2003 года – в аккурат за месяц до объявления приватизационного мероприятия.

А как же условие Фонда госимущества о том, что владелец должен иметь трехлетний опыт управления крупным предприятием? На это ФГИ закрыл глаза. Как и в упор не замечал постановление Октябрьского райсуда Полтавы от 16 мая 2003 года об удовлетворении иска гражданина Зезекало А.И., возмущенного тем, что его не допустили к участию в конкурсе. По сути, пока рассматривалось это дело, запрещалось любое отчуждение акций «НФЗ». Однако Фонд госимущества это постановление проигнорировал, что автоматически делает договор о приобретении акций консорциумом «Приднепровье» недействительным.

Однако 26 мая 2003 года «Приднепровье» покупает 25% акций «НЗФ» за 205 миллионов гривен, а в августе 2003 года – еще 25%+1 акция завода за еще 205,5 миллионов гривен.

…до реприватизации

В 2005 году тесть Виктора Пинчука вышел на пенсию. И «НФЗ» сразу попал в первую пятерку предприятий, подлежащих реприватизации. Война за завод вспыхнула с новой силой.

26 мая Хозяйственный суд Киева отказал Генпрокуратуре в удовлетворении иска о признании незаконной продажи 50%+1 акция «НЗФ» консорциуму «Приднепровье».

10 и 14 июня Генпрокуратура и Кабмин подали апелляционные жалобы в Апелляционный хозяйственный суд Киева на решение Хозяйственного суда Киева от 26 мая.

23 июня Печерский районный суд Киева закрыл производство по делу о продаже 50%+1 акция Никопольского завода ферросплавов консорциуму «Приднепровье», сняв арест на акции завода, наложенный в феврале.

25 июля Апелляционный хозяйственный суд Киева удовлетворил апелляцию Генеральной прокуратуры и Кабинета Министров и признал незаконной приватизацию 50%+1 акция «Никопольского завода ферросплавов». Согласно постановлению, суд обязал промышленно-финансовый консорциум «Приднепровье» передать указанный пакет акций Фонду государственного имущества. Кроме того, суд обязал возвратить «Приднепровью» средства, потраченные на приобретение пакета акций за счет денег, которые будут получены при последующей приватизации «НЗФ».

28 июля Высший хозяйственный суд приостанавливает решение Киевского апелляционного хозсуда от 25 июля о незаконной приватизации «Никопольского завода ферросплавов» консорциумом «Приднепровье».

Обвинен Порошенко

В тот же день – 28 июля – разгорелся скандал. Журналист Владимир Бойко на пресс-конференции заявил, что решение о незаконности приватизации «НФЗ» никто не отменял. По его словам, решение Киевского апелляционного хозяйственного суда не было дописано до конца. Поэтому не понятно, на основании какого «решения» Высший хозяйственный суд собирается рассматривать дело в порядке кассации.

Кроме того, журналист Бойко заявил, что экстренное изъятие «недоделанного дела» из апелляционного суда относительно «НФЗ» производилось с подачи секретаря СНБОУ Петра Порошенко. Непосредственным исполнителем «шмона» был первый заместитель главы Высшего хозяйственного суда Николай Хандурин. По информации В.Бойко, накануне Порошенко требовал от председателя Апелляционного суда Андрея Пинчука передать материалы по «НЗФ» «тому, кому он скажет». Когда Пинчук отказался это делать, явился Хандурин и «умыкнул» документы.

Слова журналиста подтвердил заместитель председателя Киевского апелляционного хозяйственного суда Сергей Бондар, который вел дело «НЗФ». Он заявил, что ему неоднократно звонили и угрожали увольнением, если материалы дела не будут переданы в Высший хозяйственный суд.

Вчера Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко на своей пресс — конференции так же заявила, что в ночь со среды на четверг состоялась попытка заблокировать возвращение в госсобственность 51% НЗФ, которым до этого владел Виктор Пинчук. По словам Ю.Тимошенко, в этом олигарху пытался помочь и.о. Высшего хозяйственного суда Николай Хандурин, незаконно изъявший из аппеляционного суда часть дела по НЗФ

Первый заместитель правления ЗАО «Приватбанк» Тимур Новиков на пресс-конференции заявил: он располагает информацией, что за «патронат» в деле Никопольского завода ферросплавов Порошенко «причитается» 50 миллионов долларов США. Эти деньги ему якобы пообещал Виктор Пинчук, если суд отменит решение о возвращении «НЗФ» государству. По словам Т.Новикова, если государство не вернет в государственную собственность «НЗФ», то потеряет 370 миллионов долларов.

По коррупционеру – Уголовно-процессуальным кодексом!

События минувшего четверга показали: государственная собственность, «отхваченая» до 2005 года по принципу «родичания и кумовства», и сегодня остается объектом манипуляций кумовьев – только уже другого президента.

В таких условиях журналистам, похоже, не остается другого пути, как искать иные методы воздействия на зарвавшихся чиновников. Сегодня нужно заставить украинскую власть уважать и бояться Закон.

Цена изворотливости ведомства С.Пискуна общеизвестна, и вряд ли стоит рассчитывать на скорую и действенную реакцию со стороны ГПУ.

Ведь к ответственности за действия, которые могут нанести ущерб государству в миллиард гривен, нужно привлекать чиновника высшего ранга. Того, чьи указания в ущерб интересам государства высокопоставленный судья исполнял. Таковым, судя по сообщениям средств массовой информации, а также заявлениям журналиста Владимира Бойко и Тимура Новикова, первого заместителя председателя правления «Приватбанка», является председатель СНБО Петр Порошенко.

И это очень похоже на правду. Иначе, чем объяснить столь мощное противодействие, оказываемое Премьер-министру, Фонду госимущества и судьям со стороны якобы неизвестных сил и лиц? Противодействие воле Президента В.Ющенко, обещавшего на Майдане возврат народу украденной у государства собственности?

Сам Петр Порошенко комментировать свою возможную причастность к коррупционным деяниям не желает. И призывает воздерживаться от комментариев этой темы средства массовой информации.

Если коррумпированность П.Порошенко — правда, то в сложившейся ситуации ее доказать (или опровергнуть) – можно одним лишь способом. Возбудить уголовное дело.

Потому, поддерживая инициативу коллеги Владимира Бойко, официально обращаюсь в Генеральную прокуратуру Украины:

Генеральному прокурору України

Піскуну С.М.

Плескача Гліба Львовича, 1966 року народження, мешканця Києва, журналіста

Генеральна прокуратура України

вул. Різницька, 13/15, м. Київ, 01011

Повідомлення про злочин

(у порядку ст.ст. 94, 97 КПК України)

Дійсна заява є повідомленням про злочин, і вона підлягає розгляду, перевірці та реагуванню у відповідності до ст.ст. 94, 97 КПК України (з дотриманням максимального десятиденного строку та винесенням за результатом розгляду відповідної постанови).

28 липня ц.р. у засобах масової інформації була поширена заява першого заступника голови правління ЗАТ «Приватбанк» Тимура Новикова щодо корумпованих дій та отримання хабара у розмірі 50 (пятидесяти) мільйонів доларів США секретарем Ради національної безпеки і оборони України Петром Порошенком за перешкоджання повернення у державну власність «Нікопольського заводу феросплавів». Оприлюднена заява заступника голови Київського апеляційного господарського суду Сергія Бондаря свідчить, що на нього чинився тиск виконуючим обов’язки голови Вищого господарського суду України Миколою Хандоріним. Який, порушуючи діюче законодавство України та зловживаючи службовим становищем, шляхом погроз незаконно вилучив у Київському апеляційному господарському суді справу стосовно незаконної приватизації «НЗФ». Вважаю, що такі дії П.Порошенка та М.Хандоріна вимагають негайного втручання та ретельного розслідування, так як вони підпадають під ознаки злочинів, які спричинили державі тяжкі наслідки, і передбачені статтями 368 ч.3, 364 ч.2, 376 ч.1 Кримінального кодексу України.

Зважаючи на викладене, прошу у відповідності до ст. 94, 97 КПК України прийняти до розгляду та розглянути дане повідомлення про злочин, здійснити по ньому дослідчу перевірку, та прийняти одне з передбачених кримінально-процесуальних законом рішень, у формі постанови, копію якої надіслати мені.

Одночасно прошу вжити заходів щодо припинення подальшого вчинення (продовження) злочину.

Повідомляю, що в разі відмови в порушенні кримінальної справи маю намір оскаржити її у відповідності до ст. 99-1 КПК України та ст.. 236-1, 236-2 КПК України до суду. Право на оскарження такої постанови виникає у семиденний термін з моменту отримання такої постанови, а тому прошу надіслати її копію без нагадувань на адресу: м. Київ, Головпоштамт, до запитання.

Плескач Г.Л. 29.07.2005 р.

Справка «УК»: У відповідності до ст. 94 КПК України приводами до порушення кримінальної справи є:

1) заяви або повідомлення підприємств, установ, організацій, посадових осіб, представників влади, громадськості або окремих громадян;

2) повідомлення представників влади, громадськості або окремих громадян, які затримали підозрювану особу на місці вчинення злочину або з поличним;

3) явка з повинною;

4) повідомлення, опубліковані в пресі;

5) безпосереднє виявлення органом дізнання, слідчим, прокурором або судом ознак злочину.

Згідно ст. 97 КПК України прокурор, слідчий, орган дізнання або суддя зобов’язані приймати заяви і повідомлення про вчинені або підготовлювані злочини, в тому числі і в справах, які не підлягають їх віданню.

По заяві або повідомленню про злочин прокурор, слідчий, орган дізнання або суддя зобов’язані не пізніше триденного строку прийняти одно з таких рішень:

1) порушити кримінальну справу;

2) відмовити в порушенні кримінальної справи;

3) направити заяву або повідомлення за належністю.

Одночасно вживається всіх можливих заходів, щоб запобігти злочинові або припинити його. За наявності відповідних підстав, що свідчать про реальну загрозу життю та здоров’ю особи, яка повідомила про злочин, слід вжити необхідних заходів для забезпечення безпеки заявника, а також членів його сім’ї та близьких родичів, якщо шляхом погроз або інших протиправних дій щодо них робляться спроби вплинути на заявника.

Коли необхідно перевірити заяву або повідомлення про злочин до порушення справи, така перевірка здійснюється прокурором, слідчим або органом дізнання в строк не більше десяти днів шляхом відібрання пояснень від окремих громадян чи посадових осіб або витребування необхідних документів.

В истории с реприватизацией Никопольского завода ферросплавов пока остается непонятным только одно — на чьей стороне Президент Украины? Украинского народа или олигархической группы?

С кем Вы, Виктор Андреевич? И чьи интересы отстаиваете?

Глеб Плескач, «УК»

Читайте также: