Что сейчас происходит с украинскими заложниками в подвалах, тюрьмах и концлагерях оккупантов на Донбассе

Зустріч звільнених полонених у 2017 році

Что на самом деле происходит в подвалах, тюрьмах и концлагерях подконтрольных России администраций на Донбассе? Пленников там – как минимум 268, это цифры СБУ. Для разблокирования процесса обмена Россия требует от Украины признания вооруженных формирований «ЛДНР» стороной войны, заявил спикер украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Алексей Арестович в эфире телеканал «Дом». И эта причина маячит уже полтора года – столько времени уже не было обменов. Некоторые люди ждут их по 5 лет.

В Киеве презентовали отчет о пытках в ОРДЛО. Подробнее о нынешнем положении пленников рассказали соорганизатор круглого стола «Российские военные преступления и риски реинтеграции Донбасса» Влад Ковальчук, эксперт Аналитического центра балканских исследований Екатерина Шимкевич, жена узника группировки «ДНР» Татьяна Матюшенко и руководитель пресс-службы делегации Международного комитета Красного Креста в Украине Александр Власенко.

Омбудсвумен Людмила Денисова сообщила, что руководство тюрем в ОРДЛО систематически запугивает и вымогает деньги у заключенных

Вот что они рассказали Радио Донбасс.Реалии:

В местах несвободы ОРДЛО сильно болеют узники, и у многих сейчас – симптомы COVID19. Есть они и у мужа Татьяны Матюшенко Валерия.

В колониях нет отопления, пленники сидят без угля и дров; родственники последние три года организовывали доставку топлива сами. Сейчас они пытаются договориться об этом с Красным Крестом.

Тюрьмы закрыты на карантин, и в такой период родным запрещают передачу продуктов и медикаментов.

Группировке «ДНР» невыгодно выпускать на волю свидетелей пыток, их, возможно, принципиально исключают из списков по этой причине, считают авторы отчета. А вместо них «ДНР» включает в списки на обмен боевиков, которые были арестованы самой же подконтрольной России администрацией.

Татьяна Матюшенко говорит, что во время разговоров по громкой связи муж не рассказывал ей о пытках, о них она узнавала от других пленных. «Единственное, что он говорил моей маме, – «когда меня посадили в стакан, я думал, я не выйду, что это все». Потом я стала спрашивать у ребят, что такое стакан: они рассказали, что это комната метр на метр без туалета, без ничего, куда тебя помещают на неопределенный срок, и ты там не знаешь, сколько прошло времени, задыхаешься от гипоксии».

«Людей содержат в ужасных, нечеловеческих условиях. Их пытают. Эти 86 людей, которые дали свидетельства для этого отчета, это мизер: есть масса тех, о ком мы не догадываемся, что они содержатся. К нам дошла информация, что через оккупированные территории работают каналы торговли людьми: наших людей вывозят в РФ и затем продают на так называемые европейские рынки торговли людьми – проблема более масштабна, чем можно себе представить. Тема сексуального насилия и продажи женщин на рынки проституции сейчас не раскрыта совсем», – рассказывает Влад Ковальчук.

По мнению Ковальчука, эта информация должна звучать каждый раз, когда звучат призывы к созданию автономии ОРДЛО в составе Украины и организации там судов либо народной милиции без деоккупации территорий.

Почему Красный Крест не может работать в этих тюрьмах? «Мы постоянно добиваемся доступа к людям, которые задержаны. Это единственный вид нашей деятельности, о котором ми не говорим, так как конфиденциальность – одна из важных составляющих нашего доступа, – говорит Александр Власенко. – Мы ведем конфиденциальный диалог как с органами на подконтрольной территории, так и со структурами на неподконтрольной.

Этот конфиденциальный диалог позволяет нам иметь доступ там, где мы его имеем, и добиваться диалога с глазу на глаз с задержанными – чтобы нам иметь возможность так работать, нам необходимо соблюдать конфиденциальность. Мы, безусловно, о любых нарушениях докладываем либо руководству пенитенциарных учреждений, либо в вышестоящие инстанции (он не уточнил, инстанции оккупационной ли это администрации – ред.), но публично не говорим об этом».

Доступ к пленным и заложникам был договоренностью последней встречи Нормандской четверки в декабре 2019 года – но она не выполнена.

Чтобы создать аналогичный югославскому трибунал по преступлениям против человечности на Донбассе, нужно решение Совбеза ООН. Но Россия, вероятно. заблокирует это решение, считает Екатерина Шимкевич.

Убийцам не будет амнистии: главные пункты законопроекта «О переходном периоде»

Законопроект «Об основах государственной политики переходного периода», зарегистрированный на прошлой неделе в Верховной Раде, сегодня опубликован на сайте парламента. Из почти 100 страниц первоначального варианта в нем осталось 25. О чем они, и зачем в объемном законодательстве Украины еще и этот закон?

Закон посвящен тому, как будут возвращаться под украинский суверенитет деоккупированные территории . Проект изначально подготовило Министерство по делам временно оккупированных территорий. Затем в него вносили правки от разных органов власти и общественников, и итоговый вариант подал в парламент Кабинет министров. Впереди еще правки от Верховной Рады.

Ключевые нормы в проекте:

  1. Фиксируется определение «государство-агрессор» и «государство-оккупант» по отношению к России и «оккупационные силы Российской Федерации» – ко всем подконтрольным ей вооруженным группировкам.
  2. Переходной период делится на конфликтный (противодействие агрессии России) и постконфликтный (преодоление последствий). Завершение оккупации каждого населенного пункта фиксируется решением президента, а он принимает решение на основании отчета министра обороны, министра внутренних дел и главы СБУ.
  3. Компенсацию материального ущерба, причиненного войной, в полном объеме выплачивает Украина, которая затем предъявляет иски о возмещении к России.
  4. Изданные оккупационными администрациями акты являются недействительными, кроме отдельных, которые по закону могут быть приняты во внимание. Эти акты не нужно обжаловать (автоматически не работают), и их ничтожность не может быть отменена.
  5. Принудительное или автоматическое приобретение жителями оккупированных территорий гражданства России не может быть основанием для лишения украинского гражданства, и такое российское гражданство не признается (но в проекте закона не указано, может ли быть доказано, что такое гражданство получено добровольно).
  6. Собственность. Все имущество после деоккупации возвращается хозяевам, владеющим им по украинским законам. Можно заключить сделку об имуществе за пределами оккупированной территории, но ее стороной не может являться оккупационная администрация или юридическое лицо, подконтрольное ей (например, вы не можете продать квартиру фирме, работающей в ОРДЛО, а физическому лицу – можете).
  7. Амнистия. Освобождены от наказания не могут быть участники вооруженных формирований и оккупационных администраций, если они совершили преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного криминального суда, убийства, пытки, военные преступления и преступления против человечности, прописанные в соответствующих международных конвенциях.
  8. Ограничения права избираться и занимать должности. Такая люстрация будет применена к тем, кто входил в оккупационные силы и администрации, но не причинил вреда здоровью и жизни гражданских, а также, естественно, к тем, кто причинил. Ограничения на распространяются на тех, кто служил в оккупационных силах и администрациях принудительно и тех, кто, будучи в них, обеспечивал жизнедеятельность территорий.
  9. Выборы. Они проводятся , если можно гарантировать невмешательство России, свободу предвыборной агитации, плюрализм, многопартийность, избирательное право переселенцев, безопасность, наблюдение ОБСЕ и других международных организаций, при условии соблюдения требований Конституции и законодательства Украины. При этом местные выборы назначаются только одновременно с очередными местными выборами по всей стране.
  10. До выборов на территориях могут вводить государственные переходные, международные переходные или военно-гражданские администрации. В международные не могут входить представители России и государств ОДКБ.
  11. Выплаты пенсий на оккупированных территориях продолжаются, как и раньше, согласно порядку, принятому Кабмином. Также предусмотрена реструктуризация долга по этим выплатам.
  12. Пока продолжается конфликт, в Украине формируется кадровый резерв для работы на деоккупированных территориях.

Также в документе прописываются меры по недопущению повторения оккупации, разминирование и поиск пропавших без вести, преодоление последствий пропаганды, почитание жертв российской агрессии и демонтаж памятников, установленных в период оккупации, санкционная политика и другие шаги. С полным текстом можно ознакомиться на сайте парламента.

Из проекта после дискуссии убрали термин «коллаборанты», так как он имеет «спорное значение и носит негативную коннотацию в отношении ко всем, и под коллаборацию могут попасть с большой вероятностью нормальные люди, заложники», – пояснил в начале года министр по реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников.

«Это фундаментальный закон, целью которого станет безопасная реинтеграция временно оккупированных территорий и установления доверия между людьми по обе стороны линии соприкосновения», – резюмировал он.

В Генпрокуратуре Украины заявляют, что украинские прокуроры расследуют более 5 тысяч дел по военным преступлениям в Крыму и на Донбассе.

Что с мирными переговорами?

Документ никак не влияет на их ход. Хотя Россия обвиняла Украину в том, что закон о переходном периоде якобы нарушает Минские договоренности, на самом деле, он ничего не указывает о том, с кем и как руководителям страны говорить о выводе российских гибридных формирований с территории Украины.

Источник: Донбас.Реалії

Читайте также: