Украина. «Мекка» для евреев (фото)

Раз в году на провинциальный украинский городок Умань сыплется «золотой» дождь. 10-ти дневное пребывание паломников-хасидов, прибывающих из разных уголков мира, пополняет карманы предприимчивых горожан на фантастические, по их меркам, суммы. Каждый год евреи оставляют в Умани в среднем по 1-1,5 миллиона долларов США. Но нынешний год – 5766 по еврейскому календарю – особенный. Вместо традиционного количества – 10-12 тысяч, поклониться праху цадика Нахмана прибыло около 25-ти тысяч паломников-хасидов. В этом году на местных жителей буквально свалилось с неба около трех миллионов «баксов»

Справка «УК»: Хасидизм – одно из течений в иудаизме. Его основатель – Исраэль Баал-Шем-Тов. В 19-м веке его правнук раби Нахман по пути в Брацлав – центр хасидского движения – на несколько дней остановился в Умани. Посетив кладбище, где были похоронены жертвы еврейских погромов времен «колиивщины», он поставил перед собой цель – своей смертью очистить души погибших. А это кладбище он избрал местом своего будущего погребения. В 1810 году прах Нахмана, в соответствии с завещанием, был привезен в Умань и предан земле…

Прошли десятилетия, кладбище растворилось во времени и о могиле цадика (цадик – мудрец) забыли. Могилу (или то, что ею принято считать) обнаружили через полтораста лет на горе Турок под стеной дома. Согласно рассказам местных жителей, дом принадлежал милиционеру, которому хасиды, якобы, предлагали 140 тысяч долларов США, лишь бы только он его им продал. Правоохранитель, вроде бы долго сопротивлялся, но потом неожиданно уступил. О том, на какую сумму он согласился, история умалчивает.

Ежегодно в сентябре или же в начале октября замолить грехи перед Всевышним на могилу цадика Нахмана съезжаются паломники-хасиды, чтобы встретить здесь новый год по еврейскому календарю – Рош-га-Шана. Первое официальное посещение могилы раби состоялось в 1988 году.

Как заработать на еврейском «хадже»

В дни, когда Умань «оккупируют» полчища паломников, наряженных в одинакового покроя черные «лапсердаки», почти все работоспособные горожане (население Умани составляет 87 тысяч человек, 18 тысяч из которых – студенты) мобилизируются. На полсентября райцентр превращается из провинциального городка с мазанками, мальвами и картинным бездорожьем в центр паломничества хасидов со всего мира.

Способы заработать на иноземных гостях пытливо выискивают и стар, и млад. Таким образом, пока хасиды молятся, думая о духовном и искупают грехи, ловкие жители заботятся о материальном – «куют свой доллар». Этот процесс уже давно оброс самыми невероятными слухами и сплетнями. Рассказы «очевидцев» о вроде бы громаднейших объемах «сбитых» с хасидов сумм больше похожи на легенды…

Хасидское «нашествие» обслуживают около трех десятков тачечников. За услугу тащить доверху загруженную вещами тачку, тачечник берет с паломника 5-10$. За сезон один тачечник может заработать до 500$. А сезон – 10 дней.

На хасидах зарабатывает каждый, кто не ленив. Ребята, которые дружат со спортом, демонстрируют за деньги свое умение в выполнении разных упражнений на турнике. Отряд хасидов же, чтоб посмотреть на чужую выправку и удаль, охотно сбрасываются юному спортсмену по доллару.

Очаровательные девушки заманивают молодых любопытных паломников на экскурсии по местным достопримечательностям. Особый интерес гости испытывают к известному во всем мире Софиевскому парку. Обычно это удовольствие стоит отдельной «стайке» хасидов в количестве 7-10 лиц приблизительно $50-80.

В период хасидского «нашествия» в Умань отовсюду прибывает целая армия проституток. Основной тон тут задают одесские шлюхи. Таксы на «приятные» услуги колеблются от 5-ти до 50-ти «баксов».

Очень хорошо на хасидах зарабатывают и таксисты. Проезд от Софиевского парка, например, к райотделу милиции (а это около 6 километров пути) иудейскому паломнику стоит $30.

Кстати, во времена «железного занавеса» хасиды платили советским таксистам бешенные деньги за то, чтобы хотя бы в багажнике «Волги» добраться до Умани. Нередко советские спецслужбы напрочь разбивали хасидские мечты о покаянии, извлекая последних из транспортных средств на подходах к святым местам.

Однако самым прибыльным «хасидским» бизнесом считается сдача в аренду жилья. Тарифы здесь принципиально разные. Ибо на цену влияет все: и расстояние от квартиры к могиле цадика Нахмана и даже этаж – чем выше над землей, тем дороже. Самые дорогие квартиры в тех домах, что расположены в радиусе одного километра от места погребения цадика. Здесь обычная двухкомнатная квартира стоит 2-3 тысячи «зеленых» за 10 дней паломничества. За другие квартиры берут по 1-1,5 тысячи долларов США за тот же период. Словом, с приездом хасидов цены на жилье мгновенно достигают заоблачных высот.

За последние годы хасиды возвели свой 9-ти этажный отель. С 1-го по 5-й этажи стоимость койко-места составляет 104 грн. В сутки, а 6-го по 9-й – 88 грн.

Не всем хасидам такое жилье по карману. Самая неимущая категория паломников – наши бывшие сограждане из Израиля. У себя на родине они живут у своеобразных поселениях – резервациях, отдельно от других израильтян. И в основном существуют на государственное пособие, проводя все свое время в молитвах. В быту очень скромны, и умеют удовлетворяться малым. Однако во время паломничества и богатые, и бедные одинаково поселяются в арендованные квартиры довольно большими группами, по 20-30 человек в одно- или двухкомнатную квартиру. И это не только из-за экономии, но и из-за религиозных предписаний: в эти дни хасиды должны все время находится в большом коллективе.

В сданных хасидам комнатах устанавливаются своеобразные 3-5 ярусные металлические койко-комплексы. Часто, чтобы сэкономить на жилье, хасиды хитрят, поселяясь по двое-трое на одно койко-место и устанавливая своеобразную очередь на сон. Пока первые две «смены» молятся на могиле цадика, другая – отдыхает. Потом участники этого оригинального кооператива сменяют друг друга, и круговорот не прекращается до самого окончаний паломничества. Но даже такой способ ночевки влетает среднестатистическому хасиду в «копеечку». Потому как во времена краткосрочной «хасидизации» в Умани действует «железный» закон: «Если ТЫ не объегоришь хасида на деньги, то ОН «сделает» тебя». Исключений не существует.

На деньги спонсоров в хасидском лагере работает настоящая израильская поликлиника. Тут сосредоточены все достижения израильской медицины. Она оборудована по последнему слову техники. Аппаратура, на которую указывает доктор, стоит не менее 25-ти тыс.$, а таких комплектов там несколько. В среднем поликлиника ежедневно принимает по 500 больных. Есть в поликлинике и маленькое стационарное отделение на 4 койки. «Все работники поликлиники прошли испытания, работая в боевых условиях. И мы не боимся не терактов, ни тяжелых заболеваний. Единственное, что нас пугает – это массовые случаи диареи, очень много больных и все сразу», – говорят израильские врачи.

Неплохо зарабатывают на хасидах местные торгаши, продающие паломникам сувениры и всякую мелочь. За безделушки сдирают с паломников «три шкуры». Сам наблюдал, как с паломника за обычный «лазерный» фонарик брали чуть ли не в три раза больше, чем эта безделушка стоит на самом деле.

На местном вещевом рынке картина совершенно иная, чем в хасидском лагере. За товар продавцы требуют реальную цену. Хасиды с удовольствием покупают продукты питания, турецкий и китайский ширпотреб: обувь, одежду, детские игрушки. В процессе торга языковый барьер не помеха. Так как жаркий спор происходит на языке жестов, посредством карандаша и клочка бумаги… Многие жители Умани изучили иврит. Каждый паломник стремится привезти домой подарки и сувениры со «святой земли».

Недавно появился новый вид бизнеса, придуманный и внедренный «конкретными» киевлянами. Задолго до хасидских праздников в Умани появляются представители теневых контор, которые пытаются склонить хозяев жилья к тому, чтоб последние предоставляли койко-место за 3-5 долларов в сутки. А в обязанности конторы входит привезти постояльцев на время паломничества. В чем хитрость? Все просто. Как показали наблюдения, жилье, которое хасиды арендуют через киевских посредников, дешевле для них не становится. Вывод: столичная контора, которая «арендует» жилье для хасидов, на каждом паломнике зарабатывает 70% от той суммы, которую гость тратит на аренду. В то же время, как хозяин квартиры, которому после каждой хасидской волны делать ремонт, получает лишь 30%.

Неплохо поживится на заграничных гостях умудряется и местная шпана. Не раз бывало, что молодой хасид, который неосмотрительно отправился в темное время суток на приключения, возвращался в лагерь с «фонарем» под глазом, без телефона и денег. Легкой добычей для мелких хулиганов очень часто становятся не сильно религиозные паломники, которые в поисках развлечений посещают местные ночные клубы. Особой популярностью среди них пользуется ночное заведение «Огненная лошадь». По злой иронии музы истории Клио, сие пристанище богопротивных развлечений угнездилось в помещении древнего католического монастыря святого Базилевса… Впрочем, нередко хасидов обворовывают свои же.

«Безбашенных» паломников хватает

Хасидов-паломников условно можно разделить на три группы. Первая – господствующая – ортодоксы из хасидских поселений Израиля. Они исключительно религиозны. Как правило, за черту «однокилометровой зоны», что существует вокруг могилы раби Нахмана они без особой нужды не выходят. Исключение – походы на рынок за покупками.

Человек, носящий такую шапку безусловно занимает высокое положение в еврейской общине. Меховая шапка имеет персональный номер и стоит от 3 до 5 тысяч долларов.

Вторая категория более светская. К ней можно отнести хасидов, прибывших из стран Западной Европы или Америки. Представители этой группы паломников охотно шатаются по историческим местам Умани, иногда забредая и не в очень культурные заведения.

Самая «безбашенная» категория – паломники из стран ближнего зарубежья — Чехии, Словакии, Польши. Среди них мало действительно набожных верующих. Зато сорвиголов хоть отбавляй. Такой хасид, попадая в Умань, неудержимо бросается в мир развлечений, пребывая в поисках приключений. Он – основной источник финансовых поступлений для шпаны и женщин легкого поведения…

Среди израильских подростков действует своеобразная группировка, именующаяся Шову-Банин. Это объединение сорванцов, главная цель которых, вредить. Это они обычно обстреливают прохожих из игрушечных пневматических пистолетов пластмассовыми пульками, бьют окна, переворачивают лотки на базарах, прокалывают шины милицейских автомобилей…

Антихасидские басни

По Черкасщине кочует немало антихасидскиех мифов. Злые языки рассказывают о том, что паломники враждебно относятся к украинцам: по-хамски и с цинизмом ведут себя в общественных местах, обижают наших женщин и т.д.

Все басни имеют мало общего с действительностью. Лишь насчет женщин миф – отчасти, правда. Во время Рош-га-Шаны хасидам запрещено даже видеть женщин, поэтому они, встречая юных и не очень дев, прячут глаза, прикрывая лицо и голову специальной вуалью. Согласно хасидскому «катехизису», прикосновения женщины в этот священный период в миг сводит на нет все усилия, приложенные паломником на пути искупления грехов. Нередко женщины, не ведая о таких религиозных тонкостях, становились объектами нападений со стороны хасидов: в отместку за прикосновение к паломнику в женщину летели камни…

Также очень опасны хасиды-«бомжи», которые не имея денег, весь период паломничества ютятся в подъездах. В прошлом году такие «верующие» жестоко избили женщину и ее сына только за одно замечание по поводу свинского поведения…

Я со своим фотоапаратом и уймой вопросов появился в хасидском лагере как раз на «шабат». «Шабат» (суббота по-еврейски) – день, когда накануне Рош-га-Шаны хасидам запрещено не только что-либо делать, но и касаться чего-либо руками. Представьте себе, что происходит в туалетах, где целые сутки не смывают воду…

Также хасидам в этот день нельзя фотографироваться и вести светские беседы. Меня встретили холодно, но не враждебно. По окончанию «шабата» со мной охотно разговаривали и даже фотографировались.

Словом, слух о том, что хасиды за несанкционированное фотографирование бьют по «фейсу» – рассыпался вдребезги. На протяжении своего пребывания в Умани (более суток) не видел ни одного случая неадекватного поведения гостей относительно горожан. И хоть иногда эксцессы все-таки бывают, но в основном паломники законопослушные и мирные люди. Сам видел, как во время «шабата» хасиды защитили горожанку от кулаков ее вдрызг пьяного благоверного.

Горожане хронически жалуются на то, что хасиды оставляют после себя горы мусора, которые зачастую достигают высоты второго этажа. В этом году в хасидском лагере, несмотря на рекордное количество паломников, чистота: они за свои деньги наняли уборщиков.

УНА-УНСО в Умань не пускают

Попасть в лагерь хасидов не просто. На подходах к нему размещено три милицейских кордона. На охраняемую территорию пропускают лишь тех горожан, которые либо там живут, либо работают.

Защитные меры, предпринимаемые правоохранителем по отношению к хасидам, вовсе не лишние. Лет пять тому назад отличилась всеукраинская организация УНА-УНСО. Накануне слета хасидов ее пресс-служба распространила в СМИ пресс-релиз, в котором сообщала, что на юбилей «колиивщины» в Умани «состоится научно-практическая конференция «200 лет Колиивщине». Для участия в ней в Умань – центр гайдамацкого восстания – съедутся ученые-практики со всех регионов Украины. Дата проведения конференции совпадала со слетом хасидов-паломников. Украинская милиция намек унсовцев поняла правильно, и останавливала одетых в камуфляжи и обритых наголо «ученых-практиков» (чтоб создать впечатление ителлигентности, многие из задержанных одели очки с обыкновенными стеклами, мол, „интеллигента всякий обидит»). На ближних и на дальних подходах к Умани, милиция сорвала «научно-практическое» мероприятие.

Хасиды боятся израильских «копов»

Паломничество хасидов ежегодно добавляет экстрима черкасским правоохранителям. В этом году, чтобы обеспечить охрану, в Умань откомандировали более 500 правоохранителей. Рабочий день милиционера в хасидском лагере продолжается 12 часов без обеда и передыха. Существуют «менты» на 18 гривен суточных (3 доллара), и благо, что с них хоть за жилье денег не требуют. Словом, на службе, как на каторге…

Между тем более всего украинских милиционеров донимает неадекватное отношение к ним со стороны хасидов. Хамство гостей относительно людей в форме случается там чуть ли не повсеместно и уже давно превратилось в притчу во языцех. А дело то все в том, что многие из паломников, зная, что милиции запрещено применять силу – этим пользуются.

Когда я ходил по хасидскому временному поселению, ко мне подошло несколько офицеров милиции, и попросили передать послание министру МВД Украины Юрию Луценко: «Чтобы к следующему приезду хасидов украинских правоохранителей уравняли в правах с израильскими «копами», которые ежегодно приезжают вместе с паломниками с целью совершать над ними надзор и блюсти порядок. Вот кого хасиды действительно боятся, как черт ладана, так это израильских полицейских, которых на эту многотысячную толпу всего двое. Базисом этой власти «копов» есть то, что они не только могут «угостить пенделем» хасида, потерявшего субординацию, но и сделать так, что этот приезд в Умань станет для него последним. Одно их слово и хасид навсегда утратит возможность совершать паломничество на могилу святого цадика Нахмана».

Владимир Лимаренко, специально для «УК»

Читайте также: