Так кто же виноват в банкротстве «Энергоатома»?

Похоже, что интрига, начало которой было положено материалом «Кто довел «Энергоатом», не только не исчерпывается, но и более того, начинает усугубляться. Обрастая при этом интереснейшими нюансами — с более чем любопытной перспективой на дальнейшее развитиеНапомним, что кредиторы Государственного предприятия «Энергоатом» обратились в Национальную комиссию регулирования электроэнергетики Украины с требованием предусмотреть в тарифе стоимости произведенной «Энергоатомом» электроэнергии, утверждаемом НКРЭ, затраты на погашение кредиторских требований, обоснованных судебными решениями.

То есть, кризисная ситуация возникла вследствие того, что НКРЭ открыто отказалась установить надбавку в тарифе «Энергоатома», которая бы предусматривала погашение долгов последнего. При чем, отказ свой ничем не мотивировала, заметив лишь, что данное действие не представляется необходимым.

При этом, тариф утвержден максимально жестко и регламентировано, расписан по копейкам, и НКРЭ строго (а насколько строго, в этом мы удостоверимся далее) блюдет за тратой каждой копейки «Энергоатомом».

По факту прямого отказа НКРЭ в добавлении в тариф составляющей для расчета с кредиторами, было в соответствии со ст.ст. 94, 97 УПК Украины подготовлено заявление о преступлении в органы прокуратуры Украины.

Как ни странно, но прокуратура на сей раз, вопреки устоявшимся традициям, надлежащим процессуальным образом отреагировала на заявление о преступлении. И вынесла в соответствии со ст. 97 УПК Украины постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вопрос не в отказе, который заявителей-кредиторов не удовлетворил, — это право прокуратуры и предусмотренная законном возможность принятия процессуального решения. Напомним, что в большинстве случаев прокуратура ограничивается написанием далеко не идеальных с точки зрения закона, логики и грамотности писем. Однако в данном случае она подошла к своим обязанностям процессуально взвешено и ответственно.

Однако, как уже отмечено, отказ в возбуждении уголовного дела был обжалован в суде.

Суд, рассмотрев жалобу, ее удовлетворил полностью, постановление прокуратуры отменил, а материалы проверки вернул для дополнительного исследования и принятия законного решения, с учетом всех доводов заявителя и обстоятельств дела.

Решение «УК» традиционно предлагает Вашему вниманию без купюр.

Постараемся проанализировать данное решение, с тем, чтобы сухой язык фактов и юридической логики сделать максимально доступными максимально широкому кругу читателей.

Какие же моменты следует, на наш взгляд, отметить?

Прежде всего, и это немаловажно, суд прямо установил то обстоятельство, что НКРЭ Украины несет прямую ответственность перед обществом за ненадлежащую тарифную политику, приведшую к банкротству ГП НАЭК «Энергоатом» и катастрофическому неисполнению решений судов.

Наверное, впервые в новейшей истории Украины суд провозгласил по нашим временам смелое и юридически обоснованное (в чем может убедится каждый) заключение об ответственности государственных чиновников и государственных органов за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Решение беспрецедентное!

Подчеркнем, что до сего времени, вопрос «кто виноват?» оставался зависшим в воздухе. Кто скажет, к примеру, кто виноват в предыдущей продаже за бесценок «Криворожстали», фальсификации выборов, падении престижа Украины на международной арене? Ответ у всех на устах, но к формальному выражению и названию вслух ситуация так и не дошла… Но – не в этот раз.

Есть решение суда – обеспечить его исполнение – такова задача государства и его чиновников в обмен на взимаемые и неплохо потребляемые налоги. Не исполняешь задачу – места своего не достоин, что еще мягко сказано, но и можешь угодить в места с хорошей охраной и регулярным питанием.

Неисполнение решений судов – криминал чистейшей воды.

Характерно, что суд не ограничился обвинениями лишь в адрес НКРЭ, отметив, что и сам ГП НАЭК «Энергоатом» при этом не лишен ответственности за преступную бездеятельность.

Ведь проще всего говорить, что виновата во всем НКРЭ, ничего не предпринимая для исполнения судебных решений – тоже не выход из положения и не способ деятельности менеджеров флагмана национальной экономики.

И к этому вопросу, поверьте, мы еще вернемся.

Но что действительно поразило в решении, то это квалифицированная и далеко не поверхностная оценка судом всех обстоятельств дела и правоотношений сторон. Рекомендуем каждому еще раз внимательно прочитать последние два абзаца третей страницы иллюстрируемого нами решения.

Что следует из изложенного?

Один простой вопрос, на который также должна дать ответ прокуратура во время проведения дополнительного следствия: была ли раньше предусмотрена в тарифе для «Энергоатома» затратная часть для погашения требований кредиторов? А если была – то как была потрачена?

Попытаемся объяснить максимально просто.

Представьте, что Вы директор филиала фирмы (пусть, согласно литературной традиции – по заготовке рогов и копыт). И центральный офис (по сути, Ваш хозяин и распорядитель средств) выделил Вам 100 гривен для проведения необходимых расчетов в текущем месяце (октябре). Допустим, Вам предписано, что 10 гривен вы должны потратить на заработную плату рабочим, 40 гривен – на страхование производственных рисков, 5 гривен – на коммунальные услуги (тепло, вода, электроэнергия), а оставшиеся – 45 гривен на расчеты с кредиторами (поставщиками рогов и копыт).

Все экономически обосновано и предусмотрено, и в 100 гривен Вы полностью вкладываетесь.

Однако, Вы не особо желали рассчитываться за рога и копыта, а потому самостоятельно, без ведома головной конторы, немного перекроили смету, принадлежащие 45 гривен кредиторам потратив, допустим, на более интересующее Вас занятие – общение с любовницей или игры в казино. Естественно, что в головной офис Вы доложили, что все хорошо, средства освоены и все идет по плану.

Рассмотрим теперь последствия такой деятельности, которая принесет удовольствие лишь Вам, Вашей любовнице и собственникам казино. Не получившие компенсацию за поставленные Вам качественные рога и копыта, кредиторы сначала порвут с Вашим филиалом деловые отношения (при этом головная контора будет ломать голову над причинами падения поступлений рогов и копыт, и, соответственно, прибыли). Потом, желая получить компенсацию, кредиторы подадут в суд и взыщут уже не 45 гривен долга, а целых 50 (с учетом пени, штрафов и прочих начислений).

Спустя полгода кредиторы придут к Вам требовать долг, и Вы без зазрения совести будете оправдываться, что центральный офис выделил Вам в текущем месяце (допустим, марте) 100 гривен, достаточных для покрытия все тех же затрат за текущий период. Однако средств для погашения старых долгов в этом периоде Вам не выделено…

Вы, в порыве благороднейшего негодования, даже обращаетесь в главную контору, с жалобами на судьбу, подлецов-кредиторов и требуете доплатить 50 гривен для расчетов с кредиторами за долги, возникшие полгода назад в октябре и подтвержденные судебным решением…

Весело и изобретательно? А именно такое развитие ситуации может быть и в данном случае.

Вероятно, в нашем более жизненном случае с «Энергоатомом» и НКРЭ речь идет просто-напросто о тех же деньгах, которые были выделены раньше, но потрачены не по назначению? Ведь тариф должен предусматривать все необходимые затраты на производственную деятельность в текущем периоде, даже не допуская намека на возможность неоплаты и перебрасывания тарифного наполнения с одного периода на другой.

Возможны несколько ситуаций, каждая из которых при ее надлежащем развитии и доказательном сопровождении неминуемо влечет к уголовному преследованию как минимум одного из участников взаимоотношений.

Первый вариант нами уже фактически рассмотрен. И состоит в том, что «Энергоатом», получив полное тарифное наполнение, деньги освоил по более интересным направлениям. Что, как Вы сами догадываетесь, дорогие читатели, является более чем сомнительным с точки зрения закона, и двух мнений относительно виновника здесь быть не может.

Однако, возможна и другая ситуация. Допустим, НКРЭ неправильно сформулировало размер тарифа в прошлом, то есть в момент, когда и возникли долги. То есть, вместо необходимых для надлежащего функционирования НАЭК «Энергоатом» 100 гривен в октябре (допустим) прошлого года, выделив тарифное наполнение лишь в размере 90 гривен, и указав, что вместо причитающихся кредиторам экономически обоснованных 45 гривен следует заплатить лишь 35. Ну, просто так НКРЭ посчитала, не мотивируя. Захотела – и все!

Скорее всего, так оно и было. Поскольку НКРЭ ни одним словом не обмолвилась о том, что ГП НАЭК «Энергоатом» с поразительным цинизмом пытается как минимум второй раз «снять деньги» за одно и то же (товарную продукцию). Первый раз получив затраты в прошлом периоде (предусмотренные в полном объеме в текущем тарифе), а второй раз – сейчас – за прошлый период опять же…

Как дальше развивалась ситуация? Опять-таки возможны варианты.

«Энергоатом» был вынужден самостоятельно перекроить структуру тарифа, покупая продукцию (в силу вида деятельности более серьезного характера, чем рога и копыта) за те же 45 гривен. То есть, было сэкономлено на зарплате, страховании (в случае аварии, страховка не покроет убытков), и тому подобном. Вскользь заметим, что по логике НКРЭ самостоятельное перекраивание тарифа – страшнейшая крамола, проявление неповиновения.

Как второй вариант, возможна ситуация, при которой НАЭК «Энергоатом» купил оборудование того же характера, но стоимостью подешевле, за 35 гривен. То есть без сертификатов, бывшее в употреблении, морально устаревшее и тому подобное…

Результаты и риски первого и второго вида экономии оценивайте сами…

Однако, и в первом, и втором случаях кредиторы получили бы свои деньги, и претензий просто не было бы в принципе, как и этого исследования.

А вот и третий вариант – еще более интригующий и сверхреальный. «Энергоатом» и не думал рассчитываться с кредиторами, заранее зная, что денег на это заранее не хватит, а потому не особо старался быть порядочным. Были заключены договора (без реального экономического наполнения), получена высококачественная продукция (гулять, так гулять), а денег кредиторы так не дождались. Даже частично возможные для оплаты деньги заплачены не были, а были потрачены на более привлекательные нужды.

Поэтому деловые отношения – вследствие «кидка», естественно, были прерваны. А по судебным решениям долги уже составляют не 45 гривен (при выделенных 35-ти), а 50, которые НКРЕ и не хочет обеспечивать к оплате путем хотя и позднего, но внесения в тариф, не считая это возможным и получив негативную оценку суда в данном разе.

И еще не должен остаться без внимания один интереснейший уголовный аспект в этой ситуации в отношении «Энергоатома».

Зная, что выделенных гипотетически 35 гривен не хватит для оплаты покупаемой продукции, «Энергоатом» заключает контракты и получает по ним продукцию. Прекрасно осознавая отсутствие момента компенсации.

Любой юрист, занимающийся уголовным правом сразу же скажет, что подобная ситуация квалифицируется как мошенничество. То есть умышленное завладение имуществом другого лица путем обмана. Обман состоит в заранее сформировавшемся умысле на неисполнение обязательств. Так же «наперсточники» завлекают клиентов, заранее зная, что «клиент» никогда выиграть просто не сможет. Таким же методам действуют все мошенники любого пошиба – главное получить деньги (имущество) даже не допуская мысли о компенсации…

Потому, предложенное Вашему вниманию постановление суда являет собой форменный и квалифицированный приговор. Приговор системе, которая до недавнего времени не гарантировала уровня правопорядка, и надлежащих этических деловых отношений между сторонами.

Приговор НКРЭ Украины, прямо признанной виновной в доведении «Энергоатома» до банкротства и неисполнения судебных решений, дилетантском (если не умышленно преступном) отношении к тарифной политике, умышленно неполном наполнении тарифа, вмешательстве в хозяйственную деятельность.

Приговор «Энергоатому», знающему о собственной несостоятельности и не смеющему возразить НКРЭ, тем не менее, с чистой совестью облапошивающего кредиторов, и допускающего возможность оплаты товара не раннее победы коммунизма или Второго Пришествия…

Впрочем, все точки в этом деле пока не поставлены. Впереди сложная и кропотливая работа следственных правоохранительных (прокуратура, МВД, СБУ), судебных органов и иных компетентных органов и специалистов (КРУ, Счетная палата, Антимонопольный комитет Украины, Минтопэнерго, Минюст, профильные комитеты Верховного Совета Украины), экспертных организаций, решения и заключения которых будут (как мы надеемся) квалифицированными и полными, и дадут возможность поставить точку в этой ситуации.

Поверьте, осталась простая до безобразия, «голая» арифметика. И подтвердить либо опровергнуть наши мотивы возможно путем нескольких арифметических действий, в результате определенно дающих простой и недвусмысленный ответ: на какой стадии и по чьей вине деньги кредиторов были (назовем вещи своими именами) украдены?..

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: