Украинский узел: банки, спецслужбы и кибер-преступники. «Дело Голубова… И Загороднего»?

«Дело Голубова», крупнейшего «кибер-преступника» с мировой известностью, сегодня старательно заминается украинским правосудием. Возможно, именно таков сценарий таинственных фигур, пытающихся скрыть взаимосвязь преступников с гибелью Дмитрия Загороднего, одного из талантливейших украинских программистов. В обстоятельствах смерти которого больше вопросов, чем ответов. Программист Дмитрий Загородний, известный в Украине как создатель первого украинского «антивируса», был обнаружен мертвым в своей квартире в среду 12 октября минувшего года.

Трагедия произошла между 15 и 16 часами. Труп отца в луже крови обнаружил, вернувшись из школы, 10-летний сын Загороднего Роман. Дверь в квартиру была, вопреки обыкновению, была открыта. Мальчик отчаяно пытался спасти отцу жизнь, останавливая бьющую из раны кровь, но Дмитрий уже был мертв. Роман позвонил маме: «Папа весь в крови, рядом оружие…». Жена Дмитрия – Анна — помчалась домой… Дмитрий погиб от выстрела в упор в сердце из принадлежащего ему винчестера.

Программист Дмитрий ЗагороднийЭтой загадочной трагедии предшествовали не менее таинственные обстоятельства. Незадолго до гибели преуспевающий бизнесмен, руководитель и владелец широко известной в кругах отечественных и зарубежных программистов Дмитрий Загородний… пропал. Об этом исчезновении автору рассказала вдова покойного – Анна – через несколько дней после трагедии.

По ее словам, 31 августа 2006 года, после деловой встречи недалеко от универмага «Украина», Дмитрий вдруг перестал выходить на связь, его мобильный телефон не отвечал. О самой встрече Анна знает лишь то, что она должна была носить характер «деловой». Но с кем и по какому поводу встречался ее супруг, Анна не знала (заметим, странное обстоятельство, если учесть, что Анна и Дмитрий – единомышленники, вместе создававшие и продвигавшие бизнес). Анна не писала заявление о пропаже супруга несколько дней. По ее словам, зная характер супруга, она допускала его внезапный отъезд, к примеру, на отдых.

Но уже через неделю — 8 сентября 2005 года — заявление об исчезновении мужа было зарегистрировано в Подольском райотделе милиции Киева. По словам Анны, правоохранители навещали ее один раз – в офисе компании, чтобы взять показания у нее и сотрудников корпорации UNA. После никаких сведений от милиции не поступало. К поиску пропавшего подключились друзья Дмитрия…

И вдруг 28 сентября Дмитрий позвонил — с мобильного телефона. Он оказался очень далеко — в Италии. Жене Дмитрий сообщил, что очнулся на берегу пляжа в портовом городке Чивитавеккья. Как там оказался – не помнит: две предыдущие недели у него «вылетели из памяти». У Дмитрия не было при себе денег — только оказавшаяся пустой кредитная карточка и заграничный паспорт. «Очнувшись» в Чивитавеккье, он преодолел 130 километров, добравшись до Рима. Там разыскал посольство Украины. Все, чем смогли ему помочь в диппредставительстве — дали позвонить с мобильного телефона, чтобы он попросил жену пополнить счет на пустой кредитке.

Позже — по штампу в паспорте – жене стало известно, что ее исчезнувший на месяц муж сначала был в Одессе, а потом вдруг оказался в… Вене. Но сам Дмитрий подробности своего таинственного перемещения вспомнить так и не смог.

Странности продолжались. Вернувшись в Украину, Дмитрий неоднократно говорил жене, что за ним следят неизвестные, и по этому поводу собирался писать заявление в Подольское РУВД. Но сделал это или нет – неизвестно. Вопрос – была ли за Дмитрием слежка– так и остался невыясненным.

Следствие по «делу Загороднего» не сильно торопилось. Вдова Дмитрия рассказывала, что правоохранительные органы вначале настаивали исключительно на версии о самоубийстве. Ведь все «просто»: есть труп, есть «хозяйский» винчестер. Единственное, чего не было у следствия – мотива такого страшного поступка. Но для отечественной правоохранительной системы – это «мелочь», не стоящая внимания. Следствие упорно не желало искать объяснения многим «чудесам», случившимися с Загородним в последнее время. Впрочем, такая позиция следствия весьма характерна для разложившихся отечественных силовых ведомств.

Дело сдвинулось с мертвой точки благодаря вмешательству друзей покойного. К тому же у Дмитрия были личные связи со многими представителями высшего эшелона власти. Приказ скрупулезно расследовать обстоятельства трагедии поступил от самого Юрия Луценко, министра внутренних дел — после приема влиятельных ходатаев.

Возможно, «посетители» смогли втолковать Ю.Луценко, что детище Д.Загороднего – антивирусная программа UNA — обеспечивает антивирусную безопасность в важнейших компьютерах страны — в Кабинете Министров, Верховном Суде, во всех областных администрациях Украины. А это – сфера государственной тайны и государственных интересов. Корпорация UNA с 2004 года работает с госструктурами, выиграв тендер на установку антивирусных программ; к моменту гибели Д.Загороднего антивирус поставили у себя уже 64 госучреждения! Остается удивляться, что к расследованию «самострела» известнейшего программиста не подключилась Служба безопасности Украины. Впрочем, и этому есть объяснение. Но об этом – ниже.

Справка «УК»: корпорация UNA более восьми лет работает в области разработки комплексных систем антивирусной защиты. Первые строки программы, получившей спустя четыре года название «Украинский Национальный Антивирус» — UNA for Win32, были написаны осенью 1997 года. Первая коммерческая версия программы UNA презентована в рамках апрельской выставки 2001 года «Телеком&Internet-2001» (Киев). Антивирус UNA получил высокую оценку специалистов и признание пользователей — как в Украине, так и за ее пределами. Сегодня вирусная база насчитывает 143781 вирусов. Пользователями UNA стали тысячи частных лиц, коммерческих и государственных организаций, учебных заведений. Корпорация UNA занимается и технической защитой информации в целом: комплексным аудитом информационной безопасности, локальных и банковских сетей, расследованием инцидентов, разработкой политики информационной безопасности для конкретного заказчика, внедрением комплексных решений по обеспечению безопасности информационных систем предприятий и учреждений.

Продукт UNA Pro прошел тестирование на обнаружение вредоносных программ на ОС Windows XP и получил сертификат «Check Mark Anti-virus Level 1» независимой тестовой лаборатории West Coast Labs. Сертификат «Check Mark Anti-virus Level 1» является подтверждением того, что продукт UNA Pro способен обнаружить все вирусы из коллекции «Wildlist» West Coast Labs, одной из наиболее полных в мире. Президент корпорации UNA Д.Загородний тогда отметил: «… Это первое серьезное признание на международном уровне. Которое еще раз доказывают нашим пользователям, что они используют продукт высочайшего класса, получивший гарантии авторитетнейшей независимой организации. Мы надеемся, что уже в ближайшее время наша коллекция наград пополнится сертификатами других международных тестов».

И еще одна цифра: на момент гибели Д.Загороднего его компанией были защищены свыше 200 000 тысяч компьютеров по всей стране, включая «прописанные» в государственных учреждениях.

Бизнес семьи Загородних явно был на подъме. Обороты росли, как и число солидных клиентов. Штат сотрудников компании расширялся. Вопросами стратегического планирования будущего компании, равно как и заключением контрактов, занимался сам Дмитрий. Его супруга – Анна Васильевна – сосредоточилась на ведении дел в офисе, кадровой политике и производстве программных продуктов. И вдруг – выстрел…

Еще раз о «странностях»

Их в «деле Загороднего» – множество. Первое: по утверждению вдовы Загороднего, в день гибели поведение супруга ничем не отличалось от обыденного. Проводив ее на работу, он остался дома, чтобы подготовиться к каким-то встречам. Второе: дверь в квартиру почему-то не была закрыта, хотя эта мера предосторожности семьей Загородних никогда не нарушалась – особенно после таинственного исчезновения и возвращения Дмитрия. Вряд ли отец, решивший в силу каких-то причин покончить жизнь самоубийством, беспокоился, что у родных могут возникнуть проблемы с возвращением в жилище – ключи от квартиры были у всех членов семьи. Третье: винчестер, из которого якобы застрелился несчастный – малопригодное оружие для охоты: у выстрела сильное рассеивание и недалека прицельная дальность. Такое оружие, обладающее огромной убойной силой на ближнем расстоянии, принято хранить в небедных домах на случай «самообороны». Чего опасался Дмитрий, обзаведясь винчестером?

Но это – «мелочи» в сравнении с историей таинственного исчезновения Дмитрия.

Если предположить, что версия о похищении Д.Загороднего неизвестными злоумышленниками – состоятельна, то подоплека такого развития событий может быть только одна – финансово-имущественная. Кто-то, неизвестный следствию, похищая Загороднего, пытался каким-то образом воздействовать на него, чтобы добиться определенного результата. Но какого? Завладеть динамично развивающийся бизнес? Принудить несчастного «обнулить» в свою пользу счета? Ни первого, ни второго не произошло – ни в период пропажи Дмитрия, ни после – до самой его гибели. И сам он – напомним – якобы ничего не помнил о своем месячном отсутсвии на родине. К тому же к супруге Загороднего с подобными требованиями никто не обращался.

«Бытовая» подоплека этого исчезновения имеет право на жизнь хотя бы потому, что Анна, жена Загороднего, в своих интервью и беседах с правоохранителями не исключала самой возможности «молчаливого» — без предупреждения – убытия мужа в неизвестном для близких направлении с целью «развеяться». Но не на месяц же и без денег – это даже супругу Загороднего, хорошо знающую слабости мужа, испугало. И дама отправилась в милицию с заявлением об исчезновении! В связи с этим интересно, как далеко продвинулось следствие в изучении вопроса: кто, где, когда, на что и какие суммы тратил с кредитной карточки Д.Загороднего за период его отсутствия. Установка этих данных смогла бы объяснить следствию многое – если оно нуждается в установлении истины – по поводу причин отсутствия программиста на Родине.

Третья версия «пропажи» Загороднего лежит в плоскости «товарно-денежных» отношений последнего. Возможно, он хотел, не посвящая никого в свои планы – даже жену – срочно выехать за рубеж для разрешения там серьезных проблем. Которые не могли быть разрешены в Украине. Эта версия, окажись она верна, убедительно поясняет необычный маршрут перемещения Загороднего: сначала в Одессу, потом в Вену. Если Загородний опасался слежки за собою в Киеве (причины которой ему должны были быть наверняка известны), то вояж в Одессу, к примеру, на такси – прекрасный способ оторваться от «хвоста». А уже из Одессы можно вылететь в Европу – в ту же Австрию. Откуда любым видом транспорта легко и быстро добраться до конечного пункта следования – любую страну Еврозоны. В ту же Италию, например.

Можно также предположить, что Загородний направился на встречу с кем-то, кто не мог (или не хотел) пересекать границу Еврозоны, и потому Дмитрию потребовалось выехать за границу самому. Но почему он вдруг оказался в Италии без денег?

Долг в миллион. Долларов!

Ответ на этот вопрос отчасти предоставила супруга Загороднего. Оказалось, о том, что ее муж находится в Италии, первыми в Украине узнали сотрудники украинского представительства «Альфа-банка». Как только Загородний предпринял попытку воспользоваться банкоматом в Италии, его «альфовская» карточка была заблокирована в Украине. По рассказам Анны Загородней, такое распоряжение отдал начальник службы информационной безопасности этого банка г-н Леонид Бра-ий, о чем и уведомил ее в присутствии других сотрудников банка. Причина – личный долг Дмитрия Загороднему этому банковскому учреждению размером в один миллион долларов наличными!

(Продолжение следует)

Ярослав Грушевский, «УК»

Читайте также: