КТО ВОЗГЛАВИТ «НАЦИОНАЛЬНЫЕ АВИАЛИНИИ УКРАИНЫ»?

«Украина Криминальная» продолжает следить за развитием событий вокруг ОАО «Национальные Авиалинии Украины». Напомним, что недавнее прошлое «НАУ» омрачено не раскрытым убийством её экс-руководителя Николая Плаксия, а также серией конфликтов между авиакомпанией и её кредиторами.

В последнее время появились разговоры об очередной cмене руководства «НАУ». Как утверждают осведомленные источники, возможное смещение действующего главы правления Александра Мартыненко связано с попытками «НАУ» признать недействительным один из кредитных договоров, заключенный покойным Плаксием. Речь идет о незаконном, как считает Прокуратура г.Киева, отторжении у «НАУ» аэрофотографического самолета АН-30. В настоящее время этим воздушным судном на правах аренды распоряжается ОАО «АС», руководитель которого Александр Бадрудинов считается в ФГИУ основным претендентом на место Мартыненко.

Сравнительно недолгая история «НАУ» (в прошлом – Киевского государственного авиапредприятия) представляет собой эпопею противостояния её коллектива с руководством компании и так называемыми инвесторами, пытавшимися растащить собственность «НАУ».

100% пакет акций ОАО «НАУ» до сих пор принадлежит государству в лице ФГИУ. При этом авиакомпания по-прежнему пребывает в глубоком кризисе. На текущий момент общая кредиторская задолженность «НАУ» достигла порядка 32 млн. гривен, в то время как реальная стоимость её ликвидного имущества не превышает 9 млн. гривен. 40% этого имущества уже пребывает в залоге у коммерческих банков (в том числе, 16 из 18-ти принадлежащих «НАУ» воздушных суден). Существующие долги ОАО по зароботной плате составляют 4,5 млн. гривен. Таким образом, если распродать с аукциона ликвиды «НАУ», вырученных средств не хватит даже для расчетов с трудовым коллективом, не говоря уже об интересах кредиторов.

Некоторая стабилизация в деятельности авиакомпании наметилась после энергичного вмешательства Укравиатранса и прихода в июле 2003 г. на пост главы правления «НАУ» Александра Мартыненко. В частности, коллективу предприятия стали более-менее регулярно выплачивать заработную плату. Помимо этого, возглавив авиакомпанию, Мартыненко попытался в судебном порядке признать недействительными ряд кредитных договоров, заключенных покойным главой «НАУ» Плаксием.

В августе 2003 года городская Прокуратура после консультаций с ФГИУ и руководством «НАУ»? возбудила уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением должностных лиц авиакомпании и иницировала через Хозяйственный Суд возврат в «НАУ» аэрофотографического самолета АН-30 с бортовым номером 30036.

В настоящее время этим воздушным судном распоряжается ОАО авиакомпания «АС» на основании договора долгосрочной аренды с американской фирмой «Экоспорт Лтд».

Вслед за активизацией этого хозяйственного спора, в сентябре 2003 г. ОАО «АС» подала заявку в ФГИУ на участие в реструктуризации «НАУ». Однако руководителю «АС» Бадрудинову не удалось найти общий язык с правлением «НАУ», после чего он предложил ФГИУ сместить с должности Мартыненко и выдвинул на его место собственную кандидатуру.

Как известно из содержания разговоров с коллегами самого Александра Бадрудинова, с просьбой содействовать его интересам к одному из ключевых чиновников ФГИУ лично обращался министр Кабинета министров Анатолий Толстоухов. Противоположную позицию — в поддержку нынешнего руководителя «НАУ» — занимают сейчас депутаты Верховной Рады, которым не безразлична судьба транспортной отрасли.

Чтобы разобраться в сути конфликта за руководящий пост в «НАУ», необходимо возвратиться к истории спора между «НАУ» и «АС» вокруг специализированного воздушного судна.

Одна из первых попыток реструктуризации ОАО «НАУ» была предпринята в начале 2001 г. Ещё тогда предполагалось выделить из её состава аэрофотосъемочное предприятие в отдельное ОАО. Заинтересованной стороной при этом выступало Аэрокосмическое агенство «Магеллан», которое рассчитывало таким образом получить доступ хотя бы к одному из принадлежащих «НАУ» аэрофотосъемочных самолетов. «Магеллан» тогда пообещал «НАУ» инвестиции под свои проекты, однако в результате никакого финансирования не предоставил и предложенный проект реструктуризации провалился.

Спустя несколько месяцев руководство «НАУ» в лице Николая Плаксия заключило кредитный договор на сумму 325 тыс. гривен с коммерческим «Украинским кредитно–торговым банком» (это тот самый договор, который сейчас пытается оспорить Мартыненко). Залогом по нему выступил аэрофотосъемочный самолет АН-30 — самолётом именно такого типа ранее интересовался «Магеллан». Согласно договору специализированный самолёт был оценен в сумму, эквивалентную 90 тыс. долларов США, в то время как рыночная цена воздушных суден аналогичной серии, по мнению прокуратуры, составляет не менее 230 тыс. долларов. Известно, что консультантом в «Украинском кредитно–торговом банке» на тот момент числился один из сотрудников «Магеллана».

Справка «УК»:

«Украинский кредитно–торговый банк» был гораздо более известен под своим старым названием «Геосантрис». В середине 90-х активно занимался операциями со средствами ВПК и входил в число ведущих украинских банков. Позже не выдержал конкуренции в своей сфере деятельности и отодвинулся далеко за пределы первой сотни банковского рейтинга. Вдобавок в сравнительно недавнем прошлом банк успел засветиться в серии разборок сомнительного свойства и сугубо криминальных историй. Так, 15 июля 1998 года жертвой заказного убийства стал начальник службы безопасности «Геосантриса». Затем, 22 августа 2000 года, у входа в офис банка был убит его охранник. Спустя несколько дней в центре Киева расстреляли принадлежавший «Геосантрису» джип, в котором, как предполагали киллеры, должен был находиться криминальный авторитет «Рыбка». Обо всех этих проишествиях активно писала пресса. В ноябре 2000-го акционеры приняли решение об изменении названия банка. Теперь он называется «Украинский кредитно-торговый банк».

Летом 2002 года руководство ГНАУ сообщило о начале расследования в отношении должностных лиц «Украинского кредитно-торгового банка» по подозрению в отмывании 4 млн гривен.

Распоряжением НБУ в 2003 г. для «Украинского кредитно-торгового банка» ограничено право на проведение операций с валютными ценностями на международных рынках.

С момента заключения кредитного договора «НАУ» не предпринимало никаких попыток выполнить свои обязательства перед банком. Складывалось впечатление, что и самому банку изначально был интересен не возврат кредитованных «НАУ» средств, а получение выставленного в залог самолета. Спустя менее полугода после заключения договора банк подал на «НАУ» в суд и уже 14 ноября 2001 Хозяйственный суд г. Киева принял решение об отчуждения в пользу кредитора залога в виде АН-30.

Заметим, что отчуждение имущества госпредприятий, а также субъектов хозяйственной деятельности с государственной частью в размере более 25% до настоящего времени запрещено. (Этот момент особо подчеркивается в ответе на обращение Прокуратуры г.Киева, направленном 11 августа 2003 г. первым заместителем Главы ФГИУ Е.Григоренко).

Несмотря на то, что исполнительная служба отказалась выполнить решение суда, банк продолжал давить на руководителя «НАУ», добиваясь получения АН-30. Плаксий в то время полностью устранился от защиты законных интересов «НАУ» в суде, однако старался всячески затянуть процесс передачи самолёта банку. В этом Плаксия поддерживал Мартыненко, который будучи тогда его первым заместителем, пытался сохранить воздушное судно для «НАУ».

В конце 2001 года Плаксий был избит в собственном рабочем кабинете, после чего взял на неделю больничный. В это время среди персонала компании поползли слухи, что избиение шефа – дело рук «Магеллана». Вслед за этим инцидентом, в январе 2002 г. Плаксий наконец подписал акт приема-передачи воздушного судна в пользу «Украинского Кредито-торгового банка». Однако по-прежнему продолжал медлить с передачей сопутствующих документов, связанных с актом приема-передачи самолёта.

В мае 2002 г. Плаксия в очередной раз жестоко избили – теперь уже на лестничной площадке у собственной квартиры, после чего он скончался в больнице. «УК» в свое время излагала версии этого происшествия – практически все они сводились к служебной деятельнности покойного. В качестве одной из возможных причин избиения, повлекшего смерть руководителя «НАУ» указывалось на конфликт Плаксия с банком по самолету АН-30.

Через некоторое время после кончины экс-руководителя «НАУ» злополучный самолет был продан банком американской фирме «Экоспорт Лтд» (которая по слухам тесно связана с «Магелланом»). «Экоспорт», в свою очередь, заключил договор о долговременной аренде этого воздушного судна с ОАО «АС» во главе с Бадрудиновым.

Примечательно, что нынешнее желание «АС» поучаствовать в реструктуризации «НАУ» последовало вслед за активизацией попыток «НАУ» и Прокуратуры г. Киева вернуть в собственность авиакомпании спорный АН-30. Кроме этого, в своих предложенииях ФГИУ «АС» по существу излагает ту же самую программу выделения из состава «НАУ» аэрофотографического ОАО, которую в свое время планировал осуществить «Магеллан». Вдобавок ко всему, «АС» указывает на «Магеллан» в качестве своего главного партнера по реструктуризации «НАУ».

Известно, что спорный АН-30 в дальнейшем предполагается использовать в работах по аэрофотосъемке территории Украины. В связи с этим возникает резонный вопрос к компетентным органам: а можно ли позволить проведение аэрофотосъемок территории Украины на самолете, принадлежащем де-факто американской компании? При поиске ответа на этот вопрос не забудем учесть, что информация, получаемая в результате такой деятельности, относится законом к области Государственной тайны.

В настоящее время часть правления «НАУ» (по всей видимости уже ангажированная со стороны «АС») пассивно наблюдает за тем, как Мартыненко фактически в одиночку противостоит попыткам подчинить интересы «НАУ» авиакомпании «АС». Интересно, насколько далеко при таких обстоятельствах зайдет принципиальность действующего руководителя «НАУ»?

Заметим, что текущая ситуация вокруг «НАУ» весьма напоминает историю «поглощения» в 1998 году Киевского государственного авиапредприятия (КГАП) коммерческой авиакомпанией «Аэротранс», одним из руководителей которой был покойный ныне Плаксий. Поначалу «Аэротранс» пытался заполучить маршруты авиаперевозок КГАП. Когда же этого не удалось сделать, на ключевые посты в КГАП были расставлены сотрудники «Аэротранса», с целью отслеживать и лоббировать интересы своей компании. Как известно, в результате их деятельности ситуация в КГАП усугубилась до предела и фактически привела к развалу госпредприятия.

Впрочем, окончательная точка в истории «НАУ» еще не поставлена. Не смотря ни на что, остается надежда, что его судьбой по настоящему обеспокоится ФГИУ, Минтранс и правоохранительные органы.

Андрей Доброхотов, специально для «УК».

Читайте также: