ТЯГНИБОК ЗАГУБИТ ЮМОР

Антисемитские заявления известных политиков, депутатов Верховной Рады, и даже вице-премьеров правительства не могут не настораживать украинских евреев. Некоторые из них подают заявления в прокуратуру, борясь за свои нарушенные права. Но многие поступают иначе. Они просто ищут страну, где им будет житься спокойнее, где никто не будет прямо с телеэкрана называть их «оккупантами». В результате, даже на старости лет, многие наши бывшие сограждане вынужденно перебираются в США. И получается из этих перемещений и смех, и грех.Исполнительный директор Объединенной еврейской общины Украины Эдуард Долинский заявил о решении обратиться в Генпрокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против депутата Олега Тягнибока по поводу разжигания межнациональной розни.

Так Долинский прокомментировал итоги собрания Объединенной еврейской общины, поводом для которого послужило выступление Тягнибока на «5 канале», где он подтвердил, что в Ивано-Франковске говорил о «тех, кто оккупировал Украину» — и перечислил их, загибая пальцы руки: «я говорил о русских, я говорил о немцах, я говорил о жидах…»

Мы решили обратиться с заявлением в Генпрокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против Тягнибока по поводу разжигания межнациональной розни. Мы также обратимся к президенту и, в зависимости от реакции властей, будем планировать акции. Все, что делает Тягнибок, на наш взгляд — это провокации», — заявил Долинский, слова которого приводит газета Сегодня.

Антисемитские заявления известных политиков, депутатов Верховной Рады, и даже вице-премьеров правительства не могут не настораживать украинских евреев. Некоторые из них подают заявления в прокуратуру, борясь за свои нарушенные права. Но многие поступают иначе. Они просто ищут страну, где им будет житься спокойнее, где никто не будет прямо с телеэкрана называть их «оккупантами». В результате, даже на старости лет, многие наши бывшие сограждане вынужденно перебираются в США. И получается из этих перемещений и смех, и грех.

Грех отнесем на счет депутата-антисемита, а смеются теперь на американских территориях.

Фрагмент беседы ветерана из украинского городка Бердичев, что на Житомирщине , и чиновника миграционной службы США:

«Мистер Гонтмахер, учитывая ваш преклонный возраст, экзамен на гражданство мы проведём на русском языке. Мистер Гонтмахер, вы слышите меня? Что вы смотрите наверх?

— Что-то сказали по радио…

— Это — не радио, это я разговариваю с вами. Я!

— У меня правое ухо не слышит.

— Хорошо, я скажу слева.

— А слева я не вижу.

— Как же вам задавать вопросы?

— Лучше через мою жену Фиру, она всё знает.

— Нельзя. Интервью — с вами. Вопросы будут по анкете и истории США.

— Вот! Если я из России, так всё на одну голову!

— Мистер Гонтмахер, как ваша фамилия?

— Джордж Вашингтон.

— Ваша фамилия. Ваша!

— Джефферсон. Мне сказали, если не Вашингтон, то Джефферсон.

— Мистер Гонтмахер, вы не поняли вопроса.

— Что вы придираетесь, мне 98 лет! Я что помню, то помню.

— Сколько вам лет?

— 112.

— Вы же сказали — 98.

— Я округлил.

— В вашей анкете в графе «First name» вы написали шесть имён. Вы разве аргентинец или бразилец?

— Нет, я — евреец. Но я написал всё, как было. Когда я родился, меня называли Мотя, в школе — Митя, на работе — Дмитрий Иванович, хотя по паспорту я — Абрам Исаакович. В разведку, в войну, я ходил под кличкой Ганс, а мои позывные были «Сокол». «Я -Сокол! Я — Сокол!» Я же не мог кричать в эфир: «Я — Абрам», таких позывных не было. А здесь, в Америке, я — Дэвид. Ковбой из Бердичева.

— Мистер Гонтмахер, вопрос по истории. Кто победил в войне Севера с Югом.

— Вы что-то спросили?

— Была война Севера с Югом…

— Какая война, на севере был Челюскин. Его еле сняли с льдины.

— В Америке! Когда президентом был Абрахам Линкольн…

— А мне сказали, Буш!

— Не сейчас, в 1865-м. Кто победил в войне Севера с Югом?

— Слушайте, вы меня запутали. Фашисты меня пытали, я ничего не сказал, коммунисты пытали, я ничего не сказал, жена 53 года… Я – молчаливый человек. Но если вас интересует, кто победил, то я скажу — НАШИ.

— Какие «наши»?

— А кто был на юге? Белогвардейцы, Махно, Петлюра. А Красная Армия — на севере…

— Мистер Гонтмахер, мы говорим об Америке. Аме-ри-ке!

— А что Америка? Антанту помните, ей тоже досталось!

— Скажите, какой праздник «4-го Июля».

— Это я знаю!

— Слава Богу.

— «4 Июля» я запомнил на всю жизнь!

— Ну?

— Такой простой вопрос: как я могу забыть «4 Июля»?

— Ну, так скажите!

— «4 Июля» мы с Фирочкой расписались!

— «4 Июля» — День Независимости.

— Вот независимость я как раз потерял, но я не жалею.

— А что значит «Сенксгивин Дэй»?

— Это, когда едят индейку.

— И когда же этот день?

— У меня — каждый день! Я уже говорю Фире: «Сколько можно?» Она говорит: «Индейцы научили американцев разводить индюков, и теперь их некуда девать». — «Так я что, должен за всех отдуваться?» Жена: «Завтра будет «чикен дэй».

— Мистер Гонтмахер…

— Называйте меня просто Аба, вы мне так симпатичны. Вы, случайно, не еврей?

— Нет.

— Это так, к слову пришлось.

— Мистер Гонтмахер, ещё вопрос: Кто открыл Америку?

— Фима Розенблат. Он уехал раньше всех, а потом уже вызвал остальных.

— А имя Христофор Колумб вам знакомо?

— Конечно. Он тоже открыл, но я не помню, до Фимы или после.

— В 1492 году! Вашего Фимы и духу не было.

— Это вы зря. Вы поговорите с Фимой, он помнит Царя Соломона. И он сказал, что Колумб был не совсем еврей и здесь находился нелегально, без статуса «беженец», не имел ни Медикейда, ни фудстемпов, поэтому вернулся в Испанию. Он у вас проходил интервью на гражданство?

— Нет.

— Какой же он американец?

— Мистер Гонтмахер, вы изучали Историю США?

— А как же, 3 месяца!

— Хорошо, расскажите, что вы запомнили.

— Что я запомнил? Один гешефт.

— Какой гешефт?

— Манхэттэн купили у индейцев за 24 доллара! Представляете, 24 доллара! Где я был в это время? Я бы дал на один доллар больше и сейчас имел бы весь Манхэттэн, а не эту однобедрумную нишу. Как хороший гешефт, так меня там нет.

— Мистер Гонтмахер, последний вопрос: зачем вы хотите стать Гражданином Соединённых Штатов Америки?

— Честно?

— Честно.

— Для Зямы, моего приятеля, он остался в Бердичеве. Я приеду к нему, покажу АМЕРИКАНСКИЙ ПАСПОРТ, он посмотрит и воскликнет: «Этот шлимазл таки стал американцем!»

«УК»

Читайте также: