СВЕЧКУ ДЕРЖИТ КГБ

Секс и шпионаж всегда были тесно связаны. Давний альянс между плотскими желаниями и уловками интеллекта сыграл в истории более значительную роль, чем усилия целых поколений политиков. Секс как ключ к сокровенным тайнам — эта коварная технология уходит корнями в библейские времена. Еще в десятом столетии до нашей эры красавица Далила использовала свою сексапильность, чтобы «вывести из строя» непобедимого иудейского силача Самсона (мощь которого заключалась, как вы помните, в его волосах). Далила выведала у влюбленного «супермена» секрет его нечеловеческой силы и «продала» за кругленькую сумму — каждому из «властителей филистимских» пришлось скинуться по тысяче сто сиклей серебра.Ворвавшись в любовный чертог, они остригли кудри Самсона, взяли его, что называется, «тепленьким» и на всякий случай даже выкололи глаза. Самсон, отсидев положенное время в плену, дождался, пока волосы отрастут вновь, и расправился с недругами вполне по нашему: во время всеобщего пира сокрушил каменные колонны — кровля рухнула и погребла под собой, как самого героя, так и все войско филистимлян.

Тайны королевского двора

В XVII столетии «отец европейской разведки» сэр Френсис Уолсингем при дворе королевы Елизаветы стал использовать сексуальный шпионаж, что называется, в государственном масштабе. Чтобы быть в курсе дворцовой жизни европейских столиц (особенно Франции и Испании), он наводнил столичные университеты студентами, которые, кроме непосредственно учебы, должны были соблазнять жен высших государственных чиновников и выведывать у них секретную информацию.

Расчет Уолсингема оправдал себя. В частности, «выиграв битву в постели», Англия смогла подготовиться к морской баталии с испанским флотом и разгромить «несокрушимую армаду».

Когда же скуповатый Карл II в конце XVII века решил сэкономить на британских «сикрет сервис», он довольно скоро стал жертвой весьма немудреного заговора со стороны его противника, французского короля Людовика XTV. Расчет французов строился на слабости Карла II к женскому полу. Жизнелюб и волокита, он заслужил в народе кличку «петуха». Для того, чтобы склонить Карла к союзу с Францией, в Лондон в качестве сопровождающей при герцогине Орлеанской была заслана придворная дама французского двора Луиза де Керуаль. Она славилась своей красотой, умом и умением добиваться поставленной цели.

Луиза смогла не только обратить на себя внимание Карла II, но и весьма скоро окончательно прибрала его к рукам. Талантливая авантюристка, она родила Карлу сына, что для бездетного короля, вероятно, служило лучшим подтверждением искренней любви к нему одной из самых интересных женщин того времени. Несомненно, ребенок стал дополнительным рычагом давления на Карла, подписавшего, наконец, в Дувре тайный сговор с Людовиком XTV, согласно которому Англия обязывалась оказать поддержку Франции в ее войне с Нидерландами, перейти в католичество и выплатить французской казне огромную компенсацию. Комментарии, как говорится, излишни…

Луиза получила от Карла титул герцогини Портсмутской и ежегодное содержание в размере 27 000 фунтов. Хотя Парламент противился этой связи и в 1679 г. пытался принять решение об изгнании коварной французской красотки, ее влияние на короля не ослабело до самой его смерти. (Кстати, король-ловелас так и умер, не оставив законного наследника).

Что касается Луизы, то по возвращении во Францию за заслуги перед отечеством Людовик XTV простил все ее долги и пожаловал титул герцогини Д»0биньи. Луиза умерла в Париже в 1734 г. в восьмидесятипятилетнем возрасте. Эта любовница двух королей считается самой высокооплачиваемой шпионкой своего времени.

В XVIII веке англичан неожиданно обуял давно забытый дух рыцарского благородства. Государственный секретарь граф Честерфилд публично отрекся от сексуального шпионажа, как метода разведки, и заявил о его бесперспективности в будущем. Мол, «удовольствие кратковременное, положение смешное, а расходы дьявольские». Увы, граф ошибался: в новое время сексуальный шпионаж стал одним из самых действенных методов ведения тайных операций.

Свечку держит КГБ

В XX веке сексуальные методы в шпионаже — явление само собой разумеющееся и удивления не вызывающее. Уже первая мировая война дала яркие, можно сказать, легендарные, овеянные романтикой фигуры.

Знаменитая танцовщица Мата Хари работала сразу на две разведки — немецкую и французскую. «Физиология немецких и французских генералов, и банкиров одна и та же», — как-то отшутилась она в ответ на упрек ее очередного любовника. Но шутки шутками, а посмеяться последней ей не удалось. В 1914 году французы казнили ее как немецкую шпионку.

Не менее скандальна и личность полковника австрийского Генштаба Альфреда Редля, который был завербован русской контрразведкой. Царское правительство сыграло на гомосексуальных склонностях полковника и щедро оплачивало его расходы на очаровательного «юного друга». В обмен на такую любезность полковник Редль выдал России всю секретную информацию Генштаба Австрии. Жизнь «голубого» шпиона оборвалась в том же роковом 1914 году. Австрийцы разоблачили предателя, но выполнили последнюю просьбу: вместо позорной казни разрешили покончить с собой, «как подобает офицеру».

В свое время в фашистской Германии погорел знаменитый «салон Китти» — бордель, замаскированный под фешенебельный отель. Он был создан в конце 30-х годов специально для того, чтобы проверять благонадежность высокопоставленных чиновников и офицеров. Вальтер Шелленберг, курировавший это заведение, нашпигованное подслушивающей аппаратурой, был уверен, что в постели мужчины резко глупеют и в состоянии выболтать все что угодно. Такое и в самом деле случалось. Так, зять Муссолини позволил себе в присутствии фройляйн ряд язвительных замечаний в адрес фюрера, и пару лет спустя это стало одной из улик, когда он был обвинен в предательстве и казнен. Но в основном постояльцы «салона Китти» говорили с девушками «про это» , и ничего ценного, кроме непристойных фото, которые при необходимости можно было использовать для шантажа, выудить не удавалось. Постепенно разведка потеряла к борделю интерес, а в 42-м он был разрушен авиабомбой.

Еще одна история, достойная телесериала, произошла на Кубе. Любовница Фиделя Кастро, Марита Лоренц, в один прекрасный день родила от него сына. Утомленной родовыми схватками матери сообщили, что ребенок родился нежизнеспособным. Так и не увидев сына, Марита уехала в США.

Вскоре она узнала, что Фидель растит ребенка, но не хочет показывать его матери. Из вполне понятного чувства мести она согласилась стать агентом ЦРУ и отправиться вновь на Кубу, чтобы подсыпать яд слишком предприимчивому отцу своего отпрыска.

Однако неисповедимы пути женского сердца. А может быть, наоборот, — слишком уж предсказуемы. Дело закончилось в постели: Фидель оказался слишком хорошим любовником, и, в конце концов, Марита не только не отравила его, но и отдала все ЦРУ-шные деньги. Позже она вернулась в США, где ЦРУ ей «подсунуло» очередного «горячего парня» — экс-диктатора Венесуэлы Маркоса Переса Хименеса. Тут уж мадам Лоренц не оплошала и в нужное время благополучно сдала приятеля американским властям.

Согласно исследованиям американского ученого Дэвида Льюиса, сексуальный шпионаж активно практиковался системой бывшего КГБ. В специальных учебных центрах готовились так называемые «ласточки» и «вороны» — молодые женщины и мужчины-гомосексуалисты. Сексуальные шпионы не только выуживали нужные сведения у иностранцев, но и устраивали провокации — толкали граждан на совершение «антисоветских» поступков.

Наши интердевочки использовались сотрудниками КГБ в основном как наживка. И если клиент оказывался на крючке, сами решали, что делать с ними дальше. Как правило, в ход пускался все тот же шантаж. Разрабатываемому человеку предъявлялись фотоснимки, сделанные скрытыми камерами в гостиничном номере. Их содержание не оставляло никакого сомнения в том, как он проводил длинные и холодные московские ночи.

Вот только один красноречивый пример, относящийся к концу 60-х годов. Однажды французский инженер Филипп Латур, занятый разработкой систем наведения ракет, был приглашен на научную конференцию в Восточную Европу. Будучи знатоком и ценителем искусства, он решил воспользоваться случаем и посетить музеи Москвы и Ленинграда. С того момента, когда он сошел с трапа самолета в столице СССР, за ним была установлена постоянная слежка. В досье на инженера, помимо прочих сведений, значилось, что он не прочь выпить и приударить за хорошенькими женщинами. В Ленинграде случилась накладка: номер в гостинице, забронированный «Интуристом» , оказался занятым. Тогда Латуру с извинениями предложили другой, гораздо лучший номер, в качестве моральной компенсации взяв с него ту же цену.

Вечером в ресторане инженер познакомился с очаровательной женщиной, по счастливому «стечению обстоятельств» оказавшейся преподавательницей французского языка. В конце встречи было назначено свидание, которое закончилось постелью в гостиничном номере. Причем Латур, наслышанный о происках КГБ, выключил весь свет и тщательно задернул шторы, чтобы исключить возможность тайной фотосъемки. На следующее утро женщина ушла. А Латура спустя какое-то время вызвали в администрацию гостиницы, где сотрудники КГБ предъявили ему превосходную съемку его любовных утех. Для высокочувствительной камеры, установленной за зеркалом, почти незаметного света, пробивавшегося сквозь вентиляционную решетку, оказалось достаточно. Латуру сообщили, что женщина, с которой он провел ночь, — жена высокопоставленного военного. Что через нее он пытался получить секретные сведения, то есть занимался шпионажем. И за это сядет в тюрьму. После нескольких дней, проведенных в Лубянке, инженер сообщил все секретные сведения, которыми располагал, и согласился стать агентом КГБ. Правда, вернувшись на родину, тут же обо всем сообщил спецслужбам и некоторое время спустя был реабилитирован.

Очевидно, женщина, заманившая Латура в ловушку, была агентом госбезопасности.

Вот как на условиях анонимности рассказывала американским тележурналистам о своей службе «во благо Отечества» некая Ирина, ныне солидная замужняя дама и гражданка одной из стран Евросоюза:

«Я училась на филологическом факультете известного вуза. Знала три языка. Была хороша собой, пользовалась повышенным вниманием мужчин. Строгостью нравов не отличалась. Однажды меня вызвали в деканат и оставили наедине с незнакомым человеком, который представился Юрием, сотрудником комитета госбезопасности. Он показал мне несколько фотографий, на которых я покупала сапоги у фарцовщика возле магазина «Березка» , и сказал, что у меня могут быть серьезные неприятности, и отчисление из института — самая невинная из них. Потом мы встречались с Юрием еще несколько раз, и из разговора с ним я поняла, что ему хорошо известно о многих моих похождениях. В одну из таких встреч он и предложил мне послужить, так сказать, своим телом на благо родины, пообещав взамен о «поощрении спекуляции» забыть и даже помочь впоследствии найти престижную работу. Выбора у меня не было, и я согласилась.

Инструктаж, проведенный со мной Юрием, был очень подробным, недостаточно простым. Имея голову на плечах и хоть чуть-чуть актерского таланта, можно было смело браться за дело.

Я никогда просто так не болталась в холлах интуристовских гостиниц. Время от времени Юрий звонил мне и назначал встречу. Каждый раз он мне показывал фотографии будущего клиента и давал исчерпывающую информацию, касающуюся его личной жизни, увлечений, привычек, слабостей и т. д. Потом мы обсуждали, как лучше организовать знакомство. Иногда сделать это помогали третьи лица.

Когда дела бывали сделаны, я расставалась с клиентами и на повторные свидания не приходила. О их дальнейшей судьбе ничего не знаю. Деньги я у них брала, об их количестве Юрий меня никогда не спрашивал. Несколько раз среди ночи в номер врывались люди. Один из них тут же уводил меня «для составления протокола» и отпускал.

Полтора года спустя звонки от Юрия прекратились. В начале 90-х я вышла замуж и беспрепятственно уехала за границу».

Редко, но случалось, что сексуальный шантаж КГБ не удавался. Однажды дело приняло просто анекдотический характер.

В начале 1960-х годов в Советский Союз прибыл с визитом президент Индонезии Сукарно — известный женолюб. КГБ он казался легкой добычей. Ему предложили на выбор множество красивых женщин, и дело закончилось в спальне, где скрытые камеры снимали происходящее.

Когда визит подходил к концу, президента пригласили в штаб-квартиру КГБ, где в качестве прелюдии к шантажу продемонстрировали отснятый материал. К глубочайшему изумлению чекистов, во время показа господин Сукарно просто сиял от счастья. Когда же фильм закончился, он спросил у пораженного офицера, нельзя ли сделать копию, чтобы он взял ее домой для публичного показа. При этом он так пояснил свою просьбу: «Мой народ будет гордиться мной еще больше!»

Вот так — никогда не вредно познакомиться с местными обычаями дружественных народов… В наши дни секс-шпионаж по-прежнему остается самым действенным способом «влезть в душу». И он будет существовать до тех пор, пока человека хоть немного интересуют постельные забавы.

А значит — до скончания веков.

Вячеслав Павленко, специально для «УК», по материалам «Труд-7» и woman.ru

Читайте также: