Новосанжарское мракобесие, спровоцированное властью дилетантов

Эвакуация украинцев из Китая

Можно долго смеяться над недалекими и перепуганными обывателями, но ведь очевидно, что вчерашнего позора можно было избежать. Достаточно было просто не создавать ситуации, в которой люди могут повести себя недостойно.

Журналист Денис Казанский напоминает, что самолет за украинцами должен быть вылететь в Ухань еще 11 февраля. Но найти самолет вовремя оказалось для властей непосильной задачей. Сделать это смогли только на неделю позже. Что произошло за эту неделю? Бинго! Сограждане успели посмотреть 100500 видео с пустыми улицами Уханя и прослушать такое же количество сообщений о чудовищной эпидемии и тысячах заболевших. Целую неделю ситуацию нагнетали по каналам ТВ и страну готовили к прибытию «заражённого самолёта». В итоге мы и получили совершенно закономерный результат в виде паники и массовой истерии.

Для понимания, журналист приводит пример  — даже нищий Таджикистан эвакуировал своих граждан из Уханя 11 февраля. Почему-то у этой далеко не самой прогрессивной страны вовремя нашелся самолет для своих людей, и таджиков тихо-мирно привезли на родину и разместили в санатории типа наших Санжар без всяких протестов и блокпостов.

даже нищий Таджикистан эвакуировал своих граждан из Уханя 11 февраля

Даже нищий Таджикистан эвакуировал своих граждан из Уханя 11 февраля

У них уже скоро карантин закончится. У нас же не смогли вовремя организовать один чартер! Неделю искали самолет и продуцировали только какие-то смехотворные отмазки…

В довершении этой эпопеи 17 февраля министр МВД привел на прямой эфир программы «Свобода слова» и показал на всю страну людей в костюмах химзащиты. Чтобы, так сказать, закрепить успех и подготовить общество к прибытию соотечественников из Китая. Итог оказался немного предсказуем.

Спору нет, люди ведут себя недостойно. Но это происходит не потому, что в Украине живет какой-то особенно отсталый и глупый народ. Дело в другом. Можно создать ситуацию, в которой люди будут проявлять свои лучшие качества. Но можно устроить все и так, что даже нормальные люди будут охвачены первобытными инстинктами.

Задача любой власти — по возможности не создавать ситуаций, в которых проявляются низменные человеческие качества. Как видим, те же таджики с этим справились. А у нас в данном случае — полный провал. Привезли бы украинцев 11 февраля — уже никто бы и не помнил, в каком санатории их поселили. Но теперь депутаты и министры летят в охваченные паникой Санжары создавать оперативный штаб.

Image may contain: 1 person, indoor

Отдельный стыд — инфраструктура. Вернее, инфраструктура — это срам, который публично оголился, когда стал вопрос о том, где разместить людей на карантин, отмечает Екатерина ЩЕТКИНА из издания «Деловая столица«. У нас нет ничего, что могло бы сносно сыграть роль карантина. На без малого 40-миллионное население, после множества «звоночков» о близости пандемий, в стране с высокой мобильностью собственного населения и стране — транзитной территории для мигрантов. Ничего.

Ни военной базы в чистом поле или дремучем лесу, как у американцев. Ни острова, как у австралийцев. Ни даже приличной инфекционной больницы где-нибудь на краю большого города, как у всех прочих. Все, что сумели разыскать и предложить, вызывало жгучий стыд. Туберкулезная больница с облезлыми стенами, куда собирались поместить здоровых людей. Больница в маленьком городке — одна не только на этот городок, но еще на два десятка сел вокруг, с одним туалетом на этаж, рассохшимися рамами и одной лестничной клеткой на все отделения.

Но это все только следствие куда большего стыда — у нас нет политических сил, партий и лидеров, способных думать о чем-то, кроме самих себя, отмечает она.

Это касается не только власти, оппозиция ничуть не лучше. Одни и те же люди с интервалом в пару десятков часов варьировали зраду в весьма широком диапазоне: от «власть бросила своих умирать в эпицентре эпидемии» до «власть тащит из Китая коронавирус, чтобы уничтожить украинцев».

Массовые протесты, перекрытые улицы, взятые в осаду аэропорты и другие объекты инфраструктуры. Прямо в день памяти расстрелянных на Майдане вся страна снова покрылась баррикадами.

Стыд за оппозицию и записных патриотов не отменяет стыда за власть. И вовсе не за то, что она «не объяснила». Не надо ничего объяснять, надо принимать решения и информировать о них публику. Это задание власть провалила с треском. У власти изначально не было никакого плана, даже когда самолет уже был в небе и ложился на курс? Тогда она все еще не знала, что будет делать, когда он приземлится? Или, чувствуя, как коронавирус уничтожает рейтинг, решила получше замести следы, чтобы не вышло в годовщину Майдана «новой Врадиевки», и пустила общественное мнение и оппозицию по ложному следу?

В результате вместо четких действий — с объяснениями или нет — мы стали зрителями нелепого водевиля, в котором недалекого героя (нас) водят за нос с применением авиации, автомобильного транспорта, Нацгвардии и задорной массовки. Так куда везут-то? Туда. Эй, все — туда! Ах, нет, куда же вы — в эту больницу повезут. Нет, не в эту, а в ту. Да фу на вас, вовсе не в больницу — в санаторий повезут! Куда в санаторий, если он над Харьковом завис. Как завис? А так. Битый час уже висит. Нет, в Киев полетел. Нет, снова в Харьков…

Фото:EPA/UPG

Можно предположить даже, что во власти коронавирус рассматривали как способ поднять рейтинг. В ОП прекрасно знают, что рейтинг колеблется в зависимости от маленьких побед, таких, например, как возвращение пленных. «Вернуть своих на родину» — это такая кнопка, от которой рейтинг подскакивает сразу на 5-7%. Вывезти людей из Уханя — это ведь тоже «вернуть своих».

Но рейтинг не подскочил. Хотя истерика вокруг карантина несколько отвлекла публику от срыва мирного процесса на Донбассе, земельного вопроса и прочая. Импотенция власти в отношении карантина по коронавирусу оказалась даже более очевидной, чем в отношении обстрела Золотого. Вину за обстрел можно возложить на Путина. А кого винить за позор с эвакуацией и карантином? Позор, общенациональный, но власть в таких случаях — первая в объективах камер.

Если народ боится самолета, президент должен был стать первым, кто встретит борт на аэродроме. Первым, кто поприветствует пассажиров и пожмет руки пилотам. Ничем нельзя победить коллективное помрачение ума и поднять дух народа, кроме личного примера. Даже если это выглядит героизмом. Даже если это граничит с безумием. Это и есть функция власти — целовать прокаженных, мыть ноги бродягам, возлагать руки на головы золотушным, возить коляску с наследником престола по городу, на который сыплются бомбы.

Для этого, в частности, нам нужна власть, для этого мы ее выбираем — для моментов, когда всем страшно и непонятно, как дальше жить.

Шины против коронавируса — когда страх и невежество убивают милосердия

Украинцы всеми ментальными силами держатся за суеверия, но и государственная политика во всех сферах почти не способствует тому, чтобы изменения постепенно, но происходили, считает украинская журналистка, правозащитница, член Национального совета по вопросам антикоррупционной политики при президенте Украины Лариса Денисенко.

1986. Чернобыльская катастрофа. Меня среди киевского ученичества автобусами везут на «оздоровление» в один из пионерских лагерей для детей шахтеров вблизи Северского Донца. Нашу одежду и нас самих дезинфицировали. Нас называли «опасными детьми, заразят всех тем радиацией и убьют наших детей». Эти слова и это отношение — до сих пор в моей памяти.

1990-е. Киевский роддом номер четыре на Оболони специализируется на предоставлении консультационных услуг и обеспечении родов женщин, имеющих вирусные инфекции, например, гепатит или ВИЧ / СПИД. Жители соседних домов устраивают акции протеста из-за того, что такие люди будут находиться рядом с их жильем. В то же время мою клиентку, которую инфицировали в больнице ВИЧ, родственники закрывают на замок в комнате, квартиру моют хлоркой и спиртом, в конце концов, бросают ее с совершенно здоровым младенцем, потому что она якобы передает смерть. Место проживания из-за травли она меняла трижды.

2015 год. В Ивано-Франковске дают помещение центра паллиативной помощи благотворительного фонда «Мать Тереза». Жители соседних домов возмущаются, потому что их дети будут «видеть лысых детей» и переживать стресс из-за тех, кто умирает, разрисовывают стены дома надписями «Хоспису — нет!»

2016 год. Лощиновка, Одесская обл. На пустыре находят изувеченное тело девятилетней девочки. По подозрению в убийстве задерживают цыганского жителя села. Через несколько часов после задержания происходит погром цыганской общины , взрослых и детей выбивают из домов и гонят. Сельский совет принимает решение о выселении всех цыган.

2020. Жители нескольких украинских городов протестуют против размещения на карантин в санаториях и инфекционных больницах здоровых украинских гражданок и граждан, эвакуированых из Китая из-за эпидемии коронавируса . Устанавливают блокпосты и приносят шины в больницы.

Одна з евакуйованих з Уханю українок в аеропорту Харкова, 20 лютого

Одна из эвакуированных из Ухань украинок в аэропорту Харькова 20 февраля

Депутаты Тернопольской ОГА заявляют, что не могут «допустить ситуации, которая ставит под угрозу здоровье и жизнь населения области». А первый заместитель председателя ОГА Василий Деревляный добавляет, что решение нынешней власти поселить эвакуированных в густонаселенных районах является «геноцидом украинского народа».

Суеверная практика пожирает правосознание

Трудно изменить привычный или обычный подход, если люди считают иконки в освященном водой автомобиле и амулеты против сглаза, развешанные по салону, более мощной профилактикой ДТП, чем соблюдение правил дорожного движения собой и другими, слежение за пристегиванием ремней безопасности, эффективную работу полиции, качественное и беспристрастное правосудие, инфраструктурную способность государства, надлежащую медицинскую помощь и защиту страховых полисов.

Украинцы всеми ментальными силами держатся за суеверия, но и государственная — образовательная, медицинская, правосудная, коммуникационная — политика во всех сферах почти не способствует тому, чтобы изменения постепенно, но происходили. Чтобы строилась доверие к институтам.

Гораздо легче строить доверие попустительством и побуждением к невежеству, не понимая или спекулируя такими словами, как геноцид, чем прилагать усилия для объяснения, просвещения и построения эффективных систем безопасности.

Что говорить, если Министр культуры, молодежи и спорта Украины Владимир Бородянский заявил, что благодаря экстрасенсам было раскрыто много уголовных дел.  В частности, Бородянский прокомментировал вопрос о том, как мог стать министром культуры человек, который ранее руководил телеканалом с программой «Битва экстрасенсов» в сетке вещания. По его словам, программа принесла пользу. «Благодаря «Битве экстрасенсов» было расследовано много уголовных дел, а невинно осужденные люди вышли из тюрем», — заявил Бородянский. Он подчеркнул, что имеет в виду именно помощь от самих экстрасенсов.

Легче запретить или не допустить появление людей, маркированных как «опасные другие», чем объяснить, почему нельзя так относиться к человеку. И почему государство должно гарантировать не только права и свободы, защиту достоинства человека, а и разъяснять основы гуманного отношения, человечности. Легче потакать дикарству, чем демонстрировать и отстаивать цивилизованность и эволюцию. Поэтому наши страх и невежество рвут на куски милосердие, — отмечает Лариса Денисенко.

А что же происходит в далеком от народного мнения мире прав и свобод человека?

Когда должностные лица принимают якобы популярные решения в защиту своих общин, нельзя не напомнить о таких вещах, как Конституция Украины и конвенционные нормы.

Конституция гарантирует защиту граждан, находящихся за пределами Украины. Что это значит? Во время идентифицированной опасности людям должны быть созданы максимально комфортные условия для возвращения домой. Не пытка замалчиванием. Не испытание временем, отношением, игнорированием или попустительством народному возмущению. А создание условий безопасного возвращения.

Европейская конвенция о защите основных прав человека и свобод указывает на то, что никого нельзя лишать права въезда на территорию государства, гражданином которого он является. Даже если жители Тернопольщины, Слобожанщины, Одесской, Киевской или Полтавщины этого не хотят.

Международное гуманитарное право, когда речь идет о вооруженном конфликте и о тяжелобольных пленных, обязывает государство которое их удерживает организовать возвращение людей домой. Представьте себе, что можно сказать о государстве, которое не может достойно встретить собственных здоровых гражданок и граждан и потакает нездоровым настроениям недоверчивых, испуганных и суеверных людей накачанных телевизионной истерией?

По материалам ФБ, DW.com и DSnews.ua

Читайте также: