ПРОКУРАТУРА НАЕХАЛА НА МИЛИЦИЮ КИЕВСКОЙ ОБЛАСТИ . МИЛИЦИЯ ОТВЕЧАЕТ ВЗАИМНОСТЬЮ

«УК» первой сообщила пренеприятную новость об освобождении из-под стражи и последующем бегстве серьезного преступника из Молдовы. Случилось это вскоре после задержания молдованина в Бориспольском аэропорту по наводке Интерпола. Первоначально мы написали, что задержанным был некто Попеско – известный персонаж криминального мира Одессы. Вскоре выяснилось, что в действительности это был не менее серьезный товарищ по фамилии Карамалаки, возглавлявший группу, занимавшуюся грабежами, разбоями, заказным убийствами. Молдованин вышел на свободу, а ее тут же лишились прокурор Иванковского района Игорь Журбенко и начальник Иванковского райотдела милиции Леонид Сингаевский. Первый вскоре был освобожден на подписку о невыезде, второй и сегодня за решеткой. Эта история обростает слухами, но следствие молчит. Мы предлагаем читателям трактовку событий милицейской стороной, которая считает, что прокуратуре еще предстоит ответить и за незаконное задержание молдованина и за поиск «крайних» в милицейском ведомстве. Любопытно было бы услышать аргументы прокуратуры.У «ДЕЛА ПОЛКОВНИКА СИНГАЕВСКОГО» СВЕЛО НОГУ, НАСТУПИВШУЮ НА «ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ»…

Не утихает скандал, связанный с освобождением из-под стражи ранее судимого 38-летнего уроженца г. Тараклия Григория Карамалаки. Правоохранители Молдовы объявили его в международный розыск по подозрению в ряде тяжких преступлений. Карамалака был задержан в Борисполе и отпущен в Иванкове. События развивались на территории Киевской области. Едва молдаванин оказался на свободе, ее последовательно лишились прокурор Иванковского района Игорь Журбенко и начальник Иванковского райотдела милиции Леонид Сингаевский. Первый вскоре был освобожден на подписку о невыезде, второй поныне находится за решеткой. Слухов вокруг этой истории немало, следствие пока отмалчивается.

Напомним, что Григорий Карамалак был помещен в Бориспольский изолятор временного содержания 15 июня в порядке 106-й статьи УПК Украины, предполагающей задержание на 72 часа. С момента его задержания началась процедура подготовки к выдаче последнего Молдове для привлечения к уголовной ответственности. В материалах его личного дела были, в частности, мандат на арест оного, выданный в 2001 году судьей сектора Баюкань (Молдова), постановление об объявлении в международный розыск, фальшивый российский паспорт на фамилию Киров и подлинный молдавский. Также имелось письмо от начальника ГУБОП МВД Молдовы о том, что Киров и Карамалака – один и тот же человек и его необходимо задержать (но не арестовать!).

В руки наших правоохранителей попалась весьма серьезная личность. Карамалаку считают организатором криминальной шайки, которая похищала людей, занималась рэкетом, разбоями, убийствами на заказ. Однако это не помешало ему после ареста у себя на родине выйти на подписку о невыезде и скрыться, находясь на нелегальном положении целых пять лет. Вне сомнения, молдавские борцы с оргпреступностью были весьма озадачены и расстроены, когда прибыв в Украину за подопечным поняли, что «рандеву» не состоится.

Бывшему начальнику Иванковского райотдела милиции Леониду Сингаевскому предъявлено обвинение по ч. З ст. 27 и ч. 2 ст. 393 УК Украины, то есть фактически ему инкриминируют организацию побега Карамалаки. «Соль» ситуации такова: в субботу 21 июня Сингаевский прибывает из отпуска, днем в воскресенье 22-го Георгия выпускают, вечером того же дня прокурор Журбенко с опозданием выдает в ИВС предписание о незаконном удержании. В понедельник 23-го, когда приезжают полицейские из Молдавии, Леонид Иванович возвращается в санаторий, где спокойно отдыхает, пока не получает известие об аресте прокурора. После этого он будто бы исчезает.

Карамалака выпустили в половине третьего дня, о чем есть соответствующая запись в журнале учета задержанных. Тогда обязанности начальника Иванковской милиции исполнял один из его заместителей. Вопреки заявлениям некоторых СМИ, постановления об объявлении Леонида Сингаевского в розыск в качестве обвиняемого не было. 16 июля полковник вместе со своим адвокатом сам пришел к следователю Генеральной прокуратуры, чтобы дать показания. В тот же день суд вынес постановление об его аресте. Первоначально уголовное дело было возбуждено по ч. З ст.364 Уголовного кодекса — злоупотребление властью или служебным положением.

Адвокат Сингаевского Анатолий Курбатов говорит, что, в соответствии с ратифицированной у нас в 1994 году Конвенции о правовой помощи и правовых отношений в гражданских, семейных и уголовных делах, сторонами которой являются Украина и Молдова, выдача лиц для привлечения их к уголовной ответственности осуществляется по требованию, имеющему строгий порядок документального оформления. Этот же документ служит основанием для ареста, а в материалах, на основании которых Карамалак содержался в ИВС, его, по данным Курбатова, не было. Было только письмо начальника молдавского ГУБОП о необходимости задержания Карамалаки, но согласно ст. 80 вышеназванной Конвенции контакты по вопросам выдачи и уголовного преследования осуществляются между генеральными прокурорами договорных сторон. Документа от прокуратуры Молдавии не поступило не то, что в ИВС, не было документов, на основании которых можно было произвести арест!

В личном деле задержанного, которое находилось в изоляторе, не было даже ходатайства о взятии Карамалаки под стражу до получения требования о выдаче. Правда, п.2 ст. 61 Конвенции гласит, что человек может быть задержан без ходатайства, если есть предусмотренные законодательством основания подозревать, что он совершил на территории другой стороны преступление, которое влечет выдачу. Это было основанием для того, чтобы запроторить Карамалаку в камеру изолятора. Но в таких случаях п. 2 ст.62 оговаривает, что если такое прошение не поступит в течение срока, оговоренного законом для задержания, человек подлежит освобождению. Таким образом, получается, что Карамалаку надо было выпускать ровно через 72 часа с момента задержания, и эго должен был сделать начальник Бориспольского ИВС еще 18 июня. Однако его в нарушение международной нормы продержали там до 21 числа, после чего перевезли в Иванков, где и.о. начальника милиции, а затем и прокурор, выполнили требования Конвенции, отпустив из изолятора молдаванина, за что, в последствии, горько поплатились!

Заместитель начальника ГУ МВД Украины в Киевской области полковник милиции Иван Прошковский заявляет, что об операции по задержанию Карамалаки в аэропорту «Борисполь» руководству областной милиции ничего не было известно. Департамент уголовного розыска (ДУР) МВД не соизволил поставить в известность своих коллег, на подконтрольной территории коих проводились вышеописанные мероприятия. Тем более, что ДУР ненадлежащим образом процессуально оформил задержание «гостя» из Молдовы. Иван Иванович тогда исполнял и исполняет сейчас обязанности начальника милиции общественной безопасности региона и лично выезжал в Бориспольский ИВС. Его очень беспокоило состояние дел с обеспечением необходимых условий для содержания и охраны задержанных в местном ИВС, ведь не так давно отсюда бежали четверо осужденных и их трое суток разыскивала вся милиция Киевщины пока их всех не переловили. Это произошло из-за отсутствия в изоляторе сигнализации и прочих необходимых условий для предотвращения побегов. К сожалению, никаких сдвигов в плане улучшения опасной ситуации в ИВС полковник не обнаружил.

Когда Прошковский узнал, что здесь коротают время 39 «узников», это повергло его в состояние шока. Незамедлительно им же было подписано распоряжение о переводе всех заключенных в другие изоляторы. Карамалака с сокамерником средь бела дня (а не ночью, как это написала газета «Факты» 6 августа с.г.) в сопровождении спецподразделения «Сокол» отправили в Иванков. В целях безопасности на «пассажира» надели бронежилет.

Иван Иванович отмечает, что освобождение Карамалаки никак не «тянет» на заранее спланированную операцию (как это представляют некоторые СМИ). В таком случае, следуя этой логике, при желании подобную комбинацию можно было провернуть и в Борисполе силами начальника местного ИВС, а не возить Карамалаку за сотню километров. Эта история, скорее всего, смахивает на юридический казус, причем задержанный не являлся для украинских правоохранителей преступником, поскольку отсутствовало соответствующее решение суда. Молдаванин провел в ИВС свыше семи дней и формально его мог отпустить даже начальник изолятора в Иванкове, его коллега в Борисполе, или в ином месте, куда бы ни попал задержанный молдованин. Сингаевский здесь ни при чем, ведь освободить «злодея» можно было и без его участия.

«Узнав о помещении в его ИВС Карамалаки, Сингаевский неожиданно прервал отпуск и, нагрянув на работу, поинтересовался законностью удержания иностранца», — рассказывает полковник Прошковский – «Леонид Иванович всегда слыл опытным и щепетильным профессионалом, таким он остается и сейчас, и он не мог поступить против буквы закона, продолжая удерживать Карамалаку. И в той ситуации единственно правильно было бы отпустить незаконно содержащегося за решеткой человека. Прокурор Журбенко лишь подтвердил правильность такого решения».

Посему руководство милиции Киевской области после проведения тщательной проверки, настаивает на том, что в действиях полковника Сингаевского относительно освобождения Карамалаки отсутствуют признаки инкриминируемого ему преступления т.к. он действовал законно. И руководству областного милицейского Главка не вполне ясны действия органов прокуратуры, перекладывающих свои недоработки в возникшей ситуации на Сингаевского. Сейчас допускается возможность попытки органов прокуратуры уйти от ответственности за сложившееся положение вещей.

25 июля Апелляционный суд Киева отменил меру пресечения в отношении Леонида Сингаевского, но из камеры следственного изолятора в Чернигове он так и не вышел — был повторно задержан по статьям, предусматривающим ответственность за организацию побега. Это было сделано безосновательно, вопреки решения Апелляционного суда. Здесь попахивает психологическим давлением в отношении полковника Сингаевского (он – инвалид 2-й группы, участник ликвидации аварии на ЧАЭС) и даже противоправными действиями со стороны прокуратуры Украины. Причем расследование уголовного дела относительно офицера милиции проводится необъективно, с обвинительным уклоном. Не совсем понятны и действия прокуратуры в том плане, что до сегодняшнего дня (8 августа 2003 г.) к Сингаевскому не допускают его адвоката Анатолия Курбатова. Хотелось бы услышать от высшей надзорной инстанции комментарий по этому поводу, ведь этот прецедент никак нельзя оправдать ни отечественным законодательством, ни международными правовыми нормами.

Эта история буквально пестрит «белыми пятнами», так что следствию предстоит нелегкая работа. Кто виновен в случившемся, решает, конечно, суд. И за незаконное содержание гражданина Молдовы свыше оговоренного законом срока кто-то должен будет ответить. Как и за халатность чиновников, лихорадочно ищущих «стрелочников» и «козлов отпущения» в родственном ведомстве. Ведь нарушать международное право в демократическом государстве недопустимо никому. Но нам чрезвычайно любопытно: были ли присланы молдавской прокуратурой документы, которые требует Конвенция? Если да, то к кому и когда на исполнение они попали, и находились ли они в личном деле задержанного Карамалаки?…

P.S. Ревнителям законности хотелось бы напомнить о существовании одного весьма интересного и поучительного документа в русле затронутой темы. Речь идет о разъяснении Минюста, предоставленном в МВД Украины 25 марта 2002 года, за подписью его Госсекретаря Сергея Лавриновича,. Разъяснение касается ситуации с освобождением из-под стражи турецкого подданного Хайреддина Кемика. Тогда по ходатайству криминального суда турецкого города Самсун, требующего экстрадиции Кемика, было принято решение про выдачу его на родину для дальнейшего судебного разбирательства по подозрению в подделке документов. Правоохранители, вняв просьбам Минюста, задержали турка, после чего начался процесс согласований с Минюстом Турецкой республики даты, места и порядка передачи задержанного.

Но 11 марта 2002 года от Национального Бюро Интерпола в Украине поступило сообщение об освобождении Кемика из-под стражи на основании постановления судебной палаты по уголовным делам АР Крым. В нем указывалось, что после задержания турка к ним с ходатайством об избрании меры пресечения в виде взятия под стражу никто не обращался. Что шло вразрез со ст.22 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей. Орган дознания должен был в течение 72 часов доставить задержанного к судье с ходатайством об избрании меры пресечения в виде взятия под стражу. Но эти правовые нормы почему-то не были исполнены Ялтинским ГОВД ГУ МВД Украины в АР Крым. Вот тогда в недрах Минюста и родилось обращение к МВД Украины, в коем уделяется особое внимание необходимости принятия соответственных мер дабы не допустить подобные казусы в будущем при работе с международными договорами в компетенции коих находится криминальное судопроизводство. Видимо, эти рекомендации пришлись не ко двору, коль вскоре опять пришлось искать «грабли», больно ударившие в то же место…

ЦОС ГУ МВД Украины в Киевской области

Читайте также: