Экзорцизм по-харьковски

Сектант-шизофреник казнил своего отца. Как показалось парню, над родителем появился знак Сатаны. А значит, спасти его бессмертную душу можно было, только убив тело…Саша Сысоев жил вместе с родителями-пенсионерами и престарелой бабушкой в частном доме на окраинах Харькова. Нормально окончил школу, поступил в медицинский техникум. Но на последних курсах начал вести себя как-то странно. Дома на это внимания не обращали: родители были в поисках мимолетных заработков, старший брат-шизофреник жил отдельно. Примерно тогда, по рассказам соседей, Саша и подружился с парнем, о котором по району ходила дурная слава: изверг и сатанист. Вместе они проводили вечера в специально оборудованном подвале с надписью «гестапо», в котором приносили в жертву кошек и собак.

Предсмертные крики животных будоражили округу до тех пор, пока местные правоохранители не закрыли «заведение». Но того, что парень уже увидел во время ритуалов, наверное, и не вынесла его слабая психика. Свою роль сыграла и наследственность: у всех членов семьи были различные психические расстройства. Признаки болезни с каждым днем становились отчетливей, и вскоре Саше поставили диагноз: шизофрения.

Мессия из психбольницы

В местной психиатрической больнице Сашу обследовали, прокололи курс антидепрессантов и выписали домой: для общества он опасности не представлял. Но спустя время поведение и физическое самочувствие парня стало зависеть от очередной дозы лекарств. Если мать вовремя не делала уколы, не давала таблетки, Саша становился раздражительным, потом – агрессивным. Родные начали его бояться.

Потом у сына появилось новое наваждение: попав под влияние представителей одной из религиозных сект, он ударился в веру. Начал носить длинные волосы, чтобы походить на попа. Сутками бродил в окружающих лесах, по церквям и кладбищам, питаясь найденными на могилах продуктами, сидел на встречах сектантов. В его комнате хранились Библии различных размеров, Новые заветы, Псалтыри, «Забавное Евангелие» Лео Токсильи. По словам матери, Саша все время читал эти книги, вел тетрадку, в которой записывал цитаты, обрывки снов, свои «пророчества». Записи были полубредовые, сбивчивые, но четко прослеживалась мысль о скором пришествии Сатаны.

Непризнанный гений

Религией в семье увлекался не только Саша. Впоследствии на стенах комнат оперативники обнаружили талантливые картины, нарисованные карандашом и дешевыми красками. Репродукции известных полотен, перерисовки с журналов и фотографий, литографии. Основная тема – библейские сюжеты. Их рисовал отец, Иван Сысоев, который в молодости хотел стать известным художником. Судьба не сложилась, но рисовать он не перестал, полностью углубившись в выдуманный и нарисованный мир. В последнее время он занимался еще и плетением кольчуг, похожих на те, которые носили римские легионеры во времена Христа. Дома Иван был тихим и незаметным, у него даже не было своей комнаты. Жил то в одной комнате с сыном, то в сарае.

Число зверя

За месяц до трагедии мать, Марию, положили в больницу. В течение всего этого времени Саша не получал нужных лекарств: денег не было, а те препараты, которые выдают по рецепту, без матери он не мог получить. Началась «ломка». С каждым днем парень становился все более неконтролируемым. Бродил по кладбищам в поисках еды, читал Апокалипсис.

Вечером 13 августа Саша был дома. В какой-то момент его воспаленное воображение дало ему «знак». Знак Сатаны. Он лежал на отце. Саша распознал его по своим приметам. И чтобы Иван не потерял бессмертие души, он решил его очистить через смерть. Ведь он любил отца…

Вынеся приговор, долго ждал, когда тот заснет. Нашел молоток, которым Иван Сысоев клепал кольчуги. Долго бил спящего по голове, пока не расколол череп. Затем взял (как он потом сам рассказал) ритуальный нож – обычный садовый серп – и дважды перерезал горло. Кровь хлестала по всей комнате…

Убедившись, что «ритуал очищения» удачно завершен, Саша снял с трупа одежду и до утра «изгонял бесов». На рассвете он выкопал в огороде яму и перетянул туда тело. Но ему показалось, что жертва оживает. Тогда «мессия» взял железный кол (осинового, по его словам, во дворе не было) и проколол, с точностью медика, правое и левое предсердия. Потом этот кол вонзил в грудь и зарыл отца.

Контролируемое безумие

К вечеру из больницы вернулась мать. Привезла лекарства. Саше стало хорошо и спокойно. Спустя время Мария спросила об отце. Сын сказал, что тот уехал в Москву: в гости к родственникам.

Через день женщина увидела перерытую грядку с луком и решила ее вскопать. А посреди грядки обнаружила вкопанный в землю кол. Выдернула его. Из ямки ударил тошнотворный трупный запах. Через пару минут она вырыла кисть руки…

В это время Саша наблюдал за Марией из окна. Когда увидел, что труп найден, взял свои вещи, паспорт, еду и поджег дом. Пока мать с бабушкой тушили пожар, сбежал из дому.

Следственно-оперативная группа Ленинского райотдела города Харькова, выехавшая на место преступления, обнаружила изуродованное тело Ивана Сысоева. Найти преступника пытались в ближайших лесах и лесополосах, на кладбищах, которые не раз давали сумасшедшему и кров, и корм. Безрезультатно. Только спустя несколько дней невменяемый убийца был пойман в Миргороде. Он намеревался ехать в Киев.

По словам заместителя начальника Ленинского РО ХГУ УМВД в Харьковской области Игоря Токаря, работать с преступником было крайне тяжело. Относительно адекватное поведение чередовалось со вспышками безумия. С такими людьми обязательно должен говорить психиатр. Но, к сожалению, в милиции нет такой должности. Правоохранители могут привлекать специалистов, но уже на уровне следствия. А во время дознания, пока не возбуждено уголовное дело (т.е. в самый ответственный момент), психиатру быть не положено.

С неимоверными усилиями признание все-таки было получено и совпало с имеющимися фактами.

Орудие Бога

Это преступление страшно не только своей жестокостью. Весь ужас в том, что убийца до сих пор не осознает того, что он сделал. Он считает, что спас отца, послужив орудием Бога. Боится только одного – физической боли. Опять-таки, даже не предполагая, что больно может быть не только ему. Он живет в 2006 году и понимает это. Но его второе «я» — в первом столетии новой эры. И эти два непересекающихся мира вполне уживаются в его разрушенном болезнью и антидепрессантами мозгу.

Страшно то, что психически больные люди думают по-другому, по-другому оценивают ситуацию и окружающих. Они могут почувствовать острую неприязнь из-за цвета пуговиц или рисунка на футболке и сказать, что это – знак сатаны. Никогда нельзя предугадать, что они могут сделать в следующее мгновение. Правоохранители признают, что убийства, совершенные людьми с нарушенной психикой, самые страшные по своей жестокости и необоснованности. Увы, в Украине они не редкость.

Сашу Сысоева признали невменяемым. В преступлении отсутствует как прямой, так и косвенный умысел. Его направили на принудительное лечение в Днепропетровскую психиатрическую клинику закрытого типа. Если в результате лечения его снова признают неопасным для общества – поставят на учет и отправят домой. Тюрьма грозит ему только в случае полного выздоровления.

Комментарий специалиста

Как прокомментировала ситуацию врач-психиатр Харьковского городского психоневрологического диспансера, профессор Евгения Багалей, такое неадекватное поведение, как в данном случае, – следствие галлюцинаций. Практически любой пребывающий дома шизофреник представляет опасность для окружающих: заболевание может прогрессировать незаметно для посторонних. Задача врача – в разговоре выяснить суть идей пациента, узнать, как он реагирует на окружающий мир. Но зачастую это делается поверхностно.

Евгения Марковна уверена, что большинство потенциально опасных больных ходят по улицам вместе с нами. «В Украине действует абсурдный закон, согласно которому мы можем положить человека в стационар только с его согласия. Госпитализировать больного против его желания мы можем по воле родственников или если он представляет явную социальную опасность. Но человек с нарушением психики не может определить, нужно ему лежать в клинике или нет. Больные шизофренией считают себя совершенно здоровыми людьми. А родственники, наслушавшись страшных историй о психушках, «сдают» их только в особых случаях. Но закон есть закон, и мы должны его выполнять», — объяснила профессор Багалей.

Да, социальную опасность или опасность больного для себя (что тоже встречается нередко) определяет врач. Ставит его на особый учет. И… отпускает домой. В стационары закрытого типа отправляют только тех, кого оставлять на свободе уже просто нельзя. Да и многих из тех, кого отправляют на принудительное лечение, впоследствии отпускают домой. Потому что кормить и лечить их там практически не за что.

По правилам, те, кого «не положили», должны каждый месяц наблюдаются у врача и получать необходимые медикаменты. Но правила эти нарушаются. Положенные по закону лекарства люди практически не получают: государство выделяет минимальные средства на компенсацию их стоимости. Пенсия у психически больных – мизерна. А высокого качества лекарства стоят 50 – 200 гривен за упаковку. Средней эффективности – 20 — 40 гривен. Отсутствие необходимых лекарств, реабилитационных программ, нищенское существование – все это ведет к тому, что тяжело больные люди становятся опасными для общества.

Как считает Евгения Марковна, «государство должно обеспечить в полном объеме финансирование медицинских препаратов для психически больных людей. Необходимо восстановить бывшую у нас ранее систему лечебно-трудовых мастерских. Когда больные заняты чем-то, заняты трудом, их состояние, как правило, улучшается. По крайней мере, они становятся контролируемыми. Это очень важно. В-третьих, необходимо развивать сеть дневных стационаров. Больные каждый день были бы под присмотром врача, а на ночь он отпускал бы их домой. С моей точки зрения, это самое главное. Это поможет если не снизить количество психически больных, то хотя бы снизить опасность, исходящую от них, по отношению к нашему обществу».

В ежедневной борьбе за имидж украинские политики и прочие слуги народа абсолютно забыли о существовании этой социальной группы. Психически больные не являются электоратом, не могут создать партию, профсоюз, организовать забастовку, обратиться в Международный суд. Наш мир не для них. Но если мы не поможем им, знак Сатаны будет появляться все чаще и чаще…

Анна Церковная, From-ua.com

Читайте также: