Рассекречена крупная операция русской разведки

Служба внешней разведки (СВР) России сняла гриф «Совершенно секретно» с одной из крупнейших спецопераций 30-х годов. Речь идет об операции «Тарантелла», в ходе которой в штаб-квартиру английской разведки длительное время поступала информация по вопросам внешней политики и внутреннего положения СССР. В Лондоне полагали, что сведения поступают из надежных источников. На деле так называемая легендированная агентурная сеть была сконструирована на Лубянке и работала под полным контролем госбезопасности. Сенсационная история подробно описана в книге «Код операции — «Тарантелла», только-только выпущенной издательством «Молодая гвардия». Ее автор, генерал-майор Лев Соцков, занимал руководящие должности в центральном аппарате СВР и знает разведслужбу как свои пять пальцев. Поэтому читается книга, как захватывающий детектив.

— В «Тарантелле» впервые наши спецслужбы создали каналы для продвижения направленной информации на Запад, — говорит Лев Соцков. — Сверхзадача заключалась в том, чтобы отношения СССР и Великобритании как можно скорее вошли в нормальное русло. Это, кстати, отвечало национальным интересам обеих сторон…

В то время английская резидентура опиралась в работе по российскому направлению на белоэмигрантов. Этим и объясняется, что ведущие роли в «Тарантелле» играли русские. Один, Борис Лаго, — на нашей стороне, второй, Виктор Богомолец, — на стороне англичан. Впрочем, Лаго своей принадлежности к русской разведке не афишировал, и Богомолец был уверен, что бывший коллега по контрразведке генерала Деникина (в Гражданскую оба прошли эту школу) поставляет ему исключительно ценные сведения.

Британскую резидентуру интересовало буквально все: положение партийной верхушки, взаимоотношения Сталина и ближайших соратников, сепаратистские настроения, состояние промышленности, образцы новейшей военной техники, в первую очередь авиационной… Этот интерес был на руку советскому руководству. К 1930 году угроза большой войны с Германией стала очевидной. Мы отчаянно нуждались в новых союзниках, и подвернувшуюся возможность представить в глазах англичан положение России как стабильного, серьезного партнера нельзя было упустить.

Для поставки нужных сведений англичанам была создана огромная легендированная агентурная сеть. В нее вошли реальные люди, крупные чиновники и эксперты из партаппарата, экономического блока правительства и аэродинамической лаборатории ЦАГИ. Все они прошли подробный инструктаж на Лубянке. Для роли «агентов» им даже не приходилось выходить за рамки служебных полномочий — они просто отправляли в Лондон те документы, к которым имели доступ: приказы, распоряжения правительства, экспедиционные отчеты от поездок по стране, протоколы. Вся эта информация, естественно, перед отправкой систематизировалась чекистами, военными и плановиками.

— Агитировать «в лоб» было нельзя, — говорит Соцков. — Требовалась тонкая работа. Англичан нужно было подтолкнуть к развитию экономических и научно-технических отношений. Это, в свою очередь, создало бы базу для политических отношений, в перспективе для заключения договора о взаимопомощи…

Тонкую работу делали по-разному. Например, описывали англичанам, как ведут себя американцы в России: множество специалистов ездят по стране и смотрят, куда вложить американский капитал. Вывод напрашивался сам — англичанам важно не отстать от янки, не упустить возможности ухватить в России свой кусок пирога. Аналогичная информация давалась о российско-американском военном сотрудничестве. Так, подчеркивалось, что американцы ведут переговоры о возможности разместить свои военные базы на Камчатке и базировать там свой флот…

Такая тактика, как свидетельствует история Второй мировой, оказалась весьма эффективной. И сегодня английской разведке не стоит обижаться на российских коллег. Как раз это направление деятельности разведслужб не нанесло ущерба ни англичанам, ни американцам. Наша разведка выступила катализатором политических процессов и сделала это мастерски.

Андрей Полунин, Русский курьер

Читайте также: