Ростов-батюшка: сказки старого базара

Петр Петрович отдал службе в уголовном розыске тридцать лет. Большую часть из них проработал на Старом базаре. Муратов-Милехин был первым начальником милиции на Центральном рынке – отдельном государстве в центре Ростова. Стране со своими страстями. Порою шекспировскими. Марфа-миллионщица

– Да, типажи на Старом базаре были знатные, – вспоминает Петр Петрович. – На паперти возле собора лет двадцать сидела нищенка Марфа Игнатьевна. Все двадцать лет ей было восемьдесят.

Бабка была одета в лохмотья и питалась, чем Бог пошлет – огрызком пирожка, выброшенного в мусорный жбан, подгнившими яблоками. Жила Марфа в маленькой комнатушке коммуналки на улице Московской.

– Однажды ко мне пришла соседка Марфы, мол, бабка на паперть не вышла и на стук в дверь не отвечает, – вспоминает Петр Петрович. – Пришлось ломать дверь. Мертвая старушка лежала на постели. Как и положено, мы сделали опись имущества. Шкафчик, кровать, посуда. В списке была и кринка для сметаны. В ней Марфа Игнатьевна тушила папиросы. Бабуля смолила, как портовый грузчик. Сделав все чин по чину, мы запечатали дверь и ушли. Вскоре из дома позвонила соседка, мол, была попытка взлома. Думаю, что за чертовщина? Кому нужен Марфин убогий скарб. А дело было на Пасху. Мне пришлось всю ночь сидеть в соборе, охранять мешки, в которые служители собирали денежные подношения. Утром я поехал домой и заснул, как убитый. Что ж вы думаете? Снится мне бабкина кринка. Я просыпаюсь в ужасе: а ведь ее мы не осмотрели! Звоню начальнику милиции города и докладываю: была попытка взлома. Вместе с начальником мы выехали на место. И что вы думаете? В кринке под слоем окурков лежали драгоценности – колечки, браслетики, сережки. Всего на миллион рублей! Как мы потом выяснили, украшения Марфа скупала у базарных барыг. Ничего никогда не продавала. Коллекционировала. А ограбить мертвую старушку хотела ее товарка, посвященная в Марфину тайну.

Шекспир спас от тюрьмы

Рыночный босяк Федька Дягилев, развозивший на тачке фрукты и овощи, прославился тем, что вылил в квартиру своей возлюбленной три тонны нечистот.

На ужасный поступок Федора толкнула трагедия Шекспира «Гамлет». Дело было так. Из босяков Федор пробился в ассенизаторы – денежную и нужную всем профессию.

Мечта жениться на соседской девушке Зойке, в которую Дягилев был тайно влюблен, стала ближе.

Но Зойка не дождалась, когда Федька разбогатеет, и выскочила замуж за студента из богатой семьи. Федька наблюдал за торжеством, происходившим в Зойкиной квартире, из окошка своего «Аса» (так он называл свою ассенизаторскую машину) и плакал. Может быть, все бы и обошлось, но незадолго до роковой свадьбы парень (будучи еще босяком) украл с барахолки потрепанную книжку – «Гамлет», автор – Шекспир. Зачитал до дыр, представляя себя несчастным принцем Датским, а Зойку – Офелией.

«Достойно ли смириться под ударами судьбы? Иль надо оказать сопротивленье? Да, надо оказать сопротивленье! И в смертной схватке с морем бед… Покончить с этим!» – наверное, подумал про себя ассенизатор.

Дальнейшее было делом техники. Федор вставил гофрированный рукав в форточку Зойкиной квартиры и нажал на газ. В большую комнату, заставленную столами, ломившимися от угощений, полилось дерьмо. Перепачканные невеста с женихом и многочисленные гости с криками и проклятьями выбежали на улицу.

Разъяренная толпа вытащила Федьку из кабины и жестоко избила.

– Мы Федьку, конечно, задержали, – рассказывает Петр Петрович. – Но потом отпустили восвояси. Сделали это по трем причинам: из-за того, что парень совершил свой хулиганский поступок по причине безумной любви, что на месть, по словам Федьки, его подвиг «Гамлет», а еще пожалели Федькину старушку-мать. Она, кстати, и принесла в милицию книжку Шекспира: мол, он виноват.

Жабы, на выход!

А как-то было дело: Муратов-Милехин в одиночку задержал банду, наводившую на Ростов ужас. Головорезов окрестили «бандой жаб» – по фамилии главаря Жабского.

– Есть в уголовном мире такая манера: поклясться на крови, – рассказывает Петр Петрович. – Чтобы все были связаны одной веревочкой, надо совершить сообща кровавое преступление. О том, что «жабы» собираются убить Люську, нам сообщила ее приятельница Верка. Подружки гуляли по набережной, и бандиты затащили Людочку в кусты. По иронии судьбы, Жабский одно время встречался с Веркой.

– Я слышала, как они клялись на крови, – причитала Верка в дежурной части.

Петр Петрович (тогда он был просто молодым опером Петей) немедля вызвал милицейский «бобик». Однако когда Петр и Верка прибыли на место, было уже поздно. Бандиты изнасиловали и задушили Люду.

Верка категорически отказалась показать милиционеру жабскую «малину». Но Петр уговорил девушку.

– Пришлось объяснить Верке, что ее как свидетельницу Жабы обязательно убьют. А пока мы их не поймаем, я ее буду охранять, – говорит Петр Петрович.

В тот же вечер они поехали на улицу Семашко. В полуподвале дома, что находится напротив телефонной станции, и обитали «жабы».

– Я тихонько спустился вниз. Стал у двери, из-за которой просачивался свет, и прислушался, – вспоминает Муратов-Милехин. – Послышались голоса. Разговаривали человека два-три, не больше. Я вынул из кобуры пистолет и распахнул дверь. За накрытым столом сидело семеро (!) бандитов.

Среди них я увидел знакомого жулика. «Эй ты, – обратился к нему. – Ты меня знаешь. Передай своим корешам, что я шутить не буду. Кто пошевелится – тому пулю в лоб». «Это правда», – подтвердил жулик. Бандиты стояли, не шелохнувшись. «Как бы их вывести отсюда, – подумал я. – Малейшее замешательство – и я сам лягу здесь трупом». У «жаб» всегда было при себе оружие. И тут меня осенило. «А ну, взять каждому по блюду со стола и по одному выходите на улицу». Мне, конечно, тогда было не до смеха. Но картина получилась забавная. Семеро головорезов тихонько поднимались во двор, держа над головой тарелки с едой. Водитель «бобика», увидев странную процессию, растерялся, потом сообразил. Открыл дверь и погрузил всю компанию в машину.

Бесславный конец банды «жаб», их забавное задержание и героический поступок опера Петра Муратова-Милехина в городском УВД обсуждали целую неделю. Потом за трудовыми буднями забыли. В Ростове-папе милиционерам никогда не приходится скучать.

Ирина Варламова, Ростов-на-Дону,

province.ru

Читайте также: