История проституции в России. Часть 1.

Древние русские летописцы не упоминают о существовании проституции в России как об отдельном проявлении общественной жизни. И надо думать, что ее и не было в первое время на Руси. Но это еще не говорит, конечно, о том, чтобы на Руси в древности не было разврата; он, несомненно, был у наших предков, но выражался не в виде проституции.Что разврат существовал в России, это видно уже из того, что Владимир Святой до своего крещения, как свидетельствуют летописцы, имел целый гарем наложниц, которых можно было считать целыми сотнями. Итак, разврат был, но не было продажи каждому желающему тела женщины ею самой для разврата за определенное денежное вознаграждение. Может быть, отсутствие проституции в древней Руси лежало в том складе образа жизни, в котором находились в то время русские женщины. В то время боярыни постоянно сидели взаперти, в своих теремах, окруженные дворней, и не только девицы, но и замужние женщины почти не встречались с мужчинами, даже на своих пирах и увеселениях, разве только в церкви. И таким образом проходила почти вся жизнь более знатных русских женщин: вначале, в девицах — под властью отца, а позднее — под властью мужа. И жизнь эта протекала в суровой обстановке, где скорая кулачная расправа была обычным явлением, вследствие чего женщина апатично покорялась своей участи, благоговея перед грозной властью «самого».

Часто выданная замуж за нелюбимого человека, страдавшая от его деспотизма и самодурства, женщина скоро делалась озлобленной, раздраженной и вечно недовольной всем окружающим. Но, пребывая в такой суровой обстановке, она редко имела возможность встретить какого либо другого мужчину из своей среды и полюбить его. Да и что могло выйти из этой любви? А потому она или одиноко влачила свою постылую жизнь, или заводила связь со слугой или кем-нибудь из дворовых мужчин. Мужья, в свою очередь, при таком браке бежали от немилых жен и удовлетворяли свою страсть на стороне в среде женщин, хотя и низкого, но свободного сословия, где безнравственность была широко распространена. Общественное мнение в то время было весьма снисходительно, если какой-нибудь боярин заводил на стороне связь с какой-либо вдовой или девицей не своего круга; этому не придавали никакого значения. Женщины не боярского круга были, в большинстве случаев, очень бедны, и к тому же их общество всегда было доступно мужчинам. Ввиду этого вполне понятно, почему богатые бояре и боярские сынки частенько захаживали к таким женщинам и там заводили интрижки.

Но никто столько горя не принес русским женщинам и так не развратничал, как Иоанн Грозный и его сподвижники. Учрежденная им для охраны своей особы опричнина была, можно утверждать, одной из главных виновниц начала публичного разврата на Руси. Похитить каждую женщину, приглянувшуюся кому-нибудь из опричников, изнасиловать девушку, — это было для опричников делом самым обыденным, и история полна рассказами об этом. Александровская слобода, где жили в то время опричники, была одной сплошной клоакой подобных безобразий. Ужасные, часто кровавые, оргии разврата являлись почти ежедневными событиями этой слободы; картины всех этих явлений носят почти сказочный характер. Сам же грозный покровитель опричнины был едва ли не хуже всех, а, скорее, даже превзошел опричников в своих оргиях и разврате. Вот как описывает иностранный писатель Петрей этого русского царя. «В блудных делах и сладострастиях,- говорит Петрей,- Иоанн Грозный перещеголял всех. Он часто насиловал самых знатных женщин и девиц, после чего отсылал их к мужьям и родителям. Если же какая-нибудь из этих женщин, хотя чем-нибудь давала заметить, что блудит с ним неохотно, то он, опозорив, отсылал ее домой и там приказывал повесить нагой над столом, за которым обедали ее родители или муж; последние не смели ни обедать, ни ужинать в другом месте, если не хотели распрощаться с жизнью таким же образом. Трупы висели до тех пор, пока мужья и родные по усиленному ходатайству и заступничеству не получали позволения похоронить их. Грозный всегда менялся любовницами со своим сыном Иваном и не боялся огласки всех его подобных дел».

В XVII веке патриарх Филарет обличал служилых людей в том, что они, отправляясь на отдаленную службу, часто закладывали жен своим товарищам. И вместо процентов предоставляли им право пользоваться своими заложенными у них женами. Если должник не выкупал в срок своей супруги, то заимодавец продавал ее для блуда другому, другой третьему и т. д. О том, как торговали своими женами наши предки, дает понятие следующее описание: «Когда, — говорит Петрей, — бедные и мелкие дворяне или горожане придут в крайность и у них не будет денег, они бродят по всем закоулкам и смотрят, не найдется ли каких-нибудь богатых молодчиков и, предлагая им для блуда своих жен, берут с них по 2-3 талера, смотря по красоте и миловидности жены. Муж все время ходит за дверью и сторожит, чтобы никто не помешал им».

Во время Петра Великого вместе с бурным ростом торговых отношений с западноевропейскими государствами, на Русь стало проникать представление о проституции, как о ремесле. И «классическая» проституция начала широко распространяться среди простого люда, значительно понижая нравственность во всех слоях общества. Европа в то время и сама не являла образец нравственности: самый блестящий в то время двор Людовика XIV поражал каждого своим развратом. Проституции на Руси, надо думать, своим началом обязана тем иностранцам, которые переселились в Россию, но не желали бросить своих порочных привычек, приобретенных за пределами России. Проституция была, по сути, экспортирована в Россию иностранцами. Не отличался нравственностью и самый двор Петра I, где придворные дамы распутничали с дьяками. По раскольничьим известиям, «царевна Софья была блудницей и блудно жила с боярами, как и другая царевна, сестра ее; и бояре ходили к ним и ребят те царевны носили и душили и иных на дому кормили». Вообще, нравственность в то время так пала в обществе, что даже и монашество не являлось примером добродетели. И предавалось почти открыто возможным безнравственным порокам и разврату.

Насколько разврат ширился даже в высшем обществе петровской России, достаточно ясно видно из похождений Петра Великого и его спутников в Германии и Париже. Итак, хотя проституция и разврат — во всех существовавших на Западе формах — уже в петровское время существовали в России, они не были узаконены Государством. А, напротив, преследовались законами и целым рядом карательных мер. Так, в числе наказаний в XVII и XVIII веке, было установлено присуждать женщину и ее соблазнителя, особенно если еще был при этом незаконный ребенок, к розгам. А если женщина не знала своего соблазнителя или не хотела его указать, то подвергалась тому же наказанию вдвойне — и за себя, и за него. После чего преступников заключали в монастырь.

В 1743-м году в царствование Елизаветы Петровны было обращено особое внимание на уничтожение обычая париться в торговых банях мужчинам с женщинами. И это запрещение было вновь подтверждено в 1760 и 1762 году. В это же царствование есть указание на существование одного публичного дома, который был устроен уже не тайно, а явно, наподобие современных домов терпимости.

Тем не менее, проституция как явление все разрасталась, и в царствование Екатерины II стала фактором влияния на нравственность и здоровье нации в целом. Число незаконнорожденных детей, подкидышей и детоубийств все увеличивалось, несмотря на карательные меры и законы, направленные против этого. Для сокращения проституции и противодействия распространению сифилиса в России, Сенат постановил всех женщин, одержимых венерическими болезнями, «забирать», излечивать и ссылать на поселение в Нерчинск.

Наряду с этим было узаконено «врачевать даром» всех публичных женщин, заболевших сифилисом или иными венерическими болезнями. В Петербурге была даже отведена определенная местность для строительства публичных домов. Но, кроме «правильной» организации проституции и надзора над нею, смерть не дала возможности завершить начатое мудрой государыне. При ее преемниках, Павле I и Александре I, проституция вновь подверглась гонению. И при Павле I было предписано всех публичных женщин ссылать в Иркутск на фабрики, вследствие чего 139 проституток, найденных в Москве, отправили в Сибирь. В царствование Николая I проституция была признана терпимой в России, и подчинена врачебно-полицейскому надзору в середине девятнадцатого столетия.

В России можно встретить все виды проституции, которую мы видим у других народов, а именно: гостеприимную, религиозную и гражданскую. Гостеприимная проституция особенно резко была наблюдаема в России во время крепостного права, когда помещики обыкновенно приглашали соседей, нередко устраивали целые оргии в честь гостей. Ввиду этого более состоятельные из дворян в своих имениях имели целые гаремы, танцовщиц, а то и просто дворни, которые были всегда наготове угождать соседям — гостям.

Проявлением религиозной проституции может служить наблюдаемое и поныне отправление обрядов в секте хлыстов. Гражданская проституция проявляется в России как в виде явной (зарегистрированной), которая, впрочем, не особенно многочисленна, так и в виде скрытой. Масштабность которой оценить трудно.

А.Царев

(Продолжение следует)

Читайте также: