История проституции в России. Часть 5-я: С улицы на производство

Нередко бывает, что проституцией начинают заниматься
крестьянские девушки, впервые попадающие в город. Приезжает девушка из деревни
в чужой город, где ей даже не у кого остановиться. Попадает в ночлежку, сталкивается
с преступным миром и постепенно опускается на дно… В фабрично-заводских центрах
большое число проституток про­исходит из рабочей среды. Зафиксированы случаи,
когда девушки-работницы под влиянием неблагополучной окружающей обстановки
— и не­редко из-за пьянства — попадают в число жертв улицы.

По материалам обследования
623 московских проституток, произведенного в 1924 году, видно, что 60% из
них — пролетарского происхождения. Обследование, произведенное в Пскове, показало,
что 85% проституток испытывают крайнюю нужду.

По сведениям Медицинского департамента, в 1900 году
83% всех проституток занимались проституцией только из-за крайней материальной
нужды. Профессор Дубошинский приводит еще бо­лее убедительные данные о причинах,
толкающих женщину к занятию проституцией. Из 601 проститутки, пожелавших
указать причины своего падения, начали торговать телом из-за нужды 308, и
в результате изнасилования — 152.

Статистикой установлено, что наибольший процент прости­туток
происходит из бывшей домашней прислуги. Имеется мно­жество случаев, когда
соблазненная своим хозяином или его сынками домработница потом безжалостно
выбрасывалась на улицу. И, не будучи в силах противостоять голоду и безработице,
начинала торговать единственным, что у нее оставалось — своим телом.

Нередко бывает, что проституцией начинают заниматься
крестьянские девушки, впервые попадающие в город. Приезжает девушка из деревни
в чужой город, где ей даже не у кого остановиться. Попадает в ночлежку, сталкивается
с преступным миром и постепенно опускается на дно… В фабрично-заводских центрах
большое число проституток про­исходит из рабочей среды. Зафиксированы случаи,
когда девушки-работницы под влиянием неблагополучной окружающей обстановки
— и не­редко из-за пьянства — попадают в число жертв улицы.

При обследовании московских проституток в 1924 году
уста­новлено, что пролетарский элемент среди них дифференцируется следующим
образом:

Бывшая прислуга

22%

Бывшие работники
нар питания

12%

Фабричные работницы

9%

Служащие магазинов

8%

Медперсонал

5%

Другие профессии

4%

Советская власть иначе поставила вопрос о борьбе с проституцией.
За один только год – с 1924 по 1925 – по всему СССР (без автономных республик)
органами милиции были выявлены и закрыты 2228 очагов проституции.

Но это, конечно, еще не полная победа. Проституция гнездится
везде, ее трудно «вырвать с корнем», как призывала советская пропаганда. Повсюду
сохранилось множество вертепов, где «из-под полы» шла торговля «живым товаром».

На гребне «сексуальной волны»

Несомненно, для человека с нормальной психикой жить
раздвоенной жизнью, в двух диаметрально противоположных мирах очень трудно,
почти невозможно. Вечный спутник представительниц «свободной» любви – страх.
Они страшатся, что попадутся на связях с преступной средой, опасаются, что
окружающие заинтересуются, на какие доходы живут; боятся, что дети когда-нибудь
узнают, чем зарабатывают их мамы; опасаются быть ограбленными «своими» же,
из своего круга.

От страха «бегут» по-разному. Начинают пить, употреблять
наркотики, но довольно быстро совсем опускаются, оказываются в числе бродяг.
Некоторые ударяются в мистику, уверуют в Бога, доверяются гороскопам, впадают
в мистику. Люди в состо­янии страха — опасны. Они ненавидят тех, у кого честь,
досто­инство, совесть — дороже любых денег. Растлеваясь сами, они стремятся
сделать такими же и окружающих. Чаще всего их влиянию поддаются те, кто не
успел созреть духовно — подростки.

В настоящее время на учете в органах внутренних дел
России состоит чуть более 5000 проституток. В действительности их гораздо
больше, чем принято считать: в одной только Москве их численность, по подсчетам
различных экспертов, достигает 40 000. По мере социальной деградации они прибегают
ко все более криминальным способам поиска средств
к существованию.

В далеком уже 1987 году, например, зафиксировано
13526 правонарушений, связанных так или иначе с проституцией.
Из них более 80% правонарушений — скупка и перепродажа вещей у иностранцев,
и лишь около 14% — проституция в «чистом» виде, не отягощенная сопутствующими
преступлениями. Сегодня соответствующая статистика если и ведется органами
внутренних дел, то – увы! — не является предметом публичного обсуждения.


Социальная дискриминация женщин

«Социальный прогресс и смены периодов совершаются пропорционально
прогрессу женщин к свободе, а падение социального строя совершается пропорционально
уменьшению свободы женщин» (Франсуа Мари Шарль Фурье (1808
г.).
Это заключение двухсотлетней давности верно и сегодня.

Социальная
дискриминация женщин

(от латинского слова — discriminatio
— различие) означает ограничение или лишение прав по
признаку пола (или гендерному признаку) во всех сферах жизни общества: трудовой,
социально-экономической, политической, духовной, семейно-бытовой. Социальная
дискриминация ведет к снижению социального статуса женщины и является одной
из форм насилия над ее личностью, и, следовательно, угрозой для ее безопасности.

Истоки социальной дискриминации женщин следует искать
в глубокой древности. Уже тогда ученые и политики прикрывали неравноправное
положение женщины в обществе, ее угнетение и эксплуатацию спорами о том, является
ли женщина человеком и имеет ли она душу. Взгляд на женщину как на неполноценное
существо нашел свое отражение в теологических и философских трудах древнего
мира. Чувство примитивно-грубого мужского превосходства над женщиной Сократ
выразил следующими словами: «Три вещи можно считать счастьем: что ты не дикое
животное, что ты грек, а не варвар, и что ты мужчина, а не женщина».

Со времен Сократа прошло почти два с половиной тысячелетия.
Но и в наши дни многие государственные и общественные деятели, ученые, и в
их числе социологи, выступают против самого понятия «социальная дискриминация
женщины». Его подменяют призывами к борьбе за их равноправие с мужчинами.
Но это — не одно и то же. Необходимой прелюдией к равноправию полов является
преодолевание всех форм ущемления прав и интересов женщин, особенно в сфере
труда. Сам термин «социальная дискриминация женщин и девочек» сейчас
общепризнан.

Возникает вопрос: каковы пределы равенства полов, может
ли оно быть полным? Суть идеи равноправия мужчин и женщин, их равных возможностей,
состоит в том, что по своему интеллектуальному и физическому потенциалу женщина
ни в чем не уступает мужчине. Для нее не существует принципиально закрытых,
недоступных сфер умственного и физического труда. Ни один закон не должен
запрещать женщине заниматься тем или иным делом, осваивать ту или иную профессию.
Ее святое право — полная свобода личного выбора видов и форм деятельности
для ее самореализации. Такая постановка вопроса, разумеется, не означает,
что физиологические особенности женщин не могут ограничивать (иногда — временно)
их профессиональные обязанности. Отсюда следует вывод, что равенство полов,
не являясь абсолютным, может быть достаточно полным и всесторонним.

При всем плюрализме взглядов на проблему дискриминации
женщин нельзя забывать факт исторической значимости: именно Октябрьская революция
в России 1917 г. дала толчок к решению ключевого вопроса о равенстве женщины
и мужчины во всех сферах жизни, в том числе гражданских и юридических правах,
в труде и образовании, в семье.

Но дискриминация «слабого пола» сохранялась и при советском
режиме. Партийно-квотная система женского «назначенства» практически освящала
ее если не силой закона, то всемогуществом административного приказа. Для
женщин была закрыта служба в вооруженных силах и других силовых структурах
(за исключением ряда технических или вспомогательных специальностей). Им законодательно
был закрыт доступ к «тяжелым» и «вредным» производствам, что полностью исключало
свободу личного выбора.

Что касается постсоветской России, то
несмотря на все разговоры и заклинания о ее демократизации, проблема социальной
дискриминации женщин приобрела особую, исключительную злободневность в связи
с распадом социалистического общественного строя, сменой всего социально-экономического
уклада и фактической ликвидации социальных гарантий для семьи, детей, женщин.

Таким образом, для социологического анализа проблемная
ситуация заключена в глубоком противоречии, которое сложилось между формальным
курсом на демократизацию российского общества, на претворение в жизнь конституционного
принципа «равных прав и возможностей» полов, — с одной стороны, и фактической
дискриминацией женщин в сфере труда и занятости, ущемлением их социальных
прав в экономической жизни, — с другой.
Слово и дело, положение «де-юре» и ситуация «де-факто», увы, как это часто
бывает в российской действительности, находятся в вопиющем противоречии друг
к другу.

Известно, что права, закрепленные юридическими нормами, нередко отличаются от
реального их осуществления. Поэтому мировое сообщество в
лице правительств 190 государств, принимавших участие в
IV Всемирной конференции по положению женщин в Пекине, признавая,
что «неравенство между мужчинами и женщинами по-прежнему существует, а основные
препятствия сохраняются», подтвердило свою «приверженность к обеспечению полного
осуществления прав человека, женщин и девочек в качестве неотъемлемой, составной
и неделимой части всеобщих прав человека и основных свобод». В России
78 миллионов женщин. Девочки в возрасте до пятнадцати лет составляют 16 миллионов
633 тысячи, т.е. более 20%. Но кто и когда системно изучал реальное положение
дел в области защиты прав женщин в России?

Социальная дискриминация женщин проявляется в сфере
труда и занятости; распределения власти и собственности; культуры и образования;
политической и духовной жизни общества. Она является одной из форм насилия
над личностью. Какие основные проявления социальной дискриминации испытывают
женщины сегодня?

Приватизация государственного сектора экономики отрицательно
сказалась на положении работающих женщин. И в условиях перехода к рынку именно
государственные предприятия остаются для них основными работодателями. Условия
занятости, оплаты женского труда здесь лучше (естественно, если предприятие
работает). Разрыв между заработками мужчин и женщин в государственном секторе
меньше, чем в частном.

В среднем, зарплата российских тружениц в наши дни остается
по «народному хозяйству», в среднем, на треть ниже, чем у мужчин. Объяснение
— гендерная сегрегация в сфере труда, которая проявляется в различных оценках
труда мужчин и женщин. В феминизированных отраслях (медицина, образование,
текстильная, легкая, пищевая промышленность) женщины имеют низкий профессиональный
статус, ограниченные возможности для переподготовки и переквалификации, низкие
заработки.

Кроме того, большинство женщин работает в дефицитных
и кризисных отраслях материального производства, на должностях, не требующих
высокой квалификации в бюджетной сфере. По оценкам специалистов, низкая оплата
труда женщин объясняется сильным отставанием ставки
разряда Единой тарифной сетки, а она, как известно, определяет всю цепочку
системы заработной платы.

В российском трудовом законодательстве сохраняются положения,
создающие предпосылки для дискриминации: запрет на работу в ночное время и
на некоторые виды работ; ограничение рабочего времени (в частности командировок,
сверхурочных). По официальным данным, примерно треть руководителей предприятий
различных форм собственности признают, что предпочитают при приеме на работу
мужчин, а не женщин.

Налицо парадокс: несмотря на запреты и ограничения в
неблагоприятных условиях на производстве работает 3.5 миллиона россиянок,
а 285 тысяч — даже в особо тяжелых и вредных условиях. Выход не в «принудительном
гуманизме», а в осуществлении предусмотренного 37 статьей Конституции права
«свободно распоряжаться своими способностями к труду».

Формы социальной дискриминации женщин в сфере труда имеют свои особенности.
Первая из них состоит в том, что в производственную сферу вовлечена не вся
женская общность, а ее трудоспособная (по возрасту) часть, т. е. от
16 до 54 лет включительно. В России это женское население составляет примерно
40 млн. человек и является относительно стабильным. Стабильность — благоприятный
фактор для рынка труда в условиях снижения спроса на женскую рабочую силу.
Причем, уровень занятости женщин в трудоспособном возрасте составляет 75.5%.
Их средний возраст — 39.4 года (мужчин — 39.7 лет). Пятая часть — это молодые
женщины до 30 лет, а 10% — женщины пенсионного возраста.

Вторая особенность социальной дискриминации женщин в производственной сфере
состоит в том, что в частном секторе она имеет выраженный авторитарный характер,
ставит работницу в большую зависимость от работодателя — мужчины, чем на государственных
предприятиях. Более того, уровень социальной и правовой защищенности женщин
от дискриминации в частном секторе намного ниже, чем на предприятиях государственных
или полугосударственных. В частной фирме нередко отсутствуют или бездействуют
профсоюзы. Существует более жесткая зависимость работницы от произвола начальника,
безнаказанно нарушается трудовое законодательство. Можно сказать, что именно
в частном секторе положение женщин во многом определяется «сексуальным неравенством».
В этой сфере часто действует культ силы и авторитета мужчины как духовной
основы его власти.

Сегодня выполнено несколько исследований профессиональных
ориентаций женщин. По данным одного из них, среди российских женщин довольно
отчетливо выделяются четыре типа:

— «карьерные женщины»
— желающие расти профессионально и работать полный
рабочий день. Их оказалось 5.3% среди замужних и 5.8% среди незамужних женщин

— «профессионально ориентированные
женщины»,

желающие делать карьеру, однако предпочитающие работать
неполный рабочий день. Их оказалось 26.1% и 48% соответственно

— «работающие матери»
— не желающие делать карьеру и выбирающие режим неполного рабочего дня. Их
оказалось 35.3% и 38.5% среди замужних и незамужних женщин

— «домашние хозяйки»
— не желающие делать карьеру и предпочитающие не работать вообще — 33.3% и
7.7% соответственно.

Именно последняя категория женщин – «базовая» для пополнения рядов отечественной
проституции.

Экспертные
оценки частоты столкновения женщин

 
с фактами их дискриминации при приеме на работу и увольнении

 
в зависимости от предприятий разных форм собственности

Формы проявления социальной дискриминации

в сфере труда
Сталкиваются
(всего)
Степень
столкновения
Никогда
не сталкиваются
Затрудняются
ответить
 
  часто иногда    
При приеме на работу 82.3 40.7 41.6 7.1
При увольнении 74.2 41.2 33.0 11.3 14.5

в том числе:

на предприятиях различных форм собственности: на государственных
предприятиях

63.8 23.5 40.3 13.1 23
в госучреждениях 56.0
в научных учреждениях 45.7 19.9 25.8 19.0 35
в коммерческих структурах 48.8 31.2 17.6 13.1 38

на совместных

предприятиях (полугосударственных)

40.3 22.2 18.1 13.6 46

В целом, если оценивать распространенность социальной
дискриминации женщин в производственной сфере, то она существует повсеместно,
в секторах всех форм собственности.

Экспертный опрос участников Всероссийского женского
Конгресса «Труд. Занятость. Безработица» (Москва, декабрь 1994), проведенный
научным коллективом «ГАЛСИ» под руководством проф. Г. Силласте и при непосредственном
участии Г. Кожамжаровой, позволил нарисовать общую картину распространенности
различных видов социальной дискриминации женщин в сфере труда.

Иерархический
ряд категорий женщин, чаще других ощущающих социальную дискриминацию в сфере
труда (в % опрош.)

Женщины Сталкиваются
(всего)
Степень
столкновения
Никогда
не сталкиваются
Затрудняются
ответить
 
  часто иногда    
Предпенсионного возраста 77.9 54.8 23.1 4.5 17
Беременные 65.6 45.2 20.4 13.1 21
Инвалиды 56.5 39.8 16.7 12.2 31.3
Одинокие 52.4 25.3 27.1 17.2 30.4
Отвергшие притязания начальника 36.2 18.6 17.6 15.4 48.4

Дискриминация женщин в сфере труда и занятости имеет
свои последствия. Понятие «социальные последствия» означает ожидаемые
— планируемые или стихийно возникающие — результаты распространения того или
иного социального процесса и явления, которые влияют как на социальные отношения
личностей, общностей, так или на стабильность в обществе в целом, в конкретных
социальных общностях — в частности.

Классификацию последствий социальной дискриминации женщин
в сфере труда и занятости можно провести по ряду критериев:

1.
по
времени возникновения

: последствия отдаленные и непосредственные. Среди отдаленных:

— ухудшение положения женщин в обществе, снижение их
социального статуса

— феминизация бедности; сегрегация по признаку пола
в профессиональных сферах; суицидность в женской среде; «вымывание» женщин
из сферы управления и властных институтов; люмпенизация женского населения;
медленное развитие женского предпринимательства; усиление женской агрессивности;
девиантное поведение женщин; отчуждение их от земли, кредитов, финансов.


Непосредственные
последствия: унижение достоинства женщин; психологические стрессы, фрустрация;
неполная занятость; вынужденный возврат в семью; усиление экономической зависимости
от мужа; ограничение самореализации; потеря личной безопасности; снижение
возраста выхода на пенсию; недоплата труда; расширение серого (или «третичного»)
сектора в экономике; сферы предоставления услуг, насилие в семье; миграции
женской рабочей силы.

Все вышеперечисленное – и есть основа «ренессанса»
проституции нынешней России.

А.Царев

Читайте также: