Юридические декорации «Большого обмена». Как оформили освобождение заключенных

Юридические декорации «Большого обмена». Как оформили освобождение заключенных

«Большой обмен» завершился. Как юридически был оформлен этот процесс, что будет, если заключённые, которых отпустили из-под ареста, не явятся в суд.

Tatiana Kozak написала для медиа-проекта о юридических аспектах обмена.

Фото Пресс-службы Президента Украины

Список Украины

Часть украинских граждан из списка «большого обмена», участвовали в нем на основании указа президента РФ Владимира Путина о помиловании. Это касается тех, кто на момент обмена получил приговор, и отбывал наказание в колонии.

По процедуре помилования, заключенные должны написать прошение. Украинцам предлагали это сделать незадолго до начала обмена.

Александр Кольченко в беседе с «Ґратами» рассказал, как это происходило. Когда его уже этапировали в Лефортово, ему дали бланк с прошением, который сказали подписать. После того, как он отказался, сотрудник колонии пригрозил ему отменой участия в обмене, а также попросил дать образец подписи. Кольченко снова отказался.

Ранее украинские заключенные подписывали ходатайства об отбывании наказания в Украине, предполагая, что это даст возможность начать процедуру экстрадиции. Однако, в Украину передали таким образом только Сергея Литвинова, осужденного по обвинению в грабеже, после того как не подтвердились обвинения Следственного комитета в военных преступлениях Литвинова на Донбассе. Когда журналисты ГромадскогоТВ обнародовали информацию о том, что Литвинов находится в колонии в Харьковской области, президент Украины Владимир Зеленский помиловал заключенного.

Адвокат Владимира Балуха, Евгения Панова и Олега Сенцова Ольга Динзе в комментарии «Ґратам» сказала, что продолжит борьбу за своих подзащитных.

«Поскольку они были незаконно привлечены к уголовной ответственности, мы будем продолжать борьбу за отмену незаконных и необоснованных приговоров и их реабилитацию. Возвращение доверителей на Родину не исключают дальнейшую работу в этом направлении», — сказала адвокат.

Дело крымскотатарского активиста Эдема Бекирова продолжает рассматривать Центральный районный суд Симферополя. 27 августа Бекирова, обвиняемого в незаконном обороте взрывчатых веществ и боеприпасов, суд отпустил из СИЗО под обязательство о явке. После чего Бекирова доставили из Симферополя в Москву для подготовки к процедуре обмена. 6 сентября, за день до обмена состоялось первое судебное заседание по существу по делу Бекирова. На заседание он не явился и суд постановил доставить его на следующее заседание 13 сентября приводом.

«Бекиров сейчас проходит лечение в клинике в Киеве. Это необходимость после нечеловеческих условий, в которых он находился в СИЗО Симферополя. В суде 13-го мы предъявим документы, подтверждающие невозможность его присутствия, — рассказал «Ґратам» адвокат Алексей Ладин. — При этом он не нарушает никаких постановлений: он находится под обязательством о явке, даже не под подпиской о невыезде. С другой стороны, согласно законодательству, если он и в дальнейшем не явится в суд, его могут объявить в розыск». Наиболее благоприятным исходом ситуации, которую адвокат назвал «политической», Ладин назвал вероятность, что прокуратура выйдет с ходатайством о закрытии дела за отсутствием состава преступления в действиях Бекирова.

24 украинских моряка были освобождены из-под стражи под личное поручительство украинской уполномоченной по правам человека Людмилы Денисовой.

«В уголовно-процессуальном кодексе РФ предусмотрена возможность отпустить задержанных под личное обязательство или поручителя. Я, как уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека, предложила свое такое обязательство об обеспечении участия наших военнопленных в предварительном досудебном рассмотрении, если таковое будет», — пояснила Денисова на своей странице в фейсбуке.

«Они остаются в РФ в статусе обвиняемых, уголовное дело там продолжается», — уточнил Николай Полозов, один из адвокатов моряков.

Он также считает, что передача Россией захваченных моряков означает выполнение части решения Морского трибунала, юрисдикцию которого РФ формально так и не признает.

«Россия направит в Морской трибунал информацию, что моряки освобождены. А Трибуналу все равно — будет ли это сделано во исполнение его решения или по какой-то другой причине», — цитирует Полозова агентство Интерфакс-Украина.

«Для Трибунала важен факт освобождения, а причина Москвой будет названа другая», — считает адвокат.

Список РФ

Граждане России и Украины из списка РФ обвиняются или осуждены за госизмену, нарушение порядка въезда в Крым, дезертирство, незаконный оборот оружия, терроризм, сепаратизм или участие в незаконных вооруженных формированиях.

Фото Посольства России в Украине

Тем, кому украинский суд огласил приговор, были помилованы указом Президента Украины. Сколько таких указов пока неизвестно, так как их нет в официальном доступе, как и нет официально подтвержденного списка всех имен заключенных, которые в результате обмена отправились в Россию.

Тем обвиняемым, чьи дела до сих пор рассматриваются, суд изменил меру пресечения на освобождение из-под стражи и личное обязательство являться в суд. Например, такую процедуру применили к Владимиру Цемаху, одному из главных фигурантов обмена, несмотря на то, что прокурор просил о продлении меры пресечения.

Цемах в суде

Владимир Цемах

Под личное обязательство суд отпустил Кирилла Вышинского, руководителя «РИА Новости Украина».

Адвокат Вышинского Игорь Мокин, комментируя обмен, заявил, что продолжит доказывать в суде невиновность подзащитного.

«Это его позиция, он не считает себя виновным в инкриминируемых ему преступлениях и не собирается скрываться. Вышинский неоднократно заявлял, что будет являться на суд независимо от меры пресечения и я думаю, что на следующей неделе он прилетит в Киев», — рассказал Мокин «Ґратам».

Станислав Ежов, бывший правительственный переводчик, обвиненный в госизмене, который также оказался в списке на обмен, уже отбыл свое наказание.

За неделю до начала процедуры обмена, Голосеевский суд Киева утвердил соглашение Ежова и прокуратуры о признании вины и приговорил его к 3 годам и 28 дням лишения свободы без конфискации имущества. Ежов, помимо раскаяния, заявил о готовности предоставлять следствию информацию о сообщниках. По закону Савченко, по которому один день предварительного заключения засчитывается за два дня лишения свободы, Ежов на момент соглашения полностью отбыл свой срок. До вступления приговора в силу он находится под мерой пресечения — личным обязательством.

Без правового механизма

В Украине, как и в России, нет механизма освобождения с гуманитарными целями. Потому вопрос обмена находится в сугубо политической плоскости.

Фото Facebook Людмилы Денисовой

На следующий день после обмена, уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова заявила, что Украине и России стоит подписать соглашение о прекращении уголовного преследования. Сделать это возможно, по ее мнению, в рамках «межгосударственного соглашения об урегулировании правового положения лиц, имеющих гражданство России и Украины, и желающих вернуться домой».

Такое соглашение могло бы разрешить вопросы о прекращении в отношении них уголовного преследования правовыми средствами и на паритетных началах, — считает Москалькова.

Украинская омбудсмен по правам человека Людмила Денисова в интервью «BBC Україна» сказала, что официально такого предложения от Москальковой не поступало.

«Я, как и вы, прочитала об этом в новостях. Если она обратится официально и будет это предлагать, то мы будем этот вопрос рассматривать. Нужно обращение, ведь так можно говорить что угодно. На сегодня нет никаких предложений», — сказала Денисова.

«Мы дальше будем работать над тем, чтобы произошли следующие освобождения», — отметила она.

На данный момент, как в РФ так и в Украине дела, по которым не были оглашены приговоры, по закону должны продолжаться, а обвиняемые при неявке в суд, возможно, будут объявлены в розыск.

Читайте также: