Он был на дежурстве в ночь, когда взорвался реактор: История одной семьи ликвидатора

Чернобыль

Четвертый блок Чернобыльской АЭС взорвался около двух часов ночи 26 апреля 1986 года. Буквально через 10 минут после взрыва на место ЧП прибыли дежурный караул пожарной части ВПЧ-2 по охране ЧАЭС, которым руководил лейтенант Владимир Правик и караул шестой военизированной пожарной части Припяти, его возглавлял лейтенант Виктор Кибенок. Через 14 дней они умерли в московской клинике, с разницей в 10 минут друг за другом.

По случаю 33-й годовщины трагедии на ЧАЭС корреспонденты агентства Укринформ пообщались с родными Виктора Кибенка.

ДИНАСТИЯ СПАСАТЕЛЕЙ

Двоюродная сестра Виктора – поэтесса Наталья Ненюк жила в селе Лелев, до трагедии на “атомной” работала телефонистом в ВПЧ-2 по охране Чернобыльской пожарной станции. С ней нас познакомили запорожские спасатели. Как оказалось, руководитель пресс-службы ГСЧС в Запорожской области Юлия Барышева была лично знакома с родителями Витора Кибенка и Натальей.

1
Владимир Правик

“Династия пожарных в нашей семье началась с деда – Кузьмы Архиповича Кибенка. Он начал работать в Чернобыльской пожарной части в 1945 году. Мой сын – это уже четвертое поколение”, — говорит Наталья.

Отец Виктора – Николай был майором пожарной службы и Виктор с детства мечтал пойти по его стопам. Семья жила в селе Иванков (в районе Припяти). После школы Виктор поступил в Черкасское пожарно-техническое училище МВД СССР. Окончив его в 1984 году, получил звание лейтенанта. Далее служил в пожарной части Припяти.

“В ночь, когда взорвался реактор, он был на дежурстве. Ночью позвонили маме и сказали, что на АЭС авария и ей нужно ехать одевать солдатов”, — вспоминает сестра Виктора Татьяна, с которой нам также удалось поговорить по телефону. Мама – Ирина Кибенок работала санитаркой в больнице Припяти.

Виктор Кибенок
Виктор Кибенок

Уже утром родные узнали, что караулы Кибенка и Правика прибыли на место ЧП первыми, за считанные минуты ребята буквально пропитались радиацией. Специальным рейсом их отправили в Москву, в шестую клиническую больницу.

Спустя некоторое время, родным Виктора Кибенка позвонили из Москвы и попросили приехать, чтобы сдать костный мозг. В клинику, не раздумывая, вылетели родители, сестра и беременная супруга Виктора – Татьяна.

“Таню пустили к нему одну-единственную. Она была в медицинском халате, а весь персонал заходил в палату в специальных защитных костюмах. Таня разговаривала с ним долго. Доктор Роберт Гейл сказал нам, что если ребята переживут 14 суток, то есть шансы, что останутся в живых. Они жили ровно 14 дней. Ночью 11 мая Виктор и Володя Правик умерли… с разницей в 10 минут. За ними ушли и остальные”, — вспоминает Наталья Ненюк.

Хоронили ребят в свинцовых гробах. Перевезти тела на родину не позволили, так что хоронили в Москве. Во время похорон от родных требовали «не слишком плакать», чтобы не привлекать лишнего внимания. По просьбе родителей гроб Виктора открыли, его маме стало плохо, на кладбище началась паника, которой так боялась тогдашняя власть. Позже могилы ликвидаторов залили 25-ю тоннами бетона, чтобы радиация “не вырвалась” наружу.

Через несколько дней после трагедии, у жены Виктора случился выкидыш. Летчики, которые перевозили ликвидаторов, умерли от лучевой болезни, самолет утилизировали.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 сентября 1986 года за мужество и героизм, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, лейтенанту внутренней службы Виктору Николаевичу Кибенку посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. А 26 апреля 1996 года за исключительное личное мужество и самоотверженность, высокий профессионализм, выявленные во время ликвидации аварии на Чернобыльськой АЭС, он был награжден знаком отличия президента Украины — звездой «За мужество» (посмертно).

В 1993 году, в результате болезни (онкология) умер отец Виктора, в октябре 2017 – мама.

Родные, еще пока жива была мать Виктора, обращались к властям с просьбой помочь с перезахоронением героя, вернуть его останки в Украину. Впрочем, особых надежд не питали, ведь могилы были залиты толстым шаром бетона.

ЧТО ЗНАЧИТ ОСТАТЬСЯ БЕЗ РОДИНЫ

3 мая 1986 года жителей села Лелив, где жила сестра Виктора Наталья, эвакуировали в Барышевский район Киевской области. В селе жило 1233 человека.

“Жилье тогда давали с привязкой к работе. Я попала в райцентр, о существовании которого даже не знала на тот период. Никто ничего не выбирал. Мы (переселенцы – авт.) есть везде, но у нас нет родины. Мы разбросаны, разорваны родовые отношения. Все когда-то приезжают домой, где есть знакомые или родные, а нам вернуться некуда”, — говорит Наталья.

Через шесть лет после трагедии она все же нашла в себе силы и поехала в родной Лелев.

“Во дворе нашего дома стояла детская ванночка, в которой я купала своего ребенка. В ней пророс куст чистотела. Все вокруг зеленое, цветущее и при этом стит гробовая тишина. Жутко и страшно. О нашем селе забыли и о ликвидаторах тоже забывают”, — говорит она.

В 2013 году Наталья написала стихотворение “Реквием”, которое посвятила своему двоюродному брату, в нем есть такие строки:

“Буйной зеленью пахнет весна, звёзды ярче и ночи теплее, и плывёт во вселенной земля… ночью, 26 апреля”.

Уже в конце разговора, Наталья вспомнила, как в детстве жители села рассказывали историю об одном деде, который жил в селе Семиходы. На месте этого села позже построили Припять. Дед из Семиходов говорил, что будет тут город, но жить в нем никто не будет…

Автор:  Ольга Звонарева, Запорожье; УКРИНФОРМ

Читайте также: