«Подсобные» игры Шевченковского суда

Корпоративные войны – это те же шахматы. Потому как и в битве за активы компании выигрывает тот, кто более искусно манипулирует фигурами разного калибра. Мелкими акционерами, согласившимися стать пешками в чужой игре. Офицерами из «органов». Чиновниками и судьями, которые нередко даже внешне похожи на деревянную ладью.
И уж, конечно, самой главной фигурой здесь оказывается та, что считается королем или, говоря языком официальных документов, руководителем. Правда, в отличие от шахматного матча, один из участников поединка почти всегда обречен на поражение. «Почти» — потому, что существует такое понятие, как «независимое и объективное судебное рассмотрение», а также «защита прав и интересов всех участников судебного процесса» (ст. 6 Закона Украины «О судоустройстве»). Насколько это применимо к украинским реалиям, наверное, лучше спросить у работников Киевской обувной фабрики «Киев», или миноритарных акционеров ФК «Динамо», или НЗФ, или…

Другая отличительная особенность корпоративных войн – здесь чаще всего начинают и выигрывают «черные». Тем более, что если соперник слаб и неопытен, то «черным» удается поставить мат в три хода. Или, как в случае с корпоративным конфликтом вокруг крупнейшего универмага в Шевченковском районе столицы (далее – ЗАО), в три определения суда.

Чьи уши торчат?

При создании ЗАО его акционерами (трудовым коллективом универмага) в уставный фонд был передан целостный имущественный комплекс, который включал встроенные нежилые помещения, и помещение самого универмага. Поскольку часть средств на приобретение имущественного комплекса, внесенного в уставной фонд ЗАО, было одолжено трудовым коллективом у третьего лица, «честные» люди – руководители созданного ЗАО, объявили акционерам, что числящиеся на предприятии акций ими не оплачены. После чего руководитель предприятия решил продать эти акции кому бы вы думали? Себе же! Не разобравшись в финансовых тонкостях и поверив своему руководителю, трудовой коллектив молча созерцал как г-жа «Ш» за смешные деньги себе же продала контрольный пакет акций. Причем долг за одолженные средства продолжал высчитываться из зарплат коллектива руководством ЗАО. Вот такая вот «сделка».

Позже г-жа «Ш» без соответствующего уведомления акционеров ЗАО продает пакет акций своей дочери «Р», а та в свою очередь перепродает их некому предприятию «С», контроль над которым осуществляет семья г-жи «Ш». Вот таким вот незамысловатым образом — без ведома трудового коллектива — предприятие «С» становится крупнейшим акционером ЗАО.

В то же время один из законный акционеров ЗАО, желая реализовать свое преимущественное право на покупку пакета акций, узнает, что пакет уже продан третьему лицу, некоему предприятию «С». Возмущенный акционер, желая защитить свои права, обращается в суд с просьбой перевести на него права покупателя — согласно договору купли-продажи между «Р» и предприятием «С». И признать его право собственности на указанный пакет акций. Свою позицию в суде акционер аргументировал тем, что спорный договор, согласно которому «Р» осуществила продажу акций лицу, не являющемуся акционером ЗАО, заключен в нарушение преимущественного права истца на покупку акций. Что, в свою очередь, грубо нарушает ч. 3 ст. 81 Хозяйственного кодекса Украины. Суд, изучив доводы сторон, признал за акционером права и обязанности покупателя, а также право собственности на указанный пакет акций.

Разобравшись в ситуации, обманутый трудовой коллектив предприятия обратился к председателю правления «Ш» с просьбой назначить дату заседания общего собрания акционеров. Поскольку реакции не последовало, более чем 70% акционеров взяли инициативу в свои руки. И в августе нынешнего года провели общее собрание акционеров, на котором соответствующим протоколом было принято решение снять председателя правления «Ш». Такое решение, по словам представителей трудового коллектива, было вызвано обманом г-жой «Ш» всего коллектива акционеров и изъятием у коллектива оплаченных ими же акций.

Особенности национального судейства

Обиженная г-жа «Ш» незамедлительно обращается в Шевченковский суд г. Киева с заявлением об обеспечении иска с требованием заблокировать деятельность ЗАО путем наложения ареста и запрета совершения определенных действий. И тотчас судьей Шевченковского суда было вынесено первое определение, которым был наложен арест на счет и недвижимое имущество ЗАО. Суд также запретил осуществлять ряд действий, в частности, по введению и/или восстановлению реестра собственников акций ЗАО, государственную регистрацию изменений к уставу, вносить какие-либо изменения в единый госреестр (в том числе и относительно нового руководителя ЗАО), выдавать кому-либо, кроме г-жи «Ш» выписки из единого государственного реестра и так далее. На следующий день тот же судья, видимо — «вдогонку», выносит еще одно определение об обеспечении иска, дублируя часть предыдущего. И в этот же день все тот же судья выносит определение, которым изымает все документы, необходимые для нормальной работы предприятия. Таким образом, в течение одного дня на головы и без того обманутого трудового коллектива ЗАО обрушился шквал необоснованных определений, которые полностью заблокировали хозяйственную деятельность предприятия.

На кону – репутация суда

Согласно новому Гражданскому процессуальному кодексу Украины, вступившему в силу 1 сентября нынешнего года, при подаче заявления об обеспечении иска заявитель должен подать соответствующее исковое заявление в течение 10 дней со дня вынесения определения об обеспечении иска (ч. 5 ст. 151 ГПК). В случае неподачи искового заявления определения должны быть отменены. При попытке выяснить, на основании чего были вынесены запрещающие определения и заблокирована деятельность предприятия, существуют ли в природе какие-либо исковые заявления в отношении ЗАО и если «да», то назначено ли дело к рассмотрению, представители трудового коллектива встретили резкий отказ судьи.

Поведение судьи Шевченковского суда настораживает. Кто из читателей «УК» может вспомнить схожую ситуацию — когда из-за законного и обоснованного увольнения наемного директора предприятия один судья тремя(!) определениями парализует хозяйственную деятельность всего предприятия? И почему – тремя, а не одним? Наверное, для того, чтобы представители трудового коллектива годами обжаловали запреты. А судьи Шевченковского суда, заинтересованные в председателе правления «Ш» и корпоративных правах на предприятие (имеется информация о том, что судьи сами хотят приобщиться к числу акционеров), спокойно реализовывали свои планы по распоряжению универмагом. А распоряжаться есть чем — помещение свыше 2000 квадратных метров в центре столицы. Судя по всему, доводы трудового коллектива при вынесении каких-либо решений, если таковые будут, не планируется брать во внимание.

Сегодня на все определения судьи Шевченковского суда представителями трудового коллектива были поданы апелляционные жалобы. Ряд народных депутатов Украины, после многочисленных обращений трудового коллектива о своеволии судьи, нарушении им их прав и интересов, вмешались в ситуацию, направив соответствующие обращения и запросы в Высшую квалификационную комиссию судей Украины, в Совет судей Украины.

Остается надеяться, что активные действия трудового коллектива заставят судей задуматься о поставленной на кон репутации суда.

А работа предприятия до сих пор остается заблокированной…

Напоследок – притча: «Один судья из бояр был уличен в том, что с обоих тяжущихся взял посулы [взятки] и решил дело в пользу того, который дал больше. Перед государем он не запирался во взятке, оправдываясь тем, что тот, в чью пользу он решил дело, человек богатый и почтенный, а потому больше заслуживает доверия перед судом, нежели бедный и незначительный его противник. Государь, смеясь, отпустил его без наказания…» (Ключевский В.О., «Сказания иностранцев о Московском государстве»). Прошли – века. Что изменилось?

Лариса Беличенко, специально для «УК»

Читайте также: