СПАСЕНИЕ УБОПА – ДЕЛО РУК УБОПА

Следует признать: журналистскую братию самым лоховским образом «развели». Инициатор «развода» — МВД Украины. 19 ноября прессу пригласили на круглый стол «Пути реформирования подразделений по борьбе с оргпреступностью МВД Украины». О том, что происходило в действительности, при стечении прессы и обилии генеральских персон – читайте ниже.


Как в шутку сообщили в «Укринформе», где происходило действо, стол вообще-то не круглый, а овальный. Ну, это еще полбеды. Речь-то ведь не о форме, а о содержании. Сначала об антураже. В плотном кольце десятка видеокамер и еще поболее людей с ручкам-диктофонами оказались милицейские вожди Михаил Корниенко, Юрий Черкасов, ректор Академии МВД Ярослав Кондратьев, а также прочие представители околомилицейской науки. А еще – зампред СБУ Юрий Вандин, замгенпрокурора Александр Медвидько, а еще – зампред апеляционного суда, нардеп, шеф Ассоциации бывших сотрудников спецподразделений и прочая.

В течение двух часов все эти люди, наделенные званиями и регалиями пытались убедить собравшихся журналистов в том, что УБОП – это хорошо, а разгонять его – плохо. Основные аргументы выступавших. «За одиннадцать лет своего существования УБОП не успел так себя опозорить, чтобы быть распущенным». Это пассаж из выступления Михаила Корниенко. Не озвученный вопрос: а до какой еще степени надо себя опозорить? Или такое: «Мы отдаем себе отчет в том, что общество все больше будет противостоять УБОПу. И преступный мир, как составная часть этого общества тоже будет противостоять». Мы не станем далее давать отсылки к авторству подобных заявлений. Все собравшиеся до неприличия единодушно пытались убедить, что трогать УБОП не сметь! А в противном случае… Была неоднократно озвучена следующая мысль: если народные депутаты все же не одумаются и утвердят законопроект, фактически ставящий службу БОП вне закона, то МВД найдет способ как ее сохранить. А именно: путем внутриведомственных инструкций и приказов. Иначе как скрытой угрозой это назвать нельзя.

Собственно, кому угрожали собравшиеся? Товарищи генералы утверждают, что организованной преступности. По их логике, желание разогнать УБОП есть единственно свидетельство его доблестной борьбы с мафией. Издыхающая криминальная гидра таким образом хочет коварно исподтишка победить спецподразделение. Ну, с этим еще надо разобраться – кому конкретно угрожает УБОП.

Сопоставим цифры, недальновидно оглашенные самими выступавшими. Итак, УБОП – наиболее многочисленный главк в системе МВД. Сегодня – около 5000 «штыков», из них 4000 – оперсостав. В каждом областном подразделении – от 100 до 300 сотрудников. Это ж силища какая! А результат доблестной борьбы? Генералы говорят – это ежегодное уничтожение 700-800, а в урожайные 1995-96 годы – до 1000 организованных преступных групп.

Хочется деталей. Сколько в среднем преступных элементов объединяла каждая ОПГ? Не станем утверждать до десятых долей процента, но то, что среднестатистически получится 2,5-3 злодея на каждую группу – это факт. И рассказывать нам, что подобные «ОПГ» требуют серьезной разработки – это значит иметь собеседников за «лохов», роль которых отводилась собравшимся журналистам.

Идем дальше. А сколько из членов этих ежегодно изничтожаемых ОПГ оказываются в суде и скольких из них в результате осуждают? За «овальным столом» прозвучала одна цифра: только 30% уголовных дел, возбужденных по материалам УБОПа, доходят до суда. Сколько процентов из 70%, не дошедших до суда закрывается примитивно за деньги – об этом ни слова. У автора есть большие сомнения, что кто-то в принципе интересовался этим щекотливым вопросом. Увы, никто не сказал также, сколько же процентов дел из тех 30%, что передаются в суд имеют обвинительное заключение (и сколько возвращаются на доследование и пр.)? Точных цифр мы читателям не назовем, но знаем, что анализ судебной практики минувших лет свидетельствует: такой процент «успешных» дел смехотворно низок. То есть, вся эта грандиозная дорогостоящая и небезопасная для общества машина под названием УБОП МВД работает практически в холостую.

А все рассказки о сотнях «уничтоженных ОПГ» — блеф, рассчитанный на, как вы уже догадались, лохов. Впрочем, обывателю не следует вдаваться в глубокий анализ и исследовать милицейскую цифирь. Мы уже цитировали генерала Корниенко, успевшего поруководить и столичной милицией и главком по борьбе с оргпреступностью. Он нам в целом рассказал о сотнях разгромленных ОПГ. А нам интереснее было узнать о конкретных мафиози, имена которых знает любой столичный пионер и пенсионер. Господа Прыщик, Рыбалко, Кисель все как один избежали суда и ныне предпочитают пребывать за рубежом, в комфортной обстановке продолжая руководить своими экономическими и криминальными структурами, действующими на столичной территории. Этих монстров криминального мира убоповский зуб почему-то не ймет. А всяческую мелочевку, без их помощи смог бы «загрызть» уголовный розыск. А подбрось тому численности, техсредств, окладов – за счет УБОПа – глядишь и до киселей-рыбалок дело бы дошло.

Впрочем, собравшиеся признавали – реформировать службу нужно, но разгонять – ни в коем разе. Ведь это, по логике выступавших, развяжет руки организованной преступности! Разрешите полюбопытствовать: а сегодня, после 11 лет существования УБОПа эти руки не развязаны? Сообщения о взрывах, расстрелах конкурентов, бандитских «стрелках» о которых узнаешь едва не ежедневно – разве это не свидетельство того, что УБОПы не контролируют ситуацию – как в регионах, так и в столице? Причем, за последнее время такое впечатление усиливается. О подобных дерзких преступлениях с такой удручающей частотой приходилось слышать разве что на заре формирования оргпреступности (и подразделений по борьбе с ней).

Да бог с ней, с «беспредельной» составляющей организованной преступности. В конце-концов, стреляют-то зачастую бандиты в бандитов, что отчасти даже радует обывателя. Да и «беспредельщиков» на земле украинской поубавилось, что следует признать. Вот только кто занял нишу, освободившуюся от рэкетиров эпохи кооперативного движения? Мы не станем подсказывать ответ, порекомендуем любознательного читателя поинтересоваться у знакомых бизнесменов, как у тех складываются отношения с теми же представителями УБОПа, а также налоговой, таможенной и прочими спецслужбами? Стало ли вольготнее жить бизнесу? Но не будем о грустном: коль налогоплательщик платит копеечные зарплаты борцам с преступностью, пусть «доплачивает» им так сказать неформальным образом.

Это касательно «беспредельного» направления борьбы с оргпреступностью. Но деятельность УБОПа помимо этого заключается еще в борьбе с коррупцией и с экономическими преступлениями. Что касается коррупции, то господа генералы не удосужились сообщить какого уровня коррупционеры попадают в их сети. Есть ли хоть один чиновник ранга замминистра, начальника департамента, милицейский чиновник хотя бы в ранге полковника? Наберемся смелости заявить, что таковых не имеется. А сотни протоколов, выписываемых за нарушение антикоррупционного законодательства – это профанация борьбы, связанная к тому же с многочисленными нарушениями. Об этом в частности, говорит и судебная практика. А по гамбургскому счету, все эти протоколы есть одно грандиозное нарушение конституционных прав граждан-чиновников. Ибо все эти протоколы нельзя обжаловать в суде.

Наконец, борьба с экономическими преступлениями. К слову, этой же категорией дел в МВД занимается служба по борьбе с экономической преступностью. Но, следует ожидать, что на этой стезе УБОП даст фору коллегам из смежного главка. Ведь одно дело пустить «налево» машину продукции, другое – перевести за кордон пару-тройку миллионов. В первом случае задача под силу какому-нибудь завскладом, во втором потребуются усилия целого коллектива товарищей, то есть ОПГ. В просторечье такие коллективы называют мафией. Это она-то и растаскивает заводы-пароходы. Не станем называть фамилии тех, кого молва причисляет к членам этой мафии. Очевидно, службе БОП эти имена известны не хуже нашего. Вот только не приходилось слышать об уголовном преследовании таких ОПГ доблестным УБОПом. Вернее сказать, этот список исчерпывается заезженными фамилиями Лазаренко-Тимошенко-Фельдман. Но эти уже вряд ли что-то в состоянии украсть. А как же остальные? Куда смотрит УБОП?

В общем, с борьбой в сфере экономики УБОП тоже не очень убедительно действует. Таким образом, приходится констатировать, что спецподразделения по борьбе с оргпреступностью МВД – дутая структура, от которой толку – чуть. Но это еще полбеды. А беда в том, что сама служба стремительно криминализируется. А преступник в погонах много опаснее тех, с кем он призван бороться. Со слов все тех же «агитаторов от МВД», прокуратура привлекала к разного рода ответственности порядка 15% личного состава службы БОП. Смеем предположить, что часть преступников в погонах пребывают в латентном состоянии. Допустим, что среди этой категории доля латентных преступлений не столь высока, как в сфере обращения наркотиков, а раз эдак в семь меньше. Все равно получается, что до трети численного состава УБОПа не в ладах с законом. Господа генералы, это катастрофа!

Впрочем, у автора есть основания предполагать, что реальной борьбы с «оборотными» в службе УБОП не ведется, и прокуратура смотрит на это сквозь пальцы. «УК» многократно публиковала информацию о различных нарушениях закона, в том числе подпадающих под категорию тяжких. Но никакой видимой реакции не было. В частности, мы не единожды писали об избиении арестованного сотрудниками киевского УБОПа под руководством и при участии начальника УБОП Киева Сергея Хамулы. Результатом этого избиения стали тяжкие травмы подозреваемого, которому сделали три операции и он полгода провел в больнице. По этому поводу адвокат избитого направил жалобу в прокуратуру Киева. Но за прошедшие полгода так и не дождался ответа.

Пользуясь счастливой возможностью, я обратился с этим вопросом к присутствовавшему замгенпрокурора Александру Медвидько. Тот отреагировал молниеносно: жалоба адресовалась городской прокуратуре – она проводит проверку. Генпрокуратура – «не в курсе». Интересный контроль за деятельностью спецподразделений получается: полгода назад начальник столичного УБОПа, в подчинении которого свыше трехсот человек самолично зверски избивает арестованного, о чем есть жалоба адвоката, а генпрокуратура «не в курсе». Может она просто не справляется с потоком жалоб подобного рода, что даже не находит времени ответить на жалобу в установленные законом сроки? И как можно более полугода проверять дичайший случай, в котором фигурирует немалый УБОП-овский начальник? Мне не удалось получить ответ от Медвидько. Тогда я решил поинтересоваться у новоиспеченного начальника ГУБОПа МВД Юрия Черкасова: а чем ныне занимается Сергей Хамула? Был ли он отстранен от исполнения обязанностей на время прокурорской проверки? А то ведь не ровен час, за время затянувшегося на месяцы разбирательства тот еще пару-тройку арестованных забьет как отбивную… Оказалось, Черкасову про этот случай ничего не известно. Отсюда вывод: Хамула чувствует себя хорошо, к борьбе с организованной преступностью морально и физически всегда готов.

Откровенно говоря, мне безразлично, считают ли мои коллеги себя лохами – это их выбор. Но я себя таковым не считаю и меня особенно огорчает, когда меня таковым считают посторонние, в частности посторонние люди в генеральских погонах. Когда начальник спеподразделения численностью пять тысяч человек может не моргнув глазом заявить, что он «не в курсе» того, что руководителя одного из ключевых подразделений обвиняют в пытках, а прокуратура вот уже полгода это проверяет, значит генерал откровенно подразумевает, что перед ним лох. Спасибо и на том, что открытым текстом не послали — чтобы не мешал рассказывать присутствующим, как генерал со товарищи будут реформировать УБОП.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: