ВНУКИ ДЗЕРЖИНСКОГО ЛОВЯТ ДЕТЕЙ ЧЕ ГЕВАРЫ

Рассказав о событиях вокруг арестов террористической группы комсомольцев с позиций, близких тем, кто эти аресты проводил, «УК» спешит дополнить картину. Вот вам информация из «террористического» лагеря. Нам кажется, прокуратуре будет что проверять. Причем, делать это следует незамедлительно. Иначе число арестованных – граждан Украины, России и Молдовы, подозреваемых в террористической деятельности, может сократиться «естественным путем» — вследствие смерти от пыток. Эта заметка по своему драматизму тянет на эпохальное произведение, где есть все: ночные взрывы дверей, раненый спецназовец, пытки арестованных, увечные и даже, быть может, убитые, предательство братьев-однопартийцев и дипломатических работников.Информация об арестах поступает неточная и обрывочная. По имеющимся у автора данным, арестовано не менее двенадцати человек.

Российские граждане:

1. Данилов Игорь Владимирович

2. Плеву Анатолий

3. Романов Илья Эдуардович

4. Смирнов Александр Владимирович

5.

Граждане Украины:

1. Алексеев Олег Николаевич

2. Бельдюгин Сергей С.

3. Польских Нина Б.

4. Яковенко Андрей О.

5. Герасимов Александр Викторович

6. Денисов

7. Зинченко Б. Л.

8.

Гражданин Молдавии: Семёнов Е. В.

Возможно, список неполный и неточный.

Со слов родственников и арестованных вырисовывается следующая картина. С августа прошлого года Служба Безопасности Украины города Николаева начала слёжку за молодыми активистами левых организаций и комсомола Одессы. Следили открыто, практически не таясь.

Аресты начались примерно 13 декабря, однако формально задержание было оформлено, в частности с гражданином России А. Смирновым, с 23 декабря. Центральным событием, вокруг которого разворачивались все последующие действия, явился ночной захват квартиры в городе Николаеве. Спецподразделение не то милиции, не то Службы Безопасности без предъявления ордера на арест и прочих формальностей глубокой ночью взорвало дверь в арендованной квартире Николаева, где находились Данилов, Польских, Алексеев и Бельдюгин. Данилов спросонья начал стрелять из имеющегося у него пистолета в сторону ввалившихся из взорванного проёма захватчиков, возможно ранив кого-то из них.

Затем прошли аресты активистов левых организаций в Одессе, возможно также в Каховке. Имели место многочисленные обыски в Одессе, Николаеве, Киеве, Днепропетровске, есть основания предполагать, что также в Харькове и других городах.

Активистов организаций внезапно хватали на улицах бойцы спецподразделений — без предъявления ордеров на арест и прочих формальностей. Рефлекторная реакция на неожиданный захват расценивалась как «сопротивление органам правопорядка».

Обыски носили устрашающий характер. Так, в квартире Андрея Яковенко (является руководителем «горкома» комсомола г. Одессы, фактически маленькой комсомольской группы) и его родственников одновременно участвовало до двадцати пяти работников СБУ. Использовались миноискатели. По имеющимся данным, нигде, за исключением николаевской квартиры, не было найдено никакого оружия. Изымалась российская пресса, в особенности интересовались газетами «Генеральная Линия» и старыми экземплярами «Лимонки» (газета, выпускаемая Эдуардом Лимоновым).

Вся операция была задумана и подготовлена СБУ, однако арестованные в большинстве своем содержатся не в СИЗО, а в подвалах районных отделений милиции. В связи с тем, что обыски не дали СБУ желаемых результатов и оружие найдено не было, время между фактическим задержанием и формальным его оформлением было использовано для пыток с целью получения «признаний» в террористической деятельности. Во время пытки со слов адвокатов, Алексеев выколол себе глаз, Яковенко (молодой парень) лежит с сердечным приступом, Данилова пытали так жестоко, что есть сомнения в том, что он остался жив. Некоторые из задержанных после пыток физически не смогли расписаться на собственных «признаниях» об участии в террористической деятельности. Родственникам отказали в свидании с арестованными. Арестованным подсовывали бесплатных «государственных» адвокатов, связанных с СБУ, которые помогали следствию, требуя от заключённых подписать протоколы дознания.

После того, как родственники и Комитет защиты политзаключённых наняли независимых адвокатов, некоторые арестованные начали отказываться от ранее подписанных под пытками протоколов о «признании вины». Адвокаты заключённых убедительно просят распространить информация о произошедших событиях в средствах массовой информации с целью прекращения пыток.

Консульство России в Одессе в лице консула-советника России в Украине Антипенко Владимира Анатольевича отказалось как принять заявление родственников, так и прислать представителя консульства на допросы российских граждан, что оно обязано было сделать. «Если сидят — значит заслуживают», — ответил Антипенко матери одного из заключённых.

Организация Компартии Одессы фактически отмежевалась от сидящих в тюрьме собственных членов. Пятьсот гривен (эквивалент 90 долларов) — вот что получила мать одного из заключённых от высокого партийного бонза, чтобы та наняли на эти деньги адвоката. При этом партийный функционер намёкнул: больше его не тревожить, ибо от этой истории у него «поднялся сахар в крови». Другой руководитель, придя на заседание «горкома» партии после беседы в СБУ, заявил что «в СБУ хорошие ребята» и собственноручно публично разорвал макет листовки в поддержку заключённых. В связи с этим уместно напомнить, что в начале девяностых годов бывший лидер Одесского комсомола Олег Шапочка оставил свой пост, чтобы поступить на штатную работу в… СБУ! Возникает законный вопрос, то ли Компартия просто пляшет под дудку СБУ, то ли вообще она и комсомол были специально созданы СБУ для облегчения контроля за «неблагонадёжными». Интересно также какова роль Олега Шапочки в аресте и пытках его бывших комсомольских товарищей?

Согласно источникам, близким к СБУ, главная цель проведенный операции – доказать президенту Кучме наличие терроризма в Украине, необходимость и полезность СБУ и уже несколько лет существующего в ее структуре «отдела по борьбе с терроризмом». Таким образом преследуется цель воспрепятствовать дальнейшему сокращению бюджета СБУ в условиях продолжающегося экономического кризиса в Украине.

Александр Сивов, Одесса – Николаев, специально для «УК»

Читайте также: