ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВАЛЕРИЯ ПРЫЩИКА. «МАЯК», «ВОВА-БАНДИТ» И НАЛОГОВАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ

Все, кто знал Валерия Прыщика, отмечали его взрывную энергию и огромную работоспособность. Покойный успел создать за свою жизнь сотни предприятий. Часть из них, что естественно, канули в небытие, однако и на сегодняшний момент существует более сотни предприятий, созданных Прыщиком. Естественно, что все эти предприятия требовали постоянной юридической поддержки. Эту работу долгое время выполняло юридическое бюро «Эдикт», а адвокатом Прыщика был Николай Шевченко. Однако, за несколько месяцев до своей смерти Валерий Прыщик, по совету того же Николая Шевченко сменил адвокатов и стал клиентом юридического бюро «Маяк». Многие из «старых друзей» Прыщика и по сей день считают это предприятие «крышей СБУ». Намекают на то, что его сотрудники – кадровые офицеры спецслужбы и занимались они вовсе не «юридическим обеспечением» Прыщика, а «прибиванием» его бизнеса. Нам удалось побеседовать с руководителем этого загадочного юридического бюро «Маяк».Итак, Винокуров Андрей Станиславович, директор юридического бюро «Маяк». В прошлом офицер запаса, но не СБУ. Пока служил в армии, окончил юридическую академию в Харькове. После увольнения работал на разных предприятиях, зимой прошлого года с несколькими партнерами решил организовать собственное бюро, и в апреле того же года было зарегистрировано юридическое бюро «Маяк». Главным учредителем бюро является киевский завод «Маяк», который, вроде бы «эсбэушным» предприятием не является.

Рассказывает Андрей Станиславович: «Познакомились мы с Валерием Ивановичем в последней или предпоследней неделе мая прошлого года. Ему порекомендовал нас Николай Шевченко как специалистов по хозяйственному праву. Прыщик обратился к нам с предложением о сотрудничестве. Нельзя сказать, что мы не колебались, получив это предложение. Все-таки, фигура достаточно одиозная и были опасения, что это сотрудничество для фирмы может плохо кончиться. Потом поняли, что Валерий Иванович хочет использовать нас, с одной стороны, для разрешения многочисленных хозяйственных споров со своими родственниками и бывшими друзьями. А с другой, для легализации своего бизнеса. И мы решили, что можно посотрудничать.

Уже через неделю после знакомства необходимо было предпринимать экстренные меры по одному из предприятий. Подоплекой хозяйственного спора, явился серьезный и сложный конфликт Прыщика с его братом, Игорем Цешковским, которому принадлежит фирма «Глория» с которой и судилось предприятие Валерия Ивановича. Основными совладельцами всех торговых комплексов, находящихся на рынке Троещина являлись четыре человека – Валерий Иванович, его брат Игорь, Лищенко и Оноприенко («Салоед»). В это время между Валерием Ивановичем, Цешковским и Лищенко уже были конфликтные отношения. Оноприенко поддерживал хорошие отношения, как с Прыщиком, так и с Лищенко и Цешковским. На тот момент, когда я с ним познакомился, охраны у Прыщика не было. Жизнь у него была очень насыщенная, встретиться с ним было непросто. Территория его бизнес-интересов, насколько я понял, охватывала всю Украину. Были интересы и за рубежом. Вообще, у него были очень большие планы, он постоянно мне повторял: «Андрей, работы очень много». От нас ему требовалась постоянная юридическая поддержка его предприятий. Предприятий очень много и на каждом из них держать юриста было нерационально. Кроме того, он хотел с нашей помощью избавиться от своих компаньонов. Избавиться вполне легально, путем раздела бизнеса. Я знаю, что прошлое у него было сложным, но на момент нашего знакомства он не производил впечатления бандита. Если бы он был действительно уголовником, которого интересуют только деньги, то ему легче было бы за те немалые доли, которые принадлежали Цешковскому, Лищенко и Салоеду, просто физически их ликвидировать, без привлечения юристов. Но, после отсидки в СИЗО, когда Прыщик находился под следствием, он переосмыслил свой бизнес, все эти метания из стороны в сторону, необходимость давать взятки силовикам и чиновничеству. Он понял, что нужно один раз правильно наладить бизнес для того, чтобы дальше спокойно работать, а не ждать, кому следующему придется давать на лапу. Отвязаться от всех этих «крыш» раз и навсегда.

Вообще, первое впечатление от Валерия Ивановича было противоречивым. Он был очень взвинченным. Вопрос как раз касался взаимоотношений с «Глорией» и было видно, что этот вопрос его сильно беспокоит. Потом я узнал, что дело осложнялось родственными связями. В процессе знакомства я понял, что именно он создал весь этот бизнес. И мне было удивительно, для чего Прыщик отдал части этого бизнеса людям, которые без него ничего не могли сделать. Просто так взял и разделил свой бизнес между собой и товарищами. Хотя это только он реально поднимал его с самого начала. Это ведь и сейчас видно. После его смерти прошло уже несколько месяцев, но до сих пор никто не может сказать, что вот он реально является продолжателем его дела. Они до сих пор совладельцы между собой не могут выяснить, кто же теперь будет ведущим. Для них сейчас стоит единственный вопрос, как поделить имущество, а как реально организовывать дальше дело никто не знает.

Наверное, стоит немного рассказать об основных предприятиях, которые собирался реформировать Прыщик на Троещинском рынке. ООО «Элоис» является владельцем основного имущества, находящегося на территории Троещинского рынка. Территория рынка включает в себя три рынка. Самый большой – это ООО «Рынок-1». Поменьше рынок – «Глория», хотя сейчас его правильное название ООО Торговый дом «Вико». Третий – буквально около ста палаток, также принадлежащих «Глории» — это «Глория-Т». Основными учредителями «Элоиса» являются 4 уже известных нам человека со своими представителями. Прыщик, Цешковский, Лищенко, Оноприенко и четыре их родственницы. Отдельные планы строил Прыщик относительно «Макандра» – торгового комплекса на рынке «Юность».

Часть планов Прыщику удалось реализовать еще при его жизни. Часть остались незавершенными. Среди перспективных планов было создание Кредитного союза. Причем, идея эта возникла давно, и среди ее активных сторонников был Лищенко. Потом Валерий Иванович пришел к выводу, что наиболее рациональным было бы создание страховой компании, которая является законным средством снижения налогового бремени. Однако, по непонятным мне причинам, после смерти Прыщика, его компаньоны от этой идеи отказались. Оноприенко лично мне сказал, что работу по созданию страховой компании нужно сворачивать. Это может свидетельствовать о том, что бывшие друзья Прыщика или не собираются заниматься Троещинским рынком вообще или их устраивает старый способ его существования – то есть, полулегальный.

Мне кажется, что событием, непосредственно связанным с подготовкой к убийству Прыщика, стала история, случившаяся с «Вовой-Бандитом» — Владимиром Анатольевичем Прокопчуком. Прыщик стал очень настороженным именно после того, как арестовали «Вову-Бандита». Вове он доверял, по-моему, еще больше, чем Салоеду. Их связывали очень давние дружеские отношения. Арестовали Прокопчука в июле прошлого года. В тот день Вова с несколькими приятелями сидел в кафе на Троещине. Директор кафе был старым приятелем Вовы. И вот, к директору подошел какой-то человек и заявил, что теперь этот бизнес под контролем известных людей района, и он прислан для того, чтобы объяснить директору, что теперь это их совместный бизнес. И что он вместе с директором теперь будет руководить кафе. Разговор этот услышал Володя и переключил разговор на себя. Он человек вспыльчивый, не сдержался и пару раз дал этому новому «хозяину» в ухо. Тот свалился и начал нервно хвататься за барсетку. Отобрали барсетку, а там оказался включенный на запись диктофон в телефоне. Человек был явно подослан с тем, чтобы вызвать на конфликт именно Володю. Валерий Иванович тогда заявил, что скорее всего, это работа «Личи». Потом, по его словам, этого человека «просчитали» и выяснили, что он связан и с милицией и с Лищенко. Сразу же после драки этот человек подал заявление в милицию, что у него украли 2,5 тысячи долларов. Но в барсетке денег не было. Было два мобильных телефона, один из которых, тот, что с диктофоном, тут же каблуками растоптали, а второй просто выкинули. Этим же вечером Володю арестовали по обвинению в вымогательстве. Он до сих пор под следствием, хотя, на мой взгляд, дело шито белыми нитками и целью было устранение одного из друзей Валерия Ивановича, с тем, чтобы его ослабить.

Среди причин гибели Прыщика могут быть и очень сложные отношения с руководством Деснянского РОВД, с высокопоставленными силовиками и руководством района.

Валерий Иванович постоянно предупреждал меня, что в работе его предприятий «теперь должно быть все законно на 100 %, потому что у него и так хватает проблем с ментами и налоговой». Говорил, что лично у него есть несколько серьезных врагов в лице высокопоставленных чиновников МВД и налоговой администрации Киева. Эти чиновники, по его словам, хотели отобрать часть его бизнеса. Для проведения такой операции необходима была информация о самом бизнесе, в частности о работе предприятий, возможных нарушениях, то, чем можно воспользоваться при «приватизации» чужого бизнеса. Наша юридическая фирма, как предприятие, обладающее именно такой информацией – была главной целью в схеме этой «приватизации». И мы на себе это почувствовали. Так, 11 сентября прошлого года некий капитан милиции Шуляка с несколькими подчиненными совершил налет на квартиру, в которой работал директор юридического бюро. Целью налета были документы Троещинского рынка. Поскольку законных оснований для выемки не было, документы отобрали силой с привлечением сотрудников «Беркута». Потом, после того как с документов сняли копии, их вернули «Маяку». Но интересно, что уже вечером 11 сентября начались звонки учредителям Троещинского рынка, всем, кроме самого Прыщика, по вопросу «встречи» с сотрудниками Днепровского ОБЭП.

Когда об этом стало известно Валерию Ивановичу, он мне сказал, что знает, кто за этим стоит, но не может вмешиваться сейчас, пока «Вова-Бандит» находится в СИЗО. Позже, мол, мы со всем разберемся. Интересно, что Шуляка-старший — высокопоставленный чиновник налоговой администрации города. Не он ли – тот самый враг Валерия Ивановича? Вопросов, как видите, больше чем ответов.»

(продолжение следует)

Станислав Речинский, «УК»

Читайте также: