«Все это – вина Лукашенко». Репортаж с с польской границы

Все это – вина Лукашенко

Пресс-секретарь правительства Польши Петр Мюллер рассказал во вторник, 10 ноября, порталу Wirtualna Polska о возможности закрытия границы с Беларусью в связи с миграционным кризисом. Журналисты «Белсата» два дня наблюдали за развитием ситуации в непосредственной близости от границы и общались с местными жителями, водителями фур и представителями местной власти, чтобы понять, что люди считают о состоянии чрезвычайного положения в Польше и миграционном кризисе.

Состояние чрезвычайного положения на территории шести польских уездов ввели 3 сентября 2021 года. Это первый подобный случай за последние 40 лет. Команда «Белсата» направляется от Белостока в сторону границы с Беларусью, до которой 50 км дороги. Чем ближе к территории, на которой действует состояние ЧС, тем меньше видно прохожих и местных жителей в городках. Больше становится военной техники, которая, очевидно, задействована в охране польской границы. Фото: ЮШ / Белсат

Чтобы пообщаться с местными, съезжаем с трассы и начинаем искать желающих недалеко от деревни Лососьна-Велькой, которая находится в двух километрах от места, где начинается территория ЧП. Фото: ЮШ / Белсат

Первым, кто заговорил с журналистами, был пан Збигнев, который работает по обе стороны и живет в соседней деревне Волкуш. По его словам, местные напуганы присутствием мигрантов и поэтому сидят по домам. «Сейчас их [мигрантов] не видно, а еще месяца два назад ходили здесь малыми группками по 2-3 человека. Сейчас они ходят в сторону крынок, там граница ближе», – говорит пан Збигнев. Фото: ЮШ / Белсат

Мужчина добавляет, что в городе Сокулка, который до Лососьна-Велькой и Волкуши ближе, местные о мигрантах почти не разговаривают. Сам пан Збигнев информацию о ситуации ищет в общежитии и Фейсбуке: «А почему вы считаете, что у меня нет страницы! Потому что старик? Из СМИ же ничего не узнаешь, журналистов туда не пускают», – говорит он и показывает последние новости на телефоне. Фото: ЮШ / Белсат

К разговору присоединяется пан Станислав, также житель деревни Волкуш. Он приглашает журналистов «Белсата» на кофе и домашнюю колбасу, чтобы мы знали, что «поляки гостеприимные». Мужчина также рассказывает, как с односельчанами поймал четверых мигрантов два месяца назад. Утверждает, что помог им едой, но потом позвонил в полицию. Фото: ЮШ / Белсат

Пункт проверки автомобилей, которые едут в сторону белорусской границы, во время чрезвычайного положения из-за наплыва мигрантов

На трассе, ведущей к пограничному переходу Кузница-Брузги, у съезда в направлении деревни Кругляны, нас останавливает полиция. Она проверяет каждую машину: документы, права, а также смотрят багажник или салон в случае минивэнов. Фото: ЮШ / Белсат

Пункт проверки автомобилей, которые едут в сторону белорусской границы, во время чрезвычайного положения из-за наплыва мигрантов

Досматривают также фуры. Белорусские водители с журналистами «Белсата» разговаривать не хотят. Один из них шутит, что еще планирует вернуться домой. Фото: ЮШ / Белсат

В течение двух дней мы неоднократно услышим, что состояние чрезвычайного положения значительно осложнило жизнь людей, чьи дома находятся в той самой трехкилометровой зоне, в которую могут попасть исключительно ее жители и представители силовых структур. Большинство хозяев автомобилей и не только здесь несколько раз в день должны подтверждать свою личность. Фото: ЮШ / Белсат

Но люди ситуацию понимают, некоторые даже благодарят полицейских за их службу во время контроля. Фото: ЮШ / Белсат

В то время, когда местные проезжают, неместных направляют на пункт пропуска в Бобровниках: Кузница приостановила пропуск. Вместе с нами у кордона работают несколько групп журналистов, среди которых коллеги из Германии, Испании и Италии. Польские журналисты, слыша, что мы с «Белсата», выражают солидарность и слова поддержки всем белорусам, которые до сих пор борются за свободу своей Родины. Фото: ЮШ / Белсат

Следующее место, где у нас получилось поговорить с местными – деревня Шудялово. Это небольшой населенный пункт, где постоянно расположена 16-я Поморская механизированная дивизия. Поэтому первое, что бросается в глаза, – большое количество военных и спецтехники. У небольшого магазина мужики «под мухой» сразу спрашивают нас, пьем ли мы, а потом один из них сообщает, что месяца два назад нашел в лесу четырех мигрантов и вызвал полицию. Она нашла еще 11 человек. Фото: ЮШ / Белсат

За нашим разговором с местными следят несколько военных, но виду не показывают, что-то просматривая в телефоне. С журналистами они говорить не будут, мы это хорошо знаем, поэтому даже к ним не подходим. Но выпивших мужичков это не интересует. «Сейчас нас охраняют они. Вот, с них расспрашивайте!» – кричит нам один из местных. Фото: ЮШ / Белсат

Продавщица местного магазина на беседу не согласилась. «Что вы здесь делаете? Я клиентов обслуживаю, не мешайте мне работать», – крикнула она в направлении двери в ответ на просьбу прокомментировать сообщения о том, что люди начинают запасаться вещами первой необходимости и едой. В прозрачных пакетах, с которыми из магазина выходят военные – хлеб, молоко, яйца, чипсы, сладкое, иногда фрукты. Фото: ЮШ / Белсат

Более 12 тысяч военнослужащих служат в данный момент у польско-белорусской границы. Среди них представители территориальных войск. С понедельника, 8 ноября, в состоянии «до немедленного появления» в подразделениях находится около 8 тысяч солдат. Фото: ЮШ / Белсат

Мы движемся на юг в направлении деревни Крынки в надежде найти еще кого-то желающего к разговору. На полях кое-где еще видно неубранную кукурузу, в которой теоретически могут найти временное убежище те из мигрантов, у которых получится прорвать границу. Солнце почти исчезло за горизонтом. Телефон показывает, что на улице -1 градус. Фото: ЮШ / Белсат

Во время вечернего соединения со студией «Белсата» наш коллега Дмитрий Мицкевич отмечает, что все это время мы работаем на территории, на которую не распространено состояние чрезвычайного положения. Дополнительно у нас проверили документы и убедились, что мы действительно журналисты. За спиной Дмитрия – военная техника 16-й Поморской механизированной дивизии, которая в ротационном формате защищает государственную границу Польши. Фото: ЮШ / Белсат

Пока Дмитрий Мицкевич отмечает, что ситуация достаточно нервная, а местные боятся обострения эскалации, к месту дислокации дивизии подъезжает автобус с военными. Глядя на вещи, с которыми они выгружаются, появляется мысль, что это группа, которую в Шудялово направили в целях охраны границы. Фото: ЮШ / Белсат

Наблюдая за военными, вспоминается разговор с еще одним местным жителем деревни Волкуш. «Это все [миграционный кризис] – вина Лукашенко. Его давно уже пора того, ну, вы понимаете», – говорит мужчина. По мнению большинства из тех, с кем мы разговаривали и еще будем разговаривать во время работы здесь, именно Лукашенко должен отвечать за ситуацию на границе. Некоторые собеседники считают, что к кризису также имеет отношение и Владимир Путин, ведь именно он – «кошелек» Лукашенко. Фото: ЮШ / Белсат

Вечер, который наша команда закончила тремя включениями в прямом эфире «Белсата», для военных, которые буквально час назад только приехали в Шудялово, явно продолжится работой на границе. Около 19:20 они группами грузятся в машины и направляются на восток. Фото: ЮШ / Белсат

Почти все местные, с которыми мы разговаривали, говорили, что понимают людей, которые бегут от войны и теперь спят почти на голой земле в лесу. Например председатель правления мусульманской общины в Бохониках Матей Щенснович предложил помощь в организации захоронения беженцев, найденных мертвыми в приграничных лесах. Януш Александрович, имам гмины Крушиняны (на снимке), обозначил такую помощь как «долг каждого мусульманина». Также он отметил, что почти ежедневно получает телефонные звонки от представителей благотворительных и волонтерских объединений с вопросами о помощи. Большинство из них касаются разрешенной пищи для тех, кто исповедует ислам. Фото: ЮШ / Белсат

Полицейский кордон, который мы встретили в следующий день на трассе в окрестностях Крынок, не позволил понаблюдать за его работой вблизи. Пока искали место, где можем работать, не нарушая правил дорожного движения, нас несколько раз миновала военная техника. Фото: ЮШ / Белсат

Среди прочего был также бронетранспортер. Вероятно, что присутствие тяжелой техники обусловлено основательной подготовкой польской армии к охране государственной границы. Фото: ЮШ / Белсат

Также в окрестностях Крынок мы заметили вертолет. Фото: ЮШ / Белсат

В Шудялово кроме 16-я Поморской механизированной дивизии находятся солдаты из 12-й механизированной бригады. На одном из выездов из деревни, через которую мы снова проезжаем, разбит военный лагерь. Видно палатки и колючую проволоку. Фото: ЮШ / Белсат

Появление журналистов не остается незамеченным, хотя мы и находимся на территории деревни. Некоторые военные недовольно комментируют наше присутствие, кто-то снимает нашу машину с белорусскими номерами на телефон, кто-то делает громче музыку. Из заноса к нам долетает припев песни: «O Polska! O Polska». Фото: ЮШ / Белсат

Солдаты и военные техника – ландшафт региона, который даже на второй день производит сильное впечатление и бьет по глазам. Местные, кажется, невзирая на страх обострения эскалации, уже не обращают внимание на армию. Дети даже приветствуют технику, махая военным на улице. Фото: ЮШ / Белсат

По словам Тадеуша Токаревича, войта гмины Шуделово (слева), люди волнуются, поэтому вечером и ночью стараются не выходить из дома. Однако, подчеркнул войт, городок не находится на территории ЧС, поэтому необходимости прекращать школьные занятия из-за ситуации с мигрантами нет. С ним согласен директор местной школы, добавляет Токаревич. Фото: ЮШ / Белсат

Шудялово лежит примерно в 16 километрах к юго-востоку от Сокулки и в 40 к северо-востоку от Белостока. К крынкам, где мигранты прорвали забор ночью с 9 на 10 ноября, около 10 километров. До Беловежи, где прорыв произошел в ночь с 10 на 12 ноября — около 10 км. Контакты же с Беларусью, до которой здесь примерно 10 километров, практически остановились, говорит войт. Фото: ЮШ / Белсат

После разговора с войтом, к которому мы прямо с улицы зашли в кабинет без предварительного договора о встрече, направляемся к пограничному переходу «Бобровники». Здесь у знака 16 километров нас встречает громадная пробка с фурами с белорусскими, польскими и российскими номерами преимущественно. Эта ситуация –результат закрытия пограничного движения в Кузнице. Фото: ЮШ / Белсат

Водитель Димон на российских номерах и белорусским флагом на лобовом стекле на пробку реагирует спокойно: это время ему оплачивается, поэтому ему не важно, стоять или ехать. Такой подход имеют почти все водители, которые получат за простой деньги. Многие из них сделали солидный запас еды и воды. Фото: ЮШ / Белсат

Самые опытные дальнобойщики запаслись не только едой, а и организовали место, где можно приготовить ужин. Фото: ЮШ / Белсат

Фото: ЮШ / Белсат

Анатолий работает водителем уже много лет, поэтому делится с нами историями из жизни дальнобойщиков из 90-х годов, когда в рейсы кроме товара брали еще дополнительные деньги на взятки. Сейчас, по словам мужчины, времена изменились: в Россию ездить стало приятнее, чем в Европу. Фото: ЮШ / Белсат

Пока рассматриваем место, через которое неизвестные в одном из рейсов интересовались товаром в фуре, водитель рассказывает, что какое-то время назад видел группу мигрантов в этих окрестностях. Одеты были «по погоде», но на лицах имели маски, сами мокрые. Кто о них сообщил в полицию, Анатолий не знает. «Они же здесь летают, поэтому подъехали [полицейские], забрали и повезли», – подытоживает мужчина.

Солнце садится, время от времени фуры продвигаются вперед. Мы движемся в сторону Шудялово, пробка кажется бесконечной. Только в окрестностях деревни Софиполь мы оказываемся на «чистой» дороге. Это примерно в 28 километрах от пограничного перехода «Бобровники». В голове звучат слова одного из водителей: «Семь лет работаю, но в такой пробке стою впервые». Фото: ЮШ / Белсат

Автор: Саша Альтер, фото – ЮШ, belsat.eu

Читайте также: