Девушка на вынос

Ксюша выносит товары из бутиков, и даже охранники об этом знают. Я познакомилась c Ксюшей в «Охотном ряду», в одном магазинчике. Разговорились в примерочной. Потом Ксюша вынесла из магазинчика несколько вещей. Вынесла, спрятав под своей одеждой. Подмигнула мне и направилась к выходу. На улице мы продолжили разговор…— Сколько тебе лет, Ксюш?

— Двадцать шесть.

Шесть из них сидела. Не совсем конечно. Первый раз провалялась в больничке, два раза вышла по амнистии. Мы стоим на троллейбусной остановке около «Охотного ряда». Темно. Противно моросит дождь. Ксюша курит. Сигарета висит в углу рта:

— По собственной глупости попадалась: не досмотрела — сигнализация сработала. Иногда получалось «отбросить» вещь, иногда дурочку сыграть.

— А если все-таки попадалась? — Было пару раз. Отвезли как-то к ментам. А я в тот день вынесла два костюма. Один за 20 тысяч рублей, другой — за 15 тысяч. Привозят — и к начальнику отделения.

Он спрашивает: «Откуда это у тебя?»

Я решила в дурочку сыграть: «Купила!»

Он опять: «Откуда?»

— «Да у подруги день рождения — вот я и купила ей в подарок!» Вижу, что не верит. В таких случаях надо вовремя успеть договориться. В итоге он взял себе костюм за 20 тысяч и какую-то блузку, а мне оставил второй костюм. А я и не в убытке.

— Вот что вынесла. Неплохой пиджачок, да? (Достает вельветовый пиджак розового цвета. Морщится.) Знаешь, я за полцены шмотки отдаю. Так что, если тебе что-то надо — обращайся.

— А что, у тебя есть постоянные клиенты? — Да, только когда сажают — теряешь их. Потом заново собирать надо. Но я за половину же шмотки отдаю. Дубленку тут в две тысячи долларов за тысячу отдала — заказывали…

— Ты и дубленки выносишь?! А обувь? Как обувьто спрятать?

— Запросто. Было как-то, пять пар за раз вынесла… (называет одну из самых дорогих обувных марок). Это просто. Отклеиваешь эту хреновину, чтобы сигнализация не сработала, и выносишь. Но теперь они предусмотрительнее стали, видимо, новые способы «защиты» для обуви придумали (смеется). Я вообще редко здесь бываю. Обычно в… (сыплет названиями пассажей и бутиков).

Вспоминает биографию. В четырнадцать лет начала воровать. В двадцать в первый раз посадили. С мужем развелась. Теперь живет одна. Мама отдельно. Мама всё знает.

— Вот сейчас еду сбывать шмотки. Не каждый же может купить хорошие шмотки за такие бабки… (кивает головой в сторону торгового подземного города).

Ловит машину. Едем в сторону «Белорусской».

— (Вздыхает) Ноги устали… С утра на ногах. Завтра опять…

— Как часто ты выносишь вещи?

— Каждый день. Деньги на наркоту каждый день нужны. 500 долларов. А где их еще достать? Столько не заработаешь. Каждый день обязательно нужна доза.

— А как же в тюрьме? — Никак. Нету же.

Тут я задаю идиотский вопрос:

— Ксюш, а ты училась где-нибудь? В школе? Институте?..

— Какой институт?! Школа — 9 классов (улыбается). А потом началась вся эта галиматья…

Отдает водителю сотню. Выходим.

— Подожди меня здесь. Мне надо шмотки продать. Ксюша оставляет меня у входа в метро. Исчезает в толпе вместе с ожидавшей ее восточной женщиной. Двери метро хлопают, пропуская пассажиров. Через минут десять Ксюша возвращается. Улыбается.

— Сегодня мало. Шесть тысяч. Ну, да ладно.

— Знаешь, я хотела бы о тебе написать…

— Прикольно. Я — в газете (смеется). Только ты моего настоящего имени не называй. И мне с тобой некогда просто сидеть разговаривать. Мне работать надо.

Официальной статистики краж в магазинах по России нет, но сть неофициальные данные, что от 1 — 1,5% оборота пропадает, — рассказал «Новой» генеральный директор охранного агентства «Бард» Николай Краюшенко. Более того, — продолжил он, — каждый владелец торговых сетей даже пытается скрыть картину краж, в первую очередь от нас же покупателей, чтобы не рождалось негативное отношение к магазину. Убытки очень большие, но никто их не афиширует. Ведь это же есть некая оценка профессионализма администрации магазина. Технические средства охраны владельцы торговых сетей выбирают сами, исходя из своих денежных возможностей. В самых лучших магазинах ведется видеонаблюдение, устанавливаются штрих-коды на товарах, охранники, сидящие за камерами, просматривают их в режиме он-лайн, есть купольные камеры, ведущие съемку по кругу, зеркала наблюдения, охрана в штатской одежде и контроль за персоналом. Так, кассира камера должна снимать 24 часа в сутки. Ведь иногда воруют, просто переклеив бирки с ценами с дорогих товаров на дешевые. Если кассир замешан в мошенничестве, камера зафиксирует это.

Однако на средствах охраны владельцы магазинов чаще всего предпочитают экономить и в основном воруют собственные сотрудники: съедают продукты, отдирают штрих-коды, в ведро с водой какая-нибудь уборщица спрячет в целлофановом пакете украденное. Поэтому в любом магазине материальную ответственность несет вся бригада, которая работает в этот день. Если процент пропажи товара выше той нормы, которая установлена администрацией, платит вся бригада. Охранники часто вступают в сговор с сотрудниками. На последнем месте — кражи, совершаемые ворами «со стороны».

Воры условно делятся на три категории:

1) профессионалы, которые потом перепродают украденное;

2) клептоманы;

3) наркоманы и бедные люди, ворующие от безысходности.

Почти всегда профессиональных воров охрана и сотрудники магазина знают в лицо, и часто они даже вступают в сговор между собой. Несмотря на различные технические средства, установленные в магазинах, воры знают, как обойти их. Мы никогда не узнаем их способов. А если узнаем, они другие придумают. У них профессия такая.

Александра Луповская , Новая Газета

Читайте также: