«ТАМБОВСКИЙ» БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ

Северная столица России вполне заслуженно считается одним из крупнейших криминальных центров. В Санкт-Петербурге сосуществует десяток организованных преступных группировок, которые уже давно поделили Северную Пальмиру на сферы влияния. Интересно, что большой кусок этого пирога достался не коренным питерцам, а заезжей бригаде «тамбовцев» из российской глубинки. Тамбовская ОПГ своей деятельностью в Питере прославилась на всю Россию, и ее подозревают в причастности ко многим громким преступлениям.«Вышли мы все из народа…»

Восхождение «тамбовцев» к вершинам криминальной славы началось на малой родине. Есть в Тамбовской области небольшой Мучкапский район, ничем не примечательный, кроме того, что очень часто там появляются черные «Мерседесы» с питерскими номерами. Дело в том, что в одной из деревень этого района в 1956 году в семье простых колхозников родился мальчик, будущий лидер самой известной питерской «бригады» Владимир Сергеевич Кумарин. Отслужив в рядах Советской Армии и поработав в колхозе, молодой парень в начале 80-х годов отправляется в Ленинград учиться в Институте холодильной промышленности, который ему так и не удалось окончить. По рассказам односельчан, Владимир Кумарин всегда увлекался спортом, не пил и не курил, а «спортивные» парни в бурные перестроечные годы часто находили себя в рэкете. Исключением не стал и Кум (так скоро стали его называть), который, вкусив «бандитского Петербурга», организует собственную бригаду в Тамбове. Под ее контроль был взят главный городской рынок. Масштаб, казалось бы, не так уж велик, но только на первый взгляд: в середине 90-х годов этот торговый пункт имел дневной оборот до 84 миллионов рублей.

Сегодня, когда ядро «тамбовцев» уже давно переместилось в Питер, «смотрящим» в родном городе остался известный местный авторитет Андрей Васильевич Попов (Поп), кстати, депутат областного совета. По словам главы администрации Ленинского района Тамбова Эдуарда Немцова, сколько местные власти ни пытались вывести город из-под контроля бандитов, все было тщетно. Правда, после этих неудачных попыток при странных обстоятельствах в больнице умер первый мэр Валерий Коваль, расстрелян конфликтовавший с Поповым депутат Новопавловский, а сам Эдуард Немцов средь бела дня получил несколько ударов ножом и шилом. А еще раньше поплатились за чрезмерное любопытство заместитель начальника областной милиции Бирюков и бывший руководитель УБОПа Джураев — обоих застрелили. Кстати, когда Эдуард Немцов выдвинул свою кандидатуру в облсовет по Новолядинскому округу, являющемуся вотчиной Попова, ему настойчиво «советовали» отказаться от этих выборов, которые могут стать для него похоронами. Советам он внял и пока жив.

Крутые провинциалы

Но вернемся к Питеру. Группировка «тамбовцев», известная в Питере с 1988 года, всегда отличалась от остальных ОПГ высокой дисциплиной и благодаря этому в скором времени прочно укрепилась на берегах Невы. Правда, не без проблем при разделе сфер влияния. К примеру, в 1989 году в Девяткино произошла очень крупная разборка со стрельбой с «малышевской» бригадой. Тогда было арестовано 72 «тамбовца», из которых большинству были предъявлены обвинения всего лишь в хулиганстве, но вот их боссу пришлось сесть за вымогательство.

Владимир Кумарин вышел на свободу в начале 1993 года. К тому времени его «тамбовцы» успели сильно развить бизнес в Санкт-Петербурге и представляли собой своего рода консорциум нескольких бригад, в общей сложности насчитывающих до 300 «сабель». Появились и новые «бригадиры» — Николай Гавриленков (курировал «рэкет чухонцев», то есть российско-финских СП, убит в 1996 году), Валерий Ледовских (недавно посажен по обвинению в бандитизме и вымогательстве), Михаил Браве. «Тамбовские» к середине 90-х годов уже контролировали пол-Питера: Фрунзенский, Московский, Петроградский, Василеостровский и часть Выборгского района — со всеми бензоколонками, коммерческими ларьками, гостиницами «Москва», «Карелия», «Спутник», ресторанами «Северное сияние», «Океан», «Невские мелодии» и многими другими предприятиями. Вернувшийся после отсидки Кум возглавил окрепшее преступное сообщество, и по Питеру прокатилась новая волна криминальных разборок. Был случай, когда генеральный директор холдинговой компании «Адель» стрелял из автомата в «наехавших» на него бандитов. За год пребывания на свободе Кумарину удалось значительно расширить и частично легализировать «тамбовский» бизнес. Был создан собственный банк «Ладабанк», под контроль «тамбовцев» попадают «Конверсбанк», АКБ «Россия», АКБ «Теттраполис» и петербургский филиал «Нефтегазстройбанка».

Такой размах, видимо, не устраивал конкурентов «тамбовской» ОПГ, и 1 июня 1994 года «Мерседес» Владимира Кумарина был просто изрешечен автоматными пулями. Авторитету повезло, он был лишь ранен и доставлен в больницу, которую сразу же блокировали около 60 «тамбовцев», боявшиеся повторного покушения на шефа. После выписки Кум уехал для продолжения лечения в Дюссельдорф (Германия), а потом поселился в Швейцарии.

Обида испанской короны

К этому времени относится если не самое прибыльное, то, во всяком случае, самое скандальное дело «тамбовских», которые обидели самого короля Испании Хуана Карлоса. В начале 90-х годов испанская фирма Codorniu, которая занимается производством вина уже на протяжении пяти веков и связана с королевской семьей, решила выйти на российский рынок. Испанцы хотели выступить спонсорами Игр доброй воли, которые должны были пройти в Санкт-Петербурге. Специально для этого спортивного мероприятия выпустили партию вина «Парнас», которое с началом игр должно было поступить в продажу. Ходят слухи, что «тамбовцы» предложили испанцам «поделиться», но те отказались.

В 1993 году в Питер из Испании доставили 4,5 миллиона бутылок дорогого вина, которое сначала разместили на складах «Союзинтеркниги». Несколько месяцев спустя директор фирмы Борис Алексеев предложил испанцам перевезти вино в более надежное место — на склад ТОО «Магистраль», а через некоторое время «Парнас» продавался в каждой дыре СНГ по цене, дешевле отпускной. Испанцы поначалу подумали, что это подделка, но вино было настоящим. Бросились на склады, а там напитка как не бывало — запахло международным скандалом, а король Хуан Карлос объявил о моратории на свои визиты в Россию.

Правоохранители, чтобы защитить честь родины, рьяно взялись за дело, но все, что им удалось, — это арестовать непосредственных похитителей и выяснить, что некто Анатолий Панкреев, который уговорил руководство «Союзинтеркниги» перебазировать на его склады вино, уже давно почил в бозе от автоматных пуль. Цепочка, по которой реализовывалось вино, выводила на «тамбовцев» и Владимира Кумарина, но доказать это было уже невозможно. Тем дело и завершилось, а испанцы были довольны, что хоть кто-то понес ответственность за пропажу вина.

Перед новой войной

«Тамбовцы» в Санкт-Петербурге и по сей день представляют серьезную силу. Время от времени их, конечно, берут на горячем и отправляют в места не столь отдаленные. Как, например, «бригадира» Игоря Сбитнева и пять его товарищей, которые попали на скамью подсудимых в прошлом году. Им инкриминировалось покушение на помощника Геннадия Селезнева — Михаила Ошерова и бизнесмена Руслана Коляка, который, наняв частных детективов, навел милицию на «тамбовских». Говорят, что именно за это бизнесмен и поплатился головой в августе 2003 года в Ялте. Так или иначе, шестеро «тамбовцев» сели, что, впрочем, группировку в целом мало ослабило.

Влияние «тамбовской» ОПГ, естественно, раздражает их конкурентов, в частности из Москвы, которые практически потеряли контроль над северной столицей. Авторитеты из Белокаменной уже не раз предпринимали попытки приструнить питерских «тамбовцев». Специалисты утверждают, что орудием расправы над обнаглевшими провинциалами был выбран видный питерский бизнесмен Константин Яковлев, он же известный авторитет Костя Могила, начинавший могильщиком и, как говорят, впоследствии державший под контролем кладбищенский бизнес. Между Могилой и «тамбовцами» в 1999 — 2000 годах разгорелось кровавое противостояние, которое, впрочем, закончилось перемирием и разделом сфер влияния. За Яковлевым остался Морской порт СПб, который приносил ему немалые прибыли и позволял отстегивать в московский общак по 100 тысяч долларов в месяц. Но, как уже говорилось выше, задачи перед Константином Яковлевым ставились несколько иные, и в мае 2003 года он был застрелен в Москве. С одной стороны, подозрения пали на «тамбовцев», которые могли свести счеты со старым врагом, но более осведомленные люди утверждают, что Яковлева просто решили заменить «московские». В это время на криминальной арене Петербурга появляется некто Артур Кжижевич, известный питерский авторитет начала 90-х годов и представитель «казанской» ОПГ в северной столице. Предполагается, что именно на него была возложена обязанность разобраться с «тамбовцами».

У «тамбовской» ОПГ существуют и собственные связи с влиятельными людьми в Москве. В частности, именно с этой преступной группировкой связывают имя бывшего депутата Государственной Думы от ЛДПР Михаила Глущенко, в преступном мире известного под прозвищем Хохол. Глущенко подозревался в заказе убийства Галины Старовойтовой, непосредственные исполнители которого сейчас находятся на скамье подсудимых. Сам Хохол пребывает на ПМЖ в Испании, но общий бизнес с «тамбовцами» в Питере у него остался. Теперь «бандитский Петербург» после убийства Константина Яковлева и появления «казанца» Кжижевича находится на грани новой криминальной войны. Когда она начнется и кто из нее выйдет победителем, покажет время.

Виталий Пирович Первая Крымская

Читайте также: