Записки районного опера. Мошенники: квартирный маклер

Квартирный маклер-одиночка средней руки (тем более — мелкой ручонки!) — это всенепременно жулик! …В других ситуациях — иные приёмы и методы; неизменными остаются только ловкость рук и отработанность действий мошенников. Вот, скажем, распространившиеся в последнее время махинации при обмене, продаже и покупке жилья… Деятельность крупных и солидных фирм анализировать не стану, там свои правила и понятия бессовестного обмана, а вот квартирный маклер-одиночка средней руки (тем более — мелкой ручонки!) — это всенепременно жулик.

Хотя юридически (если он грамотен и башковит) всё у него оформлено и обставлено так, что не подкопаешься. На все свои действия он имеет подтверждающие их законность справки и прочие документы. Пытаетесь уличить его в злоупотреблениях?.. Докажите!.. А не можете доказать — так и заткните свои гавкучие пасти, не мешайте честному человеку зарабатывать на хлеб так, как он может!.. А может он многое…

…Квартирный маклер не виноват в том, что клиенты его — лохи, хотя именно лохов он, собственно говоря, и ищет!.. У каждого подобного деятеля есть своя «агентура» из числа подкармливаемых им с и н я к о в и нариков, знающих прекрасно население близлежащих домов и улиц. Они своевременно докладывают про все всплывающие на горизонте потенциально подходящие для «обработки» кандидатуры квартировладельцев. Обязательные условия: одинок, пьёт или ш и р я е т с я, или ещё по каким-либо причинам крайне нуждается в средствах, но при этом подлинную стоимость своего жилья представляет смутно…

И вот через помощников выходит маклер, допустим, на пенсионера Алексеева, 64 лет, на склоне бурных лет живущего в одиночку в трёхкомнатной (!!!) квартире, и бухающего каждый божий день как стахановец, — со стороны даже завидно наблюдать, хотя и не понятно, на какие шиши – выпивка, и хватает ли при этом средств ещё и на закусь?..

И в один прекрасный день является в просторную, но запущенную квартиру пенсионера весьма представительный «деятель квартирного бизнеса»,какой-нибудь Степан Макарович, и затевает душевный и деликатный разговор… Дескать, как живёшь, ветеран послевоенных пятилеток?.. Нуждаешься ли в чём?.. Своевременно ли платишь за квартиру? И если – нет (а кто сейчас платит за жильё своевременно?.. тем более — если живёшь на одну пенсию, и бухаешь как рекордсмен!), то не планируешь ли сменять свою слишком уж большую квартиру на чуток поменьше, но — с хорошей доплатой… Хватит и на бухалово, и на жратву, ещё и на шмотки останется!..

Пенсионер жмётся… Ему и хочется подарком судьбы получить чемодан ассигнаций, пусть даже и путём некоторого уменьшения количества комнат в своей обители, но уж больно привык к неё… Поменять или продать — завсегда успеет, это дело нехитрое…

А Степан Макарович, добрая душа, и не торопит. Ему ведь в чём важно удостовериться?.. Что в квартире Алексеева никто больше не прописан, и что за саму квартиру отважный пенсионер не платил уж года полтора, исходя из принципов: «Никуда они меня отсель не выгонят!…», и: «Зачем отдавать бабки этому вреднючему государству, если их можно увлечённо пропить?!.»

Перед уходом маклер вообще сразил пенсионера наповал вопросом: «Может, вам деньги нужны?.. Могу одолжить сто баксов…» Блин, что за базар?!. Да кому ж нынче не нужны деньги?.. А сто баксов — огромная сумма, ежели перевести её в дешёвую самопальную водяху!.. С шумными благодарностями инвалюта заокеанского империалистического государства принимаются (под расписку!) от добросердечного маклерюги. Пообещав наведаться через недельку, он уходит, а старичок обрадовано бежит вначале — к пункту обмена враждебных денежек на наши, а затем – и к ближайшему супермаркету… И начинается пир горой!..

О том, что доллары не подарены щедрым спонсором, а как бы лишь предоставлены на некоторое время в кредит, с обязательным в последующем возвратом, пенсионер начисто забывает. «Во блин, да какие могут быть долги перед нынешними молодыми у нас, ветеранов, руками которых столько защищено, свершено и построено… Просто смешно!..»

Клянчить подачки, и уж тем более получать их — любимое занятие нашего среднестатистического гражданина, но в данном случае никакой благотворительностью даже и не пахло!..

На восьмой-девятый день вальяжный Сергей Макарович, вновь заявившись к старичку, вопрошает: «Ну что, надумали квартиру менять?..» А головка у старичка — бо-бо, с бодуна великого и постоянного… Везде в комнатах стоят и валяются пустые бутылки… И в карманах Алексеева, кстати — ни шиша!..

Что?.. Сомневаетесь, что одинокому пенсионеру за недельку слабо пропить какие-то вонючие сто баксов?!. Окститесь, господа!.. Наши тёртые жизнью и закалённые в схватках с коричневой чумой и зелёным змием отцы и деды за неделю и тысячу долларов запросто пропьют! Насчёт миллиона – не ручаюсь, миллион — сумма большая, и тут предварительно надо тренироваться… Но ежели неделя — праздничная, и кореша с родичами в гости забредут, тогда – и миллион… запросто!..

Короче, бабла у Алексеева больше нет, а воспоминания о том, как приятно квасилось с туго набитыми «зеленью» карманами — остались!.. «Ой, тошно мне…» — стонет старик, на миг даже дрогнувший душой, и решивший (правда – далеко не первый раз в жизни) навсегда завязать с выпивкой, тем более — что и пить не за что…

«Если вы согласны, чтобы я занялся продажей вашего старого жилья и покупкой нового, то я готов в качестве аванса немедленно вручить вам ещё сто долларов…» — чутко реагируя на потаённые желания ветерана, задушевно предложил маклер. Да кто ж способен отказать столь щедрому предложению — особенно в такую-то похмельную минуту!.. — и отпихнуть настойчиво тыкаемую в твою ладонь крупную ассигнацию?.. Как за спасательный круг хватается за неё Алексеев, жарко бормоча: «Есть же ещё на свете добрые люди… Спасибо тебе, мил-человек!..»

Степан Макарович сообщает между делом, что для совершения акта купли-продажи квартиры надо будет сделать то-то и то-то… Интересуется деликатно: «Сами займётесь этим, или — поручите мне?»

Смешной вопрос. Да как же не довериться такому замечательному и обходительному господину!…. «Конечно!.. Делай всё, что нужно, сынок!..»

Тут же всплывает, что для оформления бумаг надо уплатить — сколько скажут. Алексеев начинает метаться (неужто сто долларов обратно заберут?!), но маклер успокаивает: «Я заплачу за вас из своих денег, а потом вы мне вернёте из полученной при обмене жильё доплаты…» На том и поладили.

Проходит ещё неделя. Старик пьёт и радуется скромным прелестям своего старческого бытия. Степан Макарович бегает по конторам и учреждениям, шуршит бумажками, подмазывает кого нужно, и на сколько надо… Вопросы, решение которых в обычных условиях заняло бы недели и месяцы, легко решаются за считанные дни и часы. Аккурат к тому моменту, когда пенсионер доканчивает пропой последнего цента из врученного ему капитальца, вновь возникает Степан Макарович со всеми нужными бумажками, и деловито разъясняет: во сколько обошлась каждая из них. Соотношение реальных расценок и тех, что он называет разинувшему рот ветерану, примерно один к десяти. Скажем, за эту справочку маклер отдал секретарше нужного начальника коробку шоколадных конфет стоимостью 10 долларов, а старику сказал, что обошлась она в сто долларов, и так далее…

Тут вдобавок выясняется, что и паспорт пенсионера потерялся (точнее, не потерялся, а по пьяни он некогда оставил его где-то в залог, а где – забыт!), и нужно оформлять новый… Опять Степан Макарович берётся помочь, и снова – за свои кровные… Старик с ужасом представляет, что же останется у него на руках после всех продаж и переездов… Но тут маклер вовремя вручает ему на опохмел очередные сто баксов – и позабывший плохое пенсионер резво бежит в магазин…

Короче, в итоге достаётся Степану Макаровичу 3-комнатнаю квартиру по цене 2-комнатной, а после того, как вычтет он из этой куцей цены все ранее выданные авансы и уплаченные «расходные», то на руки ветеран Алексеев получает вообще смешные деньги, — с трудом и на однокомнатку хватит!..

Да тут ещё и маклер совершает двойной финт: купив старику «очень приличный домик в частном секторе», оказавшийся ветхой развалюхой!.. Впервые привезённый посмотреть на своё новое жильё Алексеев впадает в ужас, нервно трясется, и требует вернуть его обратно, в прежнюю трёх-комнатку. Но поздно, поезд — ушёл!.. То есть маклер и не возражает, упаси Боже: — «Пожалуйста! Верните суммы, которые вам авансировались, а также и ушедшее на оформление нужных бумаг, ну и ещё – выплаченный мною ваш многолетний квартирный долг… Как уплатите — – так и селитесь вновь в своей берлоге!..»

А легко сказать: «верните»… Что было — давно уж пропито и прожрато, а остального и не было никогда, в руках нищий пенсионер отродясь таких сумм не держал, и наверняка уж – не подержит… Заартачься всё-таки дед — непременно начнутся у него неприятности. Хулиганьё всякое станет отлавливать его на улице и всячески издеваться… Участковый зашастает с какими-то, непонятно из какого пальца высосанными, и непонятно кому нужными и подозрительными проверками… Санэпидемстанция оштрафует за нарушение санитарных правил содержания жилища… Потом пожарники нагрянут, и тоже – со штрафом… А там за якобы вновь каким-то непонятным образом возникшие суммы задолженности за квартплату и коммунальные платежи отключат свет, воду, газ, тепло…

Ей Богу, куда проще и безопасней старику будет съехать туда, куда ему велят, а то ведь терпение у наезжающих на него людей может и закончиться… Сколько угодно случаев, когда нежелающего задёшево отдавать своё жильё гражданина впоследствии находили где-нибудь в лесистой местности, в полуразложившемся состоянии…

В этой общей схеме может быть огромное количество дополнительных сюжетных ответлений и вариаций. «Клиента» могут обмануть и будут обманывать ровно столько раз, сколько он позволит себя обмануть… Нет такого предела, дойдя до которого, жулики скажут себе: «Хватит! Мы и так отняли у человека почти всё, что он имел!.. Нужно же и ему что-либо оставить…»

Ничего не оставят, если дать им такую возможность. И тот же пенсионер Алексеев в заключении всей комбинации может остаться в чистом поле, без жилья и документов, без копейки в кармане… Но и то – лишь в случае, если аферисты убедятся в его полнейшей для себя безвредности, а иначе запросто — уработают и зароют…

Технически оставить лоха и вовсе без жилья — просто. Под видом одного, продемонстрированного ему, хоть и ветхого, но вполне годного для проживания домика в итоге – подсунуть другой, совсем уж н и к а к о й… Он-то бумаги не больно проверяет, раз показывают ему э т о, значит, э т о и продают… А уж потом выясняется, что по документам домом №12 по улице Македонской числится не эта развалюха, а вон тот сарайчик, который прилился сбоку этой самой развалюхи, мешая ей окончательно завалиться… Да и на сарай тот позднее объявляется новый хозяин: «моё без меня продали вам незаконно!», и поди докажи обратное!.. Вот уж и выброшен испито-трясущийся Алексеев на улицу…

…Тем временем Степан Макарович продаёт его трёхкомнатную квартиру. Задача: жильё паршивенького состояния продать по первосортной цене… Нанимается бригада маляров, и они делают чисто косметический ремонт. На ободранные стены наклеиваются древесно-стружечные плиты и окрашиваются, исщербленный пол преображается дешёвым линолиумом, что-то там махлюется с потолком и оконными проёмами… Потом маклер зовёт покупателей и демонстрирует: «Квартирка – шик, только что после евроремонта!..» Вот очередной лох такое жильё втридорога и покупает!.. А на третий день проживания обколотился о стену, ткнул случайно локтем – стена и завалилась!..

Срочно вызванный маклер только руками разводит: «Надо же!.. Но я тут ни при чём, какую квартиру купил — такую вам и продал, с очень маленькой лично для себя выгодой, а кто такой дерьмовый ремонт делал – понятия не имею, ищите сами…»

Если обманутые граждане продолжают сердиться и суетиться, то на каком-то этапе на поле боя появляются некие работающие на маклера мужики с фигурами тяжелоатлетов, и ласково спрашивают у наиболее возмущающихся: «Это ты тут возбухаешь, козёл?!» Ну или менты начнут цепляться, та же санэпидемстанция, пожарники…

У грамотного, давно и профессионально занимающегося подобными делами маклера всё схвачено, везде — концы, все заинтересованные люди и инстанции — в доле… А вы думали, что на несчастном, спившемся пенсионере Алексееве один только Степан Макарович руки и греет?.. О нет, их там целый взвод… а то и рота!..

Кидалово с квартирами нынче стало массовым и модным. Это при Советской власти ты, будучи никем в этой жизни, спившимся хануриком или исколотым наркоманом, всё равно мог безбоязненно обитать в доставшейся тебе от родителей шикарной квартиры и в ус не дуть, даже и не платя за неё по 5-10 лет… Нынче уж не то, — торжествуют законы рынка, где каждый каждому – конкурент и враг. И стоит тебе только ослабнут и обеззубить, как сразу же находится тьма желающих спихнуть тебя под откос бытия, поживившись остатками твоего былого благополучия…

…Кто в подобной ситуации бежит за помощью в милицию, тот расписывается в собственной тупости и непонимании реалий. Но я, районный опер, никого просвещать на этот счёт не собираюсь. Не скажешь же заявителю: «Раз ты – чмо, то и место твоё — на свалке, а в твоей квартире пусть обитает более достоянные граждане Отечества!..» Нет, начинаю терпеливо пояснять такому, что хотя действия маклера и возмутительны, но с точки зрения Уголовного розыска никаких претензий к нему нет и быть не может, так что…»

«Но я хочу написать заявление!..» — орёт лохнувшийся. Что ж, ради Бога – пиши, кто мешает… Каждый сам себе — доктор!.. Он накатает заяву на маклера, а мы на вполне законных основаниях — сочиняем «отказной материал»: «…данный вопрос подлежит рассмотрению в суде в качестве гражданского иска…» А в нашем суде известно, кто прав — тот, кто лучше знает прорехи в законах, ну и — кто больше даст судейским на лапу… И ежу понятно, что Степан Макарович вместе со своим адвокатом (шустреньким как капелька ртути!) легко докажут, что всё тип-топ, и нечего цепляться к честному труженику – маклеру!..

Главное для мошенников такого уровня — иметь надёжную «крышу» — ментовскую, исполкомовскую, жэковскую… И – не забывать вовремя с нею делиться!.. Свои своих всегда прикроют. Мошенники действуют дружно, сплочённым коллективом. Это только честные (или воображающие себя честными) обыватели – разобщены и неорганизованны… А – почему?.. Да потому, что — дурни!..

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: