Как телефон шпионил за мной, а я за ним

Как телефон шпионил за мной а я за ним

В моём телефоне 160 приложений. Я не знаю, что они делают, но решил это выяснить. У меня было ощущение, что эти приложения шпионят за мной. Конечно, не прослушивают меня, но постоянно следят за тем, где я нахожусь. Что каждый мой шаг кому-то передаётся: когда я хожу в продуктовый, выпиваю или общаюсь с друзьями.

Я знаю, что есть те, кто покупает и продаёт эту информацию. Как они отслеживают нас, и что хотят делать с нашими данными? Чтобы добраться до самого дна, я начал в феврале эксперимент. На свой запасной телефон я установил кучу приложений и потом стал его носить с собой повсюду.

Или почти повсюду. Я оставил его дома, когда проходил тест на COVID-19 в апреле.

Простота злоупотреблений

Ощущение слежки с годами усиливалось, и у меня были на то причины. Этой весной я находился в составе команды NRK (Норвежской вещательной корпорации), документировавшей, как более 8,3 тысяч мобильных телефонов отслеживались, пока они находятся в больницах или женских шелтерах.

За 35 тысяч норвежских крон (3300 евро / 4000 долларов) мы получили доступ к данным о местоположении, показывающим, куда путешествовали в 2019 году десятки тысяч норвежцев.

Одним из них был 31-летний Карл Бьёрн Бернхардсен из Ставангера. Информация позволила нам с лёгкостью идентифицировать его по данным, которые, как заверяет поставщик данных, были анонимизированы.

Когда мы позвонили ему, то смогли рассказать ему, где он находился почти каждый день 2019 года. Зоопарк. Собеседование для устройства на работу. В больнице, где он оставался несколько дней в качестве отца своего первенца.

Тогда Карл сказал нам, что при попадании в дурные руки эту информацию сможет использовать любой.

Предательство

Нам часто твердят, что коммерческое слежение не такое уж и страшное: «Оно используется только для рекламы». Но есть множество других лиц, заинтересованных в цифровом следе наших телефонов.

В недавней публикации Vice Motherboard было обнаружено, что Вооружённые силы США покупают данные о местоположении и что приложение для мусульманских молитв передаёт пользовательские данные о местоположении подрядчикам в сфере обороны.

«Это похоже на предательство», — заявил местный руководитель Совета по американо-исламским отношениям.

В 2018 году владелец закрытого ресторана Kentucky Fried Chicken был арестован в приграничном аризонском городке. Подозревается, что он участвовал в контрабанде наркотиков из Мексики через туннель под границей с США.

ТУННЕЛЬ: 180-метровый туннель, начинающийся в мексиканском доме и заканчивающийся в закрытом ресторане KFC.

По информации Wall Street Journal (WSJ), это преступление было раскрыто частично благодаря тому, что Иммиграционная и таможенная полиция США (U.S. Immigration and Customs Enforcement, ICE) использует коммерчески распространяемые данные о местоположении.

Из статьи в WSJ следует, что коммерческие данные, предположительно, были переданы отделу ICE, занимающемуся депортацией. Погранично-таможенная служба США (U.S. Customs and Border Protection, CBP) также приобрела доступ к «глобальным» данным о местоположении.

Журналистов NRK не просто так просят тщательно подумать перед тем, как брать телефон на встречу с конфиденциальным источником. Власти могут получить доступ к информации об их местоположении даже без разрешения суда.

Если мои данные о местоположении попадут в дурные руки, то это может повлиять и на других людей. Мы постоянно опасаемся того, что можно будет идентифицировать того, кто сообщил информацию конфиденциально.

Я требую доступа к своим данным

Компания, поставлявшая ICE информацию о ресторане фаст-фуда, называется Venntel. Согласно учётным документам компании, она расположена в промышленном кластере в штате Вирджиния.

В той же местности можно найти знакомые нам по сектору обороны названия, например, Lockheed Martin — компанию, создавшую F-35, и бывшего работодателя Эдварда Сноудена Booz Allen Hamilton. Достаточно совершить 20-минутную поездку на восток, и вы окажетесь в Лэнгли, штат Вирджиния, где расположен штаб ЦРУ.

ОБОРОННЫЙ КЛАСТЕР: Venntel зарегистрирована в этом здании в промышленном кластере штата Вирджиния, США.

20 августа я затребовал копию всей информации, которая имелась у Venntel на меня. В результате принятия в 2018 году GDPR на это имеют право все европейцы.

На следующий день юридический отдел Venntel попросил меня указать некоторые адреса, которые я недавно посетил.

«Получив эту информацию, мы сначала проверим, есть ли предоставленный вами Advertiser ID в нашей базе данных», — говорилось в электронном письме.

Advertiser ID — это то, что есть у каждого смартфона. Этот идентификатор — ключ к отслеживанию пользователей телефонов во времени и приложениях. Владельцы телефонов могут ограничивать простоту доступа к этому идентификатору, однако делают это немногие.

Я предоставил Venntel адрес моего офиса в здании NRK и моей квартиры в Осло.

Данные на продажу

Почти спустя месяц я получил от Venntel интересное вложение электронной почты. В нём содержалась информация о том, где я 75406 раз был с 15 февраля. Внезапно у меня появилась возможность отследить каждый свой шаг — на прогулке, в баре, в гостях у моей бабушки в Южной Норвегии.

ТОЧКИ: на фотографии слева показана регистрация моих перемещений в окрестностях моей квартиры. На фотографии справа вы видите карту офиса NRK в районе Marienlyst Осло. Со временем в этих местах накопилось огромное количество зарегистрированных местоположений.

В данных нет ни номеров телефонов, ни имён. Однако практически любой с лёгкостью мог бы выяснить, что это мои перемещения. Простой поиск в Google и в телефонном справочнике показал бы, что есть Мартин Гундерсен, живущий в Соргентфригате в Осло и работающий в NRK Marienlyst.

Venntel также уведомила меня, что передавала мою информацию своим клиентам. Её клиенты используют эту информацию для таких целей, как контроль за соблюдением федерального законодательства и национальная безопасность.

Кем являются эти клиенты, Venntel сообщать отказалась.

Тщательно охраняемый секрет

Как могли данные о моём местоположении оказаться в Venntel, работающей в США? Ни в одном из установленных мной приложений эта компания не упоминалась. Нигде, даже в запутанной политике конфиденциальности, которую вряд ли кто-то читает перед нажатием на «OK».

Venntel смогла сообщить мне, что получила мою информацию от своей родительской компании Gravy Analytics, и что она только в редких случаях знала о приложениях, которые были с этим связаны.

Gravy Analytics — это брокер данных в сфере маркетинга. Компания собирает огромные объёмы данных о потребителях для совершенствования таргетирования рекламы. Также Gravy Analytics заявляет, что ничего не знает о происхождении большинства данных. Однако в ответе на запрос предоставления доступа содержались названия ещё двух новых компаний: Predicio (Франция) и Complementics (США).

Новые запросы доступа показали, что часть данных о местоположении, в конечном итоге оказавшихся в Venntel, взяты у словацкого разработчика приложений Sygic, имеющего в своём портфолио 70 приложений.

На веб-странице разработчика утверждается, что его самое популярное приложение имеет 200 миллионов пользователей.

15 февраля я установил два навигационных приложения Sygic. Оба попросили меня дать согласие с условиями персонализации рекламы.

Если вы один из тех, кто почти не читает то, на что даёт согласие, то вы не одиноки. На самом деле, очень немногие читают условия использования устанавливаемых приложений и сервисов.

Я нажал на «I agree». С тех пор между мной и приложением было заключено соглашение, имеющее обязывающую силу.

Нарушенные законы о конфиденциальности

Похоже, что когда Gravy Analytics получила данные, соглашение с Sygic было нарушено. В своей политике конфиденциальности Gravy Analytics заявляет, что моя личная информация может использоваться в наборе услуг для партнёров и клиентов компании. Согласно собственной политике конфиденциальности, в их цели, среди прочего, входят обнаружение мошенничества, обеспечение правопорядка и национальная безопасность.

Иными словами, Gravy Analytics передала данные о моём местоположении своей дочерней компании, которая обеспечивает конкретно эти услуги.

Что возвращает нас к моему соглашению, заключённому с Sygic 15 февраля.

Я посоветовался с тремя юристами, Малгожатой Агнешкой Синдецка, Ли Байгрейвом и Арве Фёйеном; все они являются специалистами по конфиденциальности. Они считают, что возможность использования моей личной информации для целей, на которые я не давал согласия — это явное нарушение GDPR, поскольку этот закон налагает строгие ограничения и требования касательно того, что можно делать с личной информацией.

СТРОГИЕ ТРЕБОВАНИЯ: «Если выяснится, что партнёры могут использовать личную информацию в целях, отличающихся от тех, на которые вы дали согласие, то вы теряете свою конфиденциальность», — утверждает Синдецка.

Такое разрастание функций неприемлемо. Как утверждает доцент факультета права Бергенского университета Малгожата Агнешка Синдецка, подобная практика подрывает не только принцип целевых ограничений, но и принципы прозрачности и честности, определённые в GDPR.

Забавный прогноз погоды с уловкой

Кроме того, согласно файлам данных Gravy Analytics и Venntel, за мной следило и погодное приложение Fu*** Weather. Судя по описанию, приложение должно излагать прогноз погоды в саркастической, язвительной манере. Кому не захочется сдобрить ежедневный прогноз погоды кучей нецензурщины?

При установке приложения этой осенью я дал согласие на то, что мои данные могут использоваться для аналитики и «монетизации», т.е. финансирования приложения.

Те же три юриста, с которыми я консультировался, считают, что это соглашение не соответствует GDPR, потому что из него не совсем ясно, что подразумевается под «монетизацией». Кроме того, сбор аналитики не соответствует всем бизнес-практикам Venntel.

ПЛОХИЕ ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ: приложение Funny Weather не рекомендует высовывать голову из окна, чтобы узнать погоду, ведь это может испортить вам настроение.

Разработчик Funny Weather Лавиуш Фрас не работает ни в какой крупной компании. Он сообщил, что не знает компанию Venntel, но заявил, что не скрывает бизнес-модели приложения.

«Тот факт, что для зарабатывания денег я сотрудничаю с компаниями, использующими некоторые данные, к которым имеет доступ приложение, не является конфиденциальным», — написал мне в электронном письме Лавиуш Фрас.

Фрас признаёт, что в приложении можно было бы чётче изложить последствия возможности «монетизации». Он намеревается внести для этого изменения в политику конфиденциальности, но продолжает утверждать, что пользователи были проинформированы должным образом.

Невозможность отследить

Остаётся загадкой, как данные из Funny Weather добрались до Venntel, но вероятно, что они прошли через французскую компанию Predicio, указанную в качестве посредника в политике конфиденциальности приложения.

От каких других приложений Venntel может получать данные — это тщательно охраняемый секрет. Даже владельцы мобильных приложений не знают, во что они были вовлечены.

«Нам неизвестна компания Venntel», — так ответила Зузана Касанова из Sygic на мой вопрос о том, как мои данные оказались у компании.

Касанова заявила, что моё согласие было законным образом получено в соответствии с GDPR, и что партнёры её компании по договору обязаны использовать мои данные только в маркетинговых целях.

«Судя по предоставленной вами информации, нельзя понять, что источником полученных Venntel о вас данных было приложение Sygic GPS Navigation. Если выяснится, что это так, то это является нарушением договоров, заключенных нами с партнёрами».

Проведённый NRK технический анализ показывает, что данные от Sygic в результате оказались у Venntel. Например, ID, использованный компанией Complementics для данных из Sygic, присутствует и в данных из Venntel.

Касанова не ответила на вопрос о том, какие последствия это повлечёт для партнёрских отношений Sygic с Predicio или Complementics.

Система, построенная на незаконности

Благодаря введению в 2018 году GDPR защитники конфиденциальности добились важной победы. Общеевропейский закон был предназначен для обеспечения более строгого надзора за компаниями, торгующими данными пользователей. Тем не менее, отдельные части отрасли цифровой рекламы особо не изменились.

«Компании пытаются придерживаться старых практик и маскировать их под что-то иное, но по сути своей они остались теми же», — утверждает Дэвид Мартин из Брюсселя.

Он руководит отделом цифровых прав в BEUC — зонтичной группе организаций европейских потребителей. По словам Мартина, «части системы цифровой рекламы основаны на почти систематическом нарушении GDPR».

Он разделяет мнение большинства защитников конфиденциальности: в теории GDPR превосходен, но на практике он имеет серьёзные недочёты.

Дэвид Мартин, BEUC.

Австрийский активист и исследователь конфиденциальности Волфи Кристл множество лет исследовал, как компании используют наши данные. Недавно он помогал Совету потребителей Норвегии с отчётом «Out of Control», задокументировавшим множество потенциальных нарушений конфиденциальности в экосистеме приложений.

«В большинстве случаев сложно или даже невозможно отследить движение личных данных между приложениями, брокерами данных и их клиентами», — рассказывает он.

По мнению Кристла, органы, занимающиеся в ЕС защитой данных, или не могут, или не желают прекратить нарушения GDPR.

«Мы не увидим никаких изменений без введения огромных штрафов и запретов на обработку данных. Государства-члены ЕС и Комиссия Евросоюза должны действовать»- уверяет он.

Вопрос в том, желает ли кто-нибудь услышать его. А также в том, насколько просто будет привлекать к ответственности за предполагаемые нарушения. Партнёр юридической фирмы Føyen Torkildsen Арве Фёйен считает, что сложно наказывать компании наподобие Venntel, поскольку у них нет офисов в Европе.

«Боюсь, это создаёт иллюзорное впечатление о применении правил, но на практике просто невозможно предпринять какие-либо юридические действия», — объясняет Фёйен.

Цифровой фотоальбом

Прошло несколько месяцев с того момента, как я приносил свой запасной телефон в спортивный отель Ullevålseter — популярное место в лесу Нордмарка, где можно выпить кофе и поесть вафель.

На своём экране я вижу, как точки петляют по лесным тропинкам. Множественные скопления там, где я отдыхал; там, где я шёл быстро, они разбросаны реже.

ПЕРЕКУС: Я пришёл с правой тропинки. Затем я приостановился во дворе, немного запутавшись, а потом нашёл деревянную скамейку справа. В целом на этой фотографии запечатлено 36 минут воскресенья, 9 августа.

Это был жаркое воскресенье конца лета. Роились слепни, особенно много их было над болотистыми местами.

Обычно мы забываем большинство мест, в которых были, и то, чем там занимались. Однако достаточно пары намёков, чтобы воспоминания вернулись. Восстановление моих шагов в то летнее воскресенье напоминало перелистывание старого альбома, каждая страница которого хранит собственную историю.

Но забавно то, что эти данные, мои перемещения, хранятся у кого-то другого.

Очень неприятно следить за собственными шагами, пусть даже они не связаны ни с какими любовными интрижками, тайными встречами или деликатными проблемами со здоровьем.

У большинства из нас есть такие моменты в жизни, которыми бы мы не хотели делиться. Даже со своими близкими, начальниками или государством.

Мне удалось восстановить поток данных из мобильных приложений к Venntel, но всё равно осталось множество неотвеченных вопросов. Какие клиенты Venntel получили информацию обо мне? Были ли это компании в секторе обороны, разведка или ФБР?

Ответы, которые сложно получить

Gravy Analytics не ответила на наши многократные запросы. Её дочерняя компания Venntel отказалась от интервью по телефону или электронной почте.

В кратком заявлении Venntel утверждает, что перемещения моего телефона не передавались ICE или CBP. Также она написала, что никак не связана с поставщиками приложений Sygic или Лавиушем Фрасом. (NRK никогда не заявляла, что у них есть прямая связь, но задокументировала, что компания получает информацию из этих приложений через сторонних лиц.)

«Мы не будем оставлять дальнейших комментариев о наших бизнес-связях или интерпретации законодательства», — написала Venntel.

В переданном NRK заявлении Погранично-таможенная служба США (CBP) сообщила, что у неё есть ограниченный доступ к коммерчески доступным данным, и что они используются согласно соответствующим правилам и нормам. (Полный текст заявления можно найти в конце статьи).

Офицер CBP по связи с прессой Джейсон Гивенс не ответил на последующие вопросы о том, какие ограничения накладываются на CBP при получении данных о европейских гражданах или телефонах, расположенных вне границ США.

ФБР и ICE также имеют договоры с Venntel, однако они не ответили на вопросы о предоставляемых компанией возможностях слежения за европейцами внутри и за пределами Европы.

Когда Predicio ответила на запрос доступа 11 августа, компания не упомянула передачу данных Venntel в феврале-июле. (Приложение Funny Weather было установлено 10 августа.) Predicio не ответила на мои многократные просьбы об интервью.

Сооснователь Complementics Уолтер Харрисон заявил, что мои данные использовались только для маркетинговой аналитики. Харрисон не пожелал участвовать в интервью и не ответил на вопросы о связи компании с Gravy Analytics. Когда Vice Motherboard спросил Харрисона о Gravy Analytics, он сказал, что партнёр компании «по договору не может прямо или косвенно делиться любыми данными, полученными от Complementics, с любыми органами США, занимающимися разведкой, иммиграционными вопросами или правоохранительной деятельностью».

Методика: эта статья основана на серии запросов физическими лицами доступа, переданных компаниям, работающим в отрасли данных о местоположении. Запросы составлялись на основе шаблона, предоставленного Майклом Вилом. Прикладываются части ответов Venntel (объяснениеметаданныеописание полей данныхданные), Gravy Analytics (объяснениеописание полей данныхметаданныеданные), Sygic (объяснениеданные), Predicio (объяснениеданные), og Complementics (объяснениеописание полей данныхданные). Передана только небольшая часть необработанных данных о местоположении.

Заявления правительственных органов США

ФБР

«Миссия ФБР — защита американских граждан и соблюдение Конституции. Эта миссия двойственна и одновременна, а не противоречива. Это означает, что одна часть не может, и не должна идти во вред другой. Все действия ФБР выполняются в соответствии со всеми требованиями законодательства, в том числе Конституции, Закона „О неприкосновенности частной жизни“ 1974 года, нашего Руководства по проведению расследований внутри страны, Руководства для федеральных прокуроров США, а также стандартов, в соответствии с которыми ФБР должно защищать народ США. Кроме того, все действия ФБР подлежат строгим механизмам соблюдения и надзору со стороны трёх ветвей власти».

ICE

«Иммиграционная и таможенная полиция США (U.S. Immigration and Customs Enforcement, ICE) действует согласно всем соответствующим актам, руководствам и политикам о конфиденциальности. Относящуюся к Venntel договорную документацию можно изучить здесь: FPDS. В отношении соблюдения GDPR ICE полагается на Venntel».

CBP

«Погранично-таможенная служба США (U.S. Customs and Border Protection, CBP) может получать доступ к коммерчески доступной информации, относящейся к её миссии по охране границы. При согласии органов власти, обеспечивающих охрану границ и защиту правопорядка, CBP приобрела ограниченный доступ к коммерческим данным телеметрии посредством приобретения ограниченного количества лицензий к предоставляемому поставщиком интерфейсу.

Хотя службе CBP был предоставлен доступ к информации о местоположении, важно заметить, что такая информация не включает в себя данные о вышках сотовой связи, не использована полностью и не содержит идентификации отдельного пользователя. Офицеры, агенты и аналитики CBP имеют доступ к интерфейсу поставщика для каждого конкретного случая и способны просматривать только ограниченную выборку анонимизированных данных в соответствии с проводящимися операциями по защите границы и обеспечению правопорядка. Все операции CBP, в которых могут быть задействованы коммерчески доступные данные телеметрии, проводятся в целях содействия работе CBP по обеспечению соблюдения законодательства США и согласно соответствующим требованиям закона, политик и конфиденциальности».

Автор: Mikhail vdsina_m; Хабр

Читайте также: